Выберите кодировку: win koi dos mac lat
Харьковский международный фестиваль фантистики  З В Е З Д Н Ы Й   М О С Т
Оргкомитет Списки Фотоархив Статьи
Премии Заявка Доклады Форум
Оргкомитет Оргкомитет Оргкомитет РУССКАЯ ФАНТАСТИКА


Статьи

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ О ПОЕЗДКЕ НА ФЕСТИВАЛЬ ФАНТАСТИКИ "ЗВЕЗДНЫЙ МОСТ-2001"


"Не любо - не слушай, а врать не мешай"
(с) народ

12.09

Москва встретила хмурой погодой и почти военным положением. Упавшие накануне в Нью-Йорке самолеты вызвали такой переполох, что военные части в столице России были подняты в ружье, и Рангор , что должен был встретить меня на вокзале, не пришел.

Впав в печаль по этому поводу, я полдня слонялся по Москве, посещая редакции, литагентства и прочие приятные и полезные места. Во время одной из поездок в метро в соседнем вагоне обнаружили бомбу, в связи с чем пассажиров выгрузили на ближайшей же станции. Но бомба оказалась ненастоящей, и состав вскоре вновь был заполнен.

Во второй половине дня, когда установилась жуткая жара, мне все же удалось посетить логово Рангора, а затем я двинулся в жилище к ХорорМейкеру , у которого надеялся забрать книгу для Ворчуна . Однако книга, как выяснилось, попала в руки жадных до чтения ментов, и отобрать ее не было никакой возможности. На такой случай Ворчуном мне были даны четкие и однозначные инструкции. Следуя им, я привязал ХорорМейкера к стулу и принялся пытать, на что со стоическим спокойствием взирала Таша . Но пытки ожидаемого эффекта не принесли, и на вокзал пришлось отправляться несолоно хлебавши.

На перроне мной был обнаружен прислоненный кем-то к столбу Джек-из-Тени с громадным рюкзаком, а рядом с ним - Грингрин и Лиска . В приятной беседе мы с ними коротали время до поезда, а мимо носились писатели. Скорым шагом прошел вдоль поезда Сергей Лукьяненко, за которым следовало человек пять свиты. Из достоверных источников удалось узнать, что для наиболее опасных фантастов специально прицеплен к поезду дополнительный вагон.

Когда поезд тронулся, свое присутствие обнаружил Василий Купцов. Он довольно быстро разыскал меня и заставил взять на хранение тяжеленную сумку с газетой "Фантаст". У самого Василия таких сумок было штук пять, и он боялся, что украинские таможенники не пропустят такой объем русскоязычного свободного слова.

13.09

Опасения Василия оказались напрасными. Газета "Фантаст" прошла таможенный досмотр без проволочек. Некоторым людям, ехавшим на фестиваль, пришлось хуже (например, Грингрину, у которого в паспорте оказалась старая фотография).

На перроне прибывших встречали представители Харьковской популяции фантастов: один в черном френче и двое бородачей - рыжий и темноволосый. Собрав приехавших в единую кучу, они повели всех на привокзальную площадь, где было предложено загружаться в автобусы. Меньшая часть людей (среди которых оказался и я) загрузилась в японский микроавтобус. На чем везли остальных, не могу сказать, но прибыли они в гостиницу позже нас.

Город произвел приятное впечатление. Удивила река, точнее то, что на ее месте обнаружилось. В вымощенном камнями ложе, приготовленном для весьма солидного потока, находился хиленький ручей, несколько метров шириной.

В вестибюле гостиницы "Турист", куда нас привезли, всем было поручено заполнить анкеты участника. Но анкет на русском языке не хватило, и многим, в том числе и мне, пришлось заполнять анкету на украинском. Особых трудностей это не вызвало, но повеселило изрядно.

Вручив анкету организаторам и заплатив взнос, я был заселен в один из трехместных номеров. Однако, прибыв туда, обнаружил, что там уже живет трое человек, и никто из них не горит желанием переехать. Меня переселили в другой номер, но тот тоже оказался заполнен. Пока длилась вся эта катавасия, оказалось, что заполнены все номера, и селить меня, в общем-то, уже некуда. Всплыл вариант - заселить меня в двухместный номер с неведомой мне девушкой. Сама девушка была не против, но от бисексуального места жительства меня спас Николай Науменко (главный редактор издательства "АСТ"). Он решил переселиться в одноместный номер и освободил место в трехместном.

В результате я оказался в одной комнате с Владимиром Пузием (Ареневым), киевским автором, и Алексеем Корепановым (редактором кировоградского журнала "Порог"). В одном блоке с нами, в двухместном номере, оказались размещены Джин и Дракоша .

До обеда оставалось только знакомиться с гостиницей и ее окрестностями. В вестибюле шестого этажа почти сразу обнаружилась небольшая группа фантастов во главе с Николаем Чадовичем, Юрием Семецким и Александром Громовым. Они распивали какую-то красного цвета жидкость из винной бутылки и мило беседовали. Но когда разговор зашел о динозаврах, к беседующим подсел Дракоша. Завидев это, мы с Василием Купцовым поспешили покинуть гостиницу.

В ближайших окрестностях удалось обнаружить рынок, на котором было приобретено пиво "Рогань" и, на заедку, разнообразная выпечка. Пиво оказалось качественное, расстегаи с грибами и плюшки с чесноком - тоже.

По возвращении в гостиницу мы с Купцовым, все в том же вестибюле шестого этажа, познакомились со Шнырой , которая оказалась весьма милой и общительной особой. Здесь же произошел знаменательный разговор. Некто (насколько помню, Леонид Каган), увидев в вестибюле этажа продавленный диван, пророчески заявил: "И вечером здесь будет спать Ларионов!". И точно, вечером на этом диване спал Ларионов.

Засим мы отправились на обед. Кормили нас в ресторане при гостинице, и сказать ничего плохого, равно как и ничего хорошего, о качестве кормежки нельзя. Никто не отравился - это факт, все остальное - эмоции. Хорошо было то, что рассадка была свободная, и на каждом приеме пищи можно было знакомиться с новыми людьми.

После обеда писатели, фэны, критики и все прочие фестивальщики собрались на крыльце гостиницы в ожидании автобусов, что отвезут всех на открытие фестиваля. Однако вместо автобусов появился один из организаторов, который трагическим голосом объявил, что ехать придется на метро.

Тихо матерясь, фантасты отправились к ближайшей станции метрополитена. Там накупили жетончиков и бодро погрузились в вагон. Изнутри он оказался оклеен разнообразными рекламными плакатами (на двух языках), один из которых вызвал дикий хохот у людей, знакомых с творчеством Сергея Лукьяненко и Владимира Васильева. Плакат, рекламирующий какое-то средство от печени и украшенный изображением богатыря на лошади, носил гордое название "Печеночный дозор". Наиболее ретивые личности (типа Джека-из-Тени) тут же поклялись отодрать экземпляр от стены и вручить Сергею Лукьяненко.

Ехать пришлось недолго, и вскоре околофантастическая общественность уже обживалась в здании Харьковского Национального Университета. Строение оказалось очень красивым, а симпатичных студенток внутри - великое множество, так что ХНУ мне очень понравился.

Открытие началось с того, что на сцену вышел двухголовый сэр Г. Л. Олди и начал выкликать в президиум почетных гостей. Бесплодными оказались попытки докричаться до Сергея Лукьяненко. Как поговаривали злые языки, он обиделся на облом с транспортом.

Последовали официальные речи, на диво недолгие, и фестиваль объявили открытым. Затем на сцену выпустили тех из писателей-фантастов, которые имеют какое-то отношение к музыке. Бессонов сразу сел за барабаны и петь не пытался. Буркин же и Васильев по очереди услаждали слух собравшихся пением. Стоит отметить, что народ постепенно расходился. Когда же продолжать концерт осталась группа "Пасхальное шествие", зал вообще опустел. Ушел и я.

К этому моменту я так и не смог обменять привезенные доллары на гривны и у входа в ХНУ встретил товарища по несчастью - Бориса Долинго. Небольшой компанией мы отправились искать обменный пункт, и в результате путешествия обошли всю обалденно красивую площадь, что расположена перед зданием ХНУ. Сам же пункт обмена нашли в магазине "Ткани", где благополучно и получили доступ к местной наличности.

Сразу же возникло желание эту наличность на что-то употребить, и мы засели в небольшом кафе, где взяли водки (для Василия Купцова - мороженого). Водка, хоть по качеству и не очень, прошла на ура, и в ХНУ мы вернулись бодрые и веселые.

Там выяснилось, что все мероприятия в здании университета закончились, и далее надо выбирать, куда следовать. В еврейский культурный центр мы идти не захотели, и двинулись в магазин "Books", где были обещаны встречи читателей с писателями. Благодаря помощи людей, знающих город, магазин был вскоре обнаружен. Поразило в нем в первую очередь устройство при входе, напоминающее металлоискатель в аэропорту. На нас он не среагировал, и мы благополучно проникли внутрь.

На втором этаже, в одном из углов, было обнаружено скопление знакомых лиц. Главным объектом внимания журналистов с камерами стал Роман Злотников. Оттеснив могучей фигурой прочих фантастов на второй план, он вещал нечто мудрое. По сторонам от него скромно ютились прочие писатели: Аренев, Бессонов, Панченко, Долгова, Скирюк, Локхард.

Умные речи быстро наскучили, и я, в компании столь же подвыпивших сотоварищей, принялся бродить по магазину и лапать книжки. Цены оказались примерно такие же, как и в Нижнем, может быть, чуть выше. Пока я ходил и таращился на сокровища книжной мудрости, какая-то шустрая дивчина, увидев на моем бэйдже надпись "писатель", решила взять у меня автограф. Я слегка похихикал про себя, но требуемую закорючку все-таки поставил.

До гостиницы мы ехали на метро, решив не доверять слухам об автобусе, который как будто бы будет.

В самом "Туристе" обнаружилось, что в него не вернулся Дракоша, причем не вернулся вместе с ключом от комнаты, так что Джину пришлось куковать в коридоре. Зато перед самой трапезой появилась Натали . Смотрела она на меня как-то странно. Как выяснилось потом, она посчитала, что я сильно пьян (в чем изрядно заблуждалась, я был лишь слегка выпимши).

После ужина мы собрались тесной компанией (Я, Джек-из-Тени, Василий Купцов, Грингрин, Лиска, Джин, Натали, Кубера с женой) в номере у Джека и Василия и принялись есть арбуз, запивая его Джековым коньяком. Резать овощ поручили сначала Джину, но после того, как он решил порубить его колечками, сие ответственное дело поручили мне. В результате орудования ножом пол в комнате вскоре оказался залит арбузным соком. Странно, что жильцы этажом ниже не прибежали жаловаться на пролив.

Приятное времяпрепровождение слегка омрачалось тем, что наш с Володей Ареневым сожитель, Алексей Корепанов, пропал в неизвестном направлении вместе с ключом. Последний раз Алексея видели на четвертом этаже в компании с Байкаловым, и такое развитие событий не внушало оптимизма.

После коньяка захотелось пива, и мы с Джеком решили по этому поводу прогуляться за пределы гостиницы. И на том месте, где днем торговали пирожками и фруктами, обнаружили лоток с пивом, которого днем не было.

Когда же затарились и вернулись, то обнаружили всю братию в вестибюле шестого этажа. Ларионов мирно спал на диване, народ беседовал, а Натали делала массаж головы Дмитрию Скирюку, и тому это явно нравилось. Мимо общественности сновал Воха Васильев, перенося в свой номер все большее и большее количество бутылок с вином.

Во время распития пива вернулся Дракоша, который, оказывается, стал чуть ли не главной достопримечательностью телемоста, посвященного фантастике. Появился и Алексей Корепанов, у которого тотчас был отобран и вручен непьющему Ареневу ключ.

14.09

Утро началось неоригинально - с завтрака. Затем меня отловили в коридоре и предложили выпить водки. После непродолжительной моральной борьбы, в которой совесть потерпела сокрушительное поражение, я согласился. К тому моменту, когда надо было выезжать на мероприятия, я был уже в хорошей форме.

Когда мы с собутыльниками (Борис Долинго и Игорь, фэн из Москвы) выбрались из гостиницы, то обнаружили, что автобус, предназначенный для перевозки фантастов, уже забит под завязку. Махнув на него рукой, мы двинулись в сторону метро (и не прогадали, по рассказам очевидцев, ехавший в автобусе Дракоша всю дорогу мучил спутников бородатыми анекдотами).

Надо сказать, что в это утро у гостиницы обнаружился щуплый лохматый юноша в очках, оказавшийся Штормбрингером

К началу мероприятий мы, естественно, опоздали и на доклад о вампирах, читавшийся на секции "Третьей Силы", пришли не с начала. Докладчик (как сказали позже - Константин Асмолов) настолько напоминал повадками и внешностью настоящего вампира, что я только диву давался, глядя на отважного Андрея Валентинова, рискнувшего сидеть к выступающему спиной.

Доклад был интересен. Следующие - несколько слабее. Пожилой докладчик ученого вида (как узнал недавно - Дмитрий Дудко), должен был рассказывать о вкладе казаков в реальную и альтернативную историю. Однако из всей речи выступавшего понятны были только предлоги, остальных слов я, как не силился, разобрать не смог. Подобные же трудности, судя по ошеломленным лицам, испытывала и большая часть моих соседей по аудитории.

Вслед за Дудко на кафедру взгромоздился Володя Аренев и в быстром темпе развлек народ рассказом о том, как автору стоит вести себя с редактором.

Последним слово взял Андрей Валентинов. Его доклад был длинен и интересен. Харьковский писатель разоблачал авторов, пишущих альтернативную историю, которые пытаются протолкнуть идеи о том, что фашизм - это хорошо, и что, победи Гитлер, - все было бы вообще великолепно. Досталось тут и Лазарчуку, который через неделю получит премию "Странник" как раз за роман из этой оперы.

Когда доклады закончились, до обеда оставалось еще достаточно времени, и его пришлось коротать, распивая пиво и водку в уличной кафешке. Огненной водой угощал Федор Березин, а пили фестивальщики большой компанией, оккупировав почти все столики.

Обедать на этот раз повели в кафе, расположенное посреди сада Шевченко. Там пришлось выстоять очередь с подносом, набирая на него снедь. Подобную систему я в России видел только в столовых.

Получив паек, мы проследовали в зал, оформленный весьма оригинально. На стенах висели разнообразные музыкальные инструменты, на потолке - галстуки и автомобиль, перевернутый вверх ногами, из одной стены торчал передок трамвая.

В остальном заведение оставило мрачные воспоминания. Пить водку мы начали (точнее, продолжили, если считать с утра), еще стоя в очереди. За столом, под закуску, мы надеялись усугубить этот процесс, но не тут-то было. Едва выпили по первой, как появился рослый молодец и сказал суровым голосом, что "Распивать низзя!". Сидевшие со мной за столиком писатели (Боря Долинго, Дима Шубин и Федор Березин) резво вскочили и горячо заверили представителя охраны в том, что подобное не повторится. Пришлось водку добавлять в компот (как в детском саду, честное слово!).

Удивила также отдельная плата за посещение кафешного туалета. Подобного в России-матушке я не встречал нигде.

После принятия пищи я поспешил на семинар молодых авторов (так как сам еще не совсем старый). Там благоразумно засел в уголок и молчал, поскольку вряд ли смог бы произнести нечто умное и полезное (сами понимаете, почему).

Вели семинар Олди. Они, в основном, отвечали на вопросы. Затем выступать вызвали Василия Мельника (редактора издательства "Центрполиграф"), который тоже ответил на некоторое количество вопросов. Моих соседей по парте возмутило то, что Василий, выйдя к доске, не вынул изо рта жевательную резинку. Они сурово выражали свое недовольство, и я опасался, что разгоряченные соответствующими напитками, они начнут учить Василия вежливости на практике.

Несколько слов об АПИ сказал Василий Купцов. Меня он, слава всем богам, выступить не попросил. А то бы я такого наговорил.

Семинар закончился, и оставшееся до вечерних мероприятий время нужно было как-то убить. Небольшой компанией (я, Василий Купцов, Борис Долинго, Игорь, Роман Злотников со здоровенным букетом гладиолусов, и Кубера с женой) мы двинулись в одно из кафе, где народ принялся остервенело пить шампанское. Я же, решив не рисковать, благоразумно обошелся мороженым.

Когда мы вернулись к зданию ХНУ, там уже развернулся конкурс фэн-до. Любой из гостей фестиваля мог выйти на "боевое пространство" и с помощью набора юношей и девушек разных габаритов (половина была в белых кимоно, половина - в черных) изобразить боевую сцену. Народ глумился как мог, кто показывал "Колобка", кто "Буревестника". Грустным выглядел Джек-из-Тени. Он хотел было поставить настоящую боевую сцену с выбиванием зубов и ломанием конечностей, но ведущий (Олег Ладыженский) не позволил.

В том же вестибюле проводился конкурс рисунков. Большинство из них мне не понравились, и голосовал я наобум. Кроме того, раздражало отсутствие поясняющих надписей, говорящих о том, какому произведению посвящен тот или иной рисунок.

Народ тусовался и общался. Тут обнаружили свое присутствие почетные гости, приехавшие позже: Андрей Белянин с двумя девицами очень оригинального вида (как сказали умные люди - ролевушницами) и Владимир Савченко - живой классик фантастики.

Здесь же предложено было опускать бюллетени по всем основным номинациям фестиваля. Пихали их скопом в один большой ящик, причем за рисунки, при желании, можно было проголосовать хоть десять раз (листочки для голосования лежали свободно - подходи и бери).

Когда мероприятия закончились, выяснилось, что до ужина времени еще предостаточно. Потратили свободные полтора часа мы весьма неоригинально - пили пиво (в компании Джина и Джека-из-Тени). К автобусу, который на этот раз, к всеобщему изумлению, действительно приехал, подошли весьма бодрые и довольные собой. Тут на Джека, в котором плескалось литров пять пива, напал педагогический зуд, и он начал учить правилам хорошего поведения Штормбрингера. Воспитательные методы бывшего десантника мне увидеть не удалось, так как процесс проходил за углом, но до самого конца конвента Штормбрингер ходил тихий и незаметный.

После ужина была организована игра "Что? Где? Когда?" на тему фантастики. Проводили ее в вестибюле шестого этажа (что нехорошо), но прошла игра весело (что очень хорошо). Я попал в команду "Рептилии" (вместе с Дракошей), и мы героически боролись до последнего. Портил все Дракоша, который воистину с кавказским темпераментом выкрикивал наши правильные ответы так, что их могли слышать все этажа на два ниже и выше.

Победила же команда Киева, в которой главную роль сыграл бородатый эрудит Джеррет . Помогали ему Яна Дубинянская и Владимир Аренев.

Победителям раздали красивые грамоты и выдали бутылку коньяку. Закончилась игра весьма неоригинально, зато приятно - групповым пьянством.

В этот вечер, а совсем не в предыдущий, как я написал в официальном отчете (за поправку спасибо Лиске), по гостинице бегал Дмитрий Скирюк и сообщал всем о глобальном заговоре за кулисами фестиваля. Когда мы с Володей Ареневым попытались его успокоить, он послал нас на х..., и убег в безвестность:

Когда народ разошелся по номерам, мы с Джеком-из-Тени и Джином затарились пивом и уселись в опустевшем вестибюле шестого этажа играть в тысячу. Пока играли, вокруг нас начал скапливаться народ, и к концу схватки у каждого была персональная группа болельщиков.

Выиграл, если я правильно помню, Джин.

15.09

В этот раз, имея ввиду предстоящий пейнтбол, я с утра не пил. В трезвом состоянии загрузился в автобус и был доставлен на пейнтбольный полигон свежим и бодрым.

Народ вспоминал прошлогодние схватки (как, например, Ватолин пристрелил Александра Громова из своей же команды), а Дмитрий Ватолин бойко распродавал футболки с логотипом "Русской фантастики". Расходились они "на ура".

У самого полигона народ быстро разделился на две половины, на тех, кто будет воевать за "научную фантастику", и на паладинов "фэнтези". Внутри каждого "клана" наиболее опытные товарищи раздавали инструкции и советы, новички слушали, открыв рот.

В первой схватке выжил всего один человек - представитель Нф Дмитрий Ватолин (кто не знает - главный редактор сервера "Русская фантастика"). Зато Александр Бачило, игравший за НФ, вышел из игры с огромным синяком на лбу. "Угостил" его таким образом Дмитрий Громов.

В следующей сходке на бой вышел прославившийся на прошлогоднем пейнтболе Николай Чадович. Но команда противника использовала против него бойца-камикадзе. Тот пошел прямо на Чадовича, пристрелил его, но и сам тут же погиб.

Отряды сходились раз за разом, и наконец на поле боя за "фэнтези" вышел отряд, целиком составленный из своих: Кубера, Джек-из-Тени, Грингрин, Лиска и Джин.

В начале схватки Джек, не теряя ни секунды, помчался через весь полигон, да так шустро, что оказался в тылу противника и подстрелил пару человек прежде, чем его заметили. В панике команда НФ-щиков засуетилась и была быстро уничтожена. Из команды "фэнтези" не пострадал никто.

Пришло и мое время выходить на бой. В партнеры мне достались Василий Купцов, Джеррет и еще двое людей, не столь известных в сетевых кругах. Из противной команды отмечу Дракошу (человек, пишущий про драконов, играет за НФ - я долго смеялся) и его верного клеврета Штормбрингера.

По свистку судьи я побежал по левому флангу, но вскоре наткнулся на одного из противников. Некоторое время мы с ним обменивались выстрелами, пока он неосторожно не сместился в центр. Я тотчас продвинулся вперед и из занятой позиции увидел бок сидевшего в засаде Дракоши. Не воспользоваться таким случаем я не мог и всадил пулю в тулово противника (у него остался здоровый синяк).

Завидев, что попал, я начал прыгать и издавать радостные вопли. Единственный оставшийся в живых соперник (тот самый, с которым я перестреливался), не воспользовался моей радостью, а зачем-то выскочил на открытое место, где я его и положил.

Победный вопль вызвал нездоровый смех среди зрителей.

Схватки продолжались, а тем временем привезли обед. Назвать это сухим пайком я бы не решился: все же выдавали горячую пищу в пластиковых тарелках. На двоих выделяли полуторалитровую бутылку пива, и разгоряченный сражениями народ жадно пил коварную жидкость.

Пришло время полуфиналов, и на сцену вновь вышла команда чатлан. Джек вновь ломанулся прямиком через полигон, легко перепрыгивая сложенные из шин брустверы в полтора метра высотой. Но патроны, к сожалению, высыпались из его маркера, и в убойную позицию он попал фактически безоружным. Это и предрешило поражение.

Наш полуфинал сложился тоже не слишком удачно. Едва я успел занять позицию на фланге, как примчавшийся метров с двадцати шарик тюкнул меня в плечо. Из-за маски на лице я не смог увидеть, есть пятно или нет, и честно вышел из боя. Но оказалось, что шарик не разорвался, и покинул поле боя я напрасно. Но наших все равно всех перестреляли, и все на этом для "фэнтези" закончилось.

Могу в оправдание сказать, что если бы вместо пейнтбола проводились схватки на мечах, или вместо маркеров (пейнтбольных ружей) были бы луки, мы бы им показали!

Чемпионат закончился и нестройною толпою фестивальщики двинулись в ХНУ. Пошли пешком, благо оказалось недалеко.

На площади перед университетом шли народные гулянья (по поводу Дня пива), и харьковчане тусовались и веселились. Могу лишь сказать, что проходило подобное действо гораздо цивилизованнее, чем это обычно бывает у нас в Нижнем, без пьяных в дупель и мордобоев.

Церемонию закрытия проводили в том же большом актовом зле ХНУ. Только на этот раз вместо студентов и студенток в зале сидело большое количество военных (вроде как курсантов).

Раздача призов прошла в дружеской, непринужденной обстановке. Повеселили публику Роман Злотников и Андрей Белянин, вручив от своего имени приз "Кинжал-Без-Имени". Забавно было также наблюдать ритуал посвящения в козаки, вел который пан Мацапура Коложанский (в "Рубеже" персонаж с таким именем - садист и черный маг - ну и шуточки у Олдей!).

Не могу не отметить эпиграмму, победившую на конкурсе "Эпиграмма-Ф". Автор ее - Володя Аренев, и звучит сей перл следующим образом:

    Зима, мороз, зубов печальный стук.
    По пляжу бородач бредет раздетый.
    Нет, то не бомж. То Лазарчук.
    В который раз опаздывает к лету.

Завершилось закрытие весьма оригинально: один из спонсоров фестиваля устроил раздачу вермишели быстрого приготовления. Среди служителей литературы нашлось немало халявщиков, что шустро ломанулись к выставленным коробкам и выбрали все подчистую.

Затем состоялась конференция гостей фестиваля, на которую я не пошел, а отправился пить пиво.

В гостиницу нас опять отвезли на автобусе, и здесь я решился на беспримерный по смелости шаг - помылся холодной водой, ибо горячей совсем не было.

Чистый, хоть и слегка продрогший, двинулся я на банкет. Место мое оказалось меж Василием Купцовым и Джеком-из-Тени (сие соседство оказалось весьма опасным, как станет ясно в дальнейшем). Напротив восседал Джеррет в компании соратников по мастерской "Третья Сила".

Пересказывать меню нет смысла, скажу лишь, что еды всякой было много и качество ее - хорошим. Поразило только то, что для того, чтобы превратить расставленную на столе водку в перцовку, надо было добраться до Олдей и поклянчить у них концентрата. Заранее смешать, видимо, не получилось.

За питьем и едой время тянулось незаметно, и докатилось все до того, что в зал вкатили на тележке торт. Огромный, метр на полтора (правда, помню смутновато его размеры, могу и ошибиться). Я, полный самых добрых побуждений, пошел к торту и набрал на тарелку кусков пять - для всех соседей.

Когда же я принес торт, от пьяного забытья очнулся лежавший под столом Джек-из-Тени и начал действовать. Действия его привели к тому, что мое лицо вошло в соприкосновение с поверхностью торта, короче говоря, стараниями Джека я въехал в сладкое блюдо мордой.

Когда протер заляпанные кремом глаза, Джека рядом уже не было. Скрылся, негодяй!

Пришлось мне еще раз идти за тортом - попробовать же хотелось!

Закончился банкет для меня тем, что один хороший парень, Стас из Донецка, воспылал желанием поиграть в бильярд и вообще продолжить культурную программу. Гостиница в этом плане оказалась бедна.

Покинув ее пределы, мы со Стасом отловили аборигена и выяснили. что ближайший бильярд находится в Дворце спорта и идти к нему надо "Туда!" (последовал взмах рукой куда-то во тьму).

Получив столь ценную информацию, мы бодро потопали в неизвестность и вскоре натолкнулись на огромное здание со множеством запертых дверей, слабо освещенное изнутри. Пару раз обойдя его кругом, мы нашли требуемое - некий бар с бильярдом.

Нам там жутко обрадовались (больше клиентов не было). Взяв кии, мы натерли их мелом и принялись методично катать шары. Человек, который нас впустил, вскоре исчез, за барной стойкой (в баре из всех напитков наблюдалось только пиво) тоже никого не было, и мы остались в одиночестве.

Когда мы сыграли партию и возжелали заплатить, подобное отсутствие человеческих существ начало смущать. Только после наших настойчивых воплей, когда мы уже собирались просто оставить деньги на столе и уйти, наконец появился хозяин. Удивился, что мы так быстро уходим, а на невинный вопрос о "веселых девочках" смутился и начал бормотать нечто невнятное. Неужто этот вид развлечений не развит в городе Харькове?

Засим мы двинулись обратно в гостиницу. Шли в темноте, слегка зигзагом, и только проехавшая в паре метров машина открыла нам, что мы шагаем как раз посередине довольно широкого шоссе. Но при отсутствии движения, которое там наблюдалось, мы ничем не рисковали.

В самой гостинице меня зачем-то понесло в банкетный зал. Там уже убирались, но за одним из столов сидели Федор Березин и фэн со звучным именем Grey_Berd. Перед ними стояла полная бутылка водки, перед Федором - тарелка пирожков с повидлом, а перед ГрейБердом - большая тарелка квашеной капусты.

Мы с ними выпили и завели длинный философский разговор о пирожках, о том, как много дала им Украинская самостийность, как они были зажаты при Советской империи и как хорошо живется им сейчас. Разговор сопровождался демонстрациями из половой жизни пирожков, которые ловко изобретал и показывал в тарелке Федор Березин. Ржали мы так, что работники гостиницы, проходившие мимо, в испуге на нас косились.

Но вскоре пришлось уходить. Продолжая хохотать, мы двинулись наверх, почти на каждом этаже останавливаясь и общаясь с сидящими в вестибюлях людьми. Особо большая компания наблюдалась, по традиции, на шестом этаже. Кто-то из наиболее ретивых фантастов успел прожечь сигаретой спинку кресла.

16.09

Предусмотрительные организаторы сделали завтрак на час позже. Но выспаться все равно не вышло, и когда я выбрался в коридор, то был встречен фразой Леонида Кагана: "Что-то ты плохо выглядишь!". Пробурчав: "От такого же слышу!", я двинулся "в люди".

В вестибюле шестого этажа обнаружилось, что прожженная дырка за ночь сползла со спинки кресла и находится теперь на сидении. На столе стояла бутылка водки, на которую все смотрели с крайним омерзением. Пить никто не хотел (до чего людей довели!).

После завтрака все скинули вещи в штабной номер, а сами двинулись осматривать город. Мы с Василием поехали на знаменитую книжную балку. Размерами она оказалась гораздо больше нашего книжного рынка, подбором литературы - лучше, а цены - вполне сопоставимыми.

Блуждая среди книг, мы время от времени обнаруживали знакомые лица. Василий Владимирский, например, с горечью во взоре продемонстрировал нам фантастическую книгу, предисловие к которой написал некто А. Владимирский. Мой бодрый возглас "Ты нашел братика!" Василием не был понят, и он продолжал пребывать в мрачности.

У самого выхода с балки мы наткнулись на большую компанию, возглавляемую Олдями. Но наша попытка "сесть им на хвост" не увенчалась успехом. Воспользовавшись нашей заминкой в пять минут, они ловко ускользнули.

Затем некоторое время я пытался обменять доллары на гривны, чтобы без проблем затариться сувенирами. К моему удивлению, это оказалось проблемой. Большая часть обменных пунктов были закрыты, а в остальные стояли очереди.

К вечеру народ собрался в штабном номере и начал потихоньку собираться на вокзал. Кое-кто (например, Дмитрий Скирюк и Леонид Каган) решил остаться.

Василий Купцов решил все транспортные проблемы, потратив остатние гривны на такси. Мы взяли с собой Елену Долгову и Дракошу. Дракоша был обвешан сумками (с авторскими экземплярами, в основном), и ему приходилось помогать (а ишшо дракон называется!).

С затратой некоторого количества физических сил мы добрались до вокзала и дружно загрузились в поезд, на чем фестиваль, собственно говоря, и завершился.


    I Под никами выступают посетители чата "Fantastic Universe". Большая часть ников будет расшифровываться в сносках. А Рангор - он Рангор и есть.
    II Олег Малахов, московский автор, пишущий хоррор.
    III Мой земляк, большой поклонник фантастики.
    IVНаташа, подруга Олега.
    V Илар Итернеев, личность темная, бывший десантник, ныне - переводчик.
    VI Роман Афанасьев, московский писатель-фантаст.
    VII Олеся Афанасьева, жена Романа.
    VIII Джин - просто Джин, фэн из Москвы.
    IX Он же - Джордж Локхард, он же - Георгий Эгриселашвили, знаменитый людоборец.
    X Она же Татьяна, поклонница фантастики из Перми.
    XI Гарна дивчина из Киева, известная хохляцкая националистка.
    XII Виктор Косенков, таллиннская половина Виктора Бурцева
    XIII Фэн из Одессы, бывший противник, ныне горячий поклонник Дж. Локхарда.
    XIV Злой ворлок, он же - Кайл Иторр, он же - Петр Верещагин, он же - Яков Калико, писатель из Киева.

Loky


Детальный запрос

[ ФОРУМ О КОНФЕРЕНЦИЯХ ПО ФАНТАСТИКЕ ]

РУССКАЯ ФАНТАСТИКА  |  ЗВЕЗДНЫЙ МОСТ

[ Оргкомитет ]   [ Списки ]   [ Фотоархив ]   [ Статьи ]   [ Премии ]   [ Доклады ]   [ Заявка ]   [ Форум ]  



© 2001 Материал: Дмитрий Громов и Олег Ладыженский.
© 2001 Дизайн: Алексей Андреев.
© 2001 Корректор: Владимир Дьяконов
© 2001 Подготовка: Дмитрий Маевский, Алексей Жабин.
© 2001 Сервер "Русская фантастика" Гл. редактор Дмитрий Ватолин.

Звездный мост