Выберите кодировку: win koi dos mac lat
Харьковский международный фестиваль фантистики  З В Е З Д Н Ы Й   М О С Т
Оргкомитет Списки Фотоархив Статьи
Премии Заявка Доклады Форум
Оргкомитет Оргкомитет Оргкомитет РУССКАЯ ФАНТАСТИКА


Статьи

От студенческого клуба любителей научной фантастики к международному фестивалю "Звёздный Мост"


"У человека есть два крыла, которые
помогают ему воспарить в высший мир - воображение и логика".
Николай Кузанский, философ эпохи возрождения

Октябрь, 2003 год. Совсем недавно в Университете проходил Международный Фестиваль фантастики и популяризации науки "Звёздный Мост-2003", пятый, юбилейный фестиваль. Сотни гостей из многих стран мира, в том числе и из "дальнего зарубежья", выставка Владимира Бондаря - художника, иллюстрирующего фантастические романы, замечательный концерт, поставленный заслуженным артистом Украины Ю. Арнаутовым, приветствия губернатора, мэра, ректора Университета фестивалю, всемерная поддержка фестиваля крупными финансовыми объединениями, такими как АО "Инвестор", банк "Базис" и др., издательствами "ЭКСМО-Пресс", "Альфа-Книга"... Интереснейшие доклады на 7 секциях фестиваля: "Наука - фантастике", "Семинар творческой мастерской "Второй блин", "Философия в третьем тысячелетии", "Фантастика и просветительские традиции", "Семинар молодых авторов", "Наследие Дж. Р. Р. Толкиена: ролевые игры", "Фантастическое оружие". Вечером, на площади перед Университетом, грандиозный фейерверк с "запуском НЛО". По итогам фестиваля: вручение призов, ценных подарков, юбилейных медалей "Неразменный пятак - пять лет фестивалю", изготовленных из чистого серебра, а также памятных, хорошо иллюстрированных многостраничных календарей, рассчитанных на 16 месяцев. Брифинг в горисполкоме, прямой эфир с участием известнейших писателей СНГ, детский праздник фантастики в Харьковском зоопарке, "Пикник на обочине" для писателей и любителей фантастики и многое другое. Как это начиналось?

История клуба "Контакт"

В середине 50-х - начале 60-х годов прошлого века в нашем городе, в центральном лектории общества "Знание", в кинозале, проходили заседания клуба любителей научной фантастики. На красочных объявлениях, помещаемых обычно в центре города, можно было увидеть не только тему интересной лекции известного учёного или популярного писателя, но и название нового научно-популярного или фантастического фильма, соответствующего теме. Вёл эти заседания известный учёный, профессор физического факультета Харьковского университета, доктор физико-математических наук М. И. Каганов. Он обладал редким даром популяризатора науки, умел доступно и интересно рассказать о последних достижениях не только физики, но и биологии, математики, философии. Аудитория клуба состояла в основном из представителей творческих профессий и учащейся молодёжи, студентов, школьников старших классов. Председатель клуба М. И. Каганов, настоящий университетский профессор, был тогда для нас, старшеклассников харьковских школ, ярким примером правильного выбора жизненного пути. Поэтому многие из этих школьников впоследствии пришли в Харьковский университет и стали сначала студентами, аспирантами, а затем и преподавателями, сотрудниками.

В те годы научной фантастикой увлекались многие, причём относились к прочитанному достаточно серьёзно, не без оснований считая эти книги источником информации о будущем развитии науки, техники, человеческого общества. Фантастической литературы было очень мало, зарубежной ещё меньше. Произведения А. и Б. Стругацких, И. Ефремова, О. Бердника, В. Савченко и др. принимались "на ура". Купить их в магазине было практически невозможно. Зарубежная фантастика издавалась в виде небольших "покетов", которые на "книжной балке" стоили по тем временам дорого: по два, а то и по три рубля. Надо сказать, подбор авторов и качество переводов были отличными, не то, что сейчас. Поэтому малое количество книг во многом компенсировалось качеством изданного. Вам, уважаемый читатель, легко представить теперь, каким праздником для многих были встречи со знаменитыми писателями, которые проходили в городском клубе любителей фантастики. Припоминается один довольно курьёзный случай, произошедший со мной, учеником 9-го класса одной из харьковских школ. Прямо на уроке математики в классе пошла по рукам свежесодранная откуда-то афиша, сообщающая о приезде в наш город признанного во всём мире Мастера фантастики - Станислава Лема. Встреча должна была состояться, по-моему, в клубе милиции, но попасть туда можно было только по билетам, а где их взять? Узнали, что в комитете комсомола школы есть несколько таких билетов, но кому они достанутся? К счастью, на наш класс выделили два билета за какие-то там достижения, и наши ребята, зная о моём увлечении, отдали один из них мне. При этом я пообещал всем, что непременно возьму у Ст. Лема автограф, а если посчастливится, то и задам ряд вопросов, которые были интересны многим. Чтобы почитать романы Ст. Лема, надо было становиться в очередь даже в библиотеке, а у меня дома тогда было несколько из них. Читал эти книги почти весь наш класс, вот и отрядили меня за автографом. Сжимая в кулаке скомканный билет, я пришёл по указанному адресу задолго до начала и не ошибся. Там уже стояла толпа! В основном, это были студенты ВУЗов, которые выглядели гораздо солиднее и старше. Я совсем приуныл, когда заметил, что у многих в руках имеются книги со знакомыми обложками. Естественно, поближе к входной двери подойти не было никакой возможности. Время подходило к началу, толпа всё росла, и при этом естественным образом я оказывался всё дальше от входа. Шансов не было, можно было идти домой, но как быть с автографом? Вдруг двери распахнулись. В проёме возник человек в форме, контролёр, который объявил, что сначала пройдут организаторы, а затем, по возможности, те, на кого хватит мест в зале. "Билетов распространили больше, чем надо, а при иностранце стоять в проходах нельзя" - заявил контролёр. После этого молчаливая давка у дверей усилилась. Я бы и рад уйти, да не могу! Не пускают. В этот момент несколько милиционеров подошли сзади и начали сноровисто расталкивать толпу, формируя проход для подъехавших VIP персон. Впереди шествовал М. И. Каганов, за ним - остальные. Послышался восторженный гул: "Председатель!", - а затем : "А где же Лем?" Дело в том, что по тем временам "живого" Ст. Лема никто из собравшихся наверняка не видел. Поэтому человек среднего роста в скромном сером костюме, шедший рядом с высоким представительным университетским профессором, не вызывал никаких соответствующих ассоциаций. Да и по-русски он говорил безо всякого акцента. К счастью, рядом с "великими" шли ещё какие-то люди, наверное, журналисты, а дверь была неширокая. Естественно, довольно далеко от двери "группа обеспечения порядка" начала активно расталкивать всех, чтобы обеспечить беспрепятственный проход в зал. Однако, не тут-то было. Кто-то наконец догадался, что знаменитый писатель здесь. "Да вот же он, Лем!" - заорали обрадованные студенты и поднажали. Эффект оказался разительным: в дверь буквально внесло несколько десятков человек, в том числе и автора этих строк. Вход перекрыли быстро, проверили билеты, кого-то выгнали, но у меня-то билет был, и я, слегка ошарашенный, стал искать своё место. Здесь мне повезло меньше. Пока я осматривался и провожал взглядом знаменитого писателя, мест как бы и не осталось. А на сцену уже поднимается председатель клуба и сзади послышался явственный голос: "У кого нет места, просим покинуть зал." Я и пошёл, но не назад к выходу, а вперёд, наудачу. Вдруг вижу, что в первом ряду целых три свободных места, правда, остальные места заняты весьма респектабельными людьми. Деваться мне было некуда, и я довольно уверенно уселся на среднее из свободных мест. Семья наша жила небогато, и поэтому моя экипировка несколько отличалась от костюмов моих соседей. Тем временем М. И. Каганов начал очередное заседание клуба и представил творчество Ст. Лема так, что зал полностью сосредоточился на сцене в предвкушении чуда. И чудо произошло. Когда великий мастер вышел на сцену и произнёс свои первые слова, нам всем показалось, что мы перенеслись в чудесные, им созданные фантастические миры. Я забыл и об автографе, и о прочих своих обещаниях. Просто сидел и слушал. Я узнал о том, что нет ничего чудеснее современной науки и нет ничего более удивительного, чем человеческий разум. Оказывается, для того, чтобы написать один маленький фантастический рассказ, надо всего лишь прочесть и понять одну тонну качественной научно-популярной литературы. Мы и не заметили, как пролетел почти час, но было понятно, что встреча идёт к концу. "Задавайте ваши вопросы" - обратился писатель к аудитории, и вдруг поднялся целый лес рук. Вопросов оказалось очень много. На сцене снова появился М. И. Каганов, чтобы как-то регулировать диалог с залом. В этот критический момент я вспомнил об автографе. Как сомнамбула, встал, шагнул к сцене и вдруг почувствовал преграду. Сцена была довольно приподнята. Сжимая в руке томик "Мир приключений" с великолепным романом Ст. Лема "Непобедимый", я попытался взобраться на сцену прямиком, понимая, что через кулисы, сбоку, не пропустят. Со второй попытки это удалось, правда, мои старенькие брюки предательски громко затрещали. Это привлекло ко мне внимание и писателя, и председателя клуба. Помню, когда Мастер увидел у меня в руках довольно потрёпанный томик, он очень добро мне улыбнулся и даже шагнул навстречу, однако не тут-то было. Передо мной уже стоял довольно рассерженный председатель и вопрошал: "Эт-то ещё кто такое?" При этом многоопытный профессор как бы незаметно оттеснял меня назад! Откуда-то, быстро и незаметно подбежали ещё двое добровольцев, помочь. И вдруг раздался довольно тихий, но в то же время сердитый голос: "Не трогайте его, это - самый главный человек сегодня здесь!" Мои ошарашенные "гонители" резко отпустили руки и даже слегка отшатнулись. По-моему, особенно обалделым выглядел председатель. "Да, самый главный," - повторил Ст. Лем, подойдя поближе, и добавил: "Ведь это же мой читатель!" Конечно, он написал автограф и ответил на мои вопросы прямо там, на сцене. Это был триумф! Однако на главный для меня вопрос, как я теперь понимаю, он ответил в самом начале, и этот вопрос ему никто не задавал. Прошли годы. Сегодня, так сложилась моя жизнь, я беседовал со многими писателями-фантастами, устраивал для них встречи с читателями, брал автографы. У меня неплохая библиотека, которая собиралась в течение многих лет, довольно много книг с автографами, но самый ценный экземпляр - это старый потрёпанный томик "Мир приключений", на одной из страниц которого есть размашистая подпись "Станислав Лем".

* * *

Однако в середине 60-х заседания клуба прекратились. Через некоторое время проф. М. И. Каганов был переведен на работу в Москву, в Институт физических проблем АН СССР. В 1966 году несколько студентов-энтузиастов решили возобновить работу клуба на базе Дома учёных. Среди них был и автор этих строк. Время тогда было непростое: закрывали дискотеки, молодёжные объединения. Поэтому клуб просуществовал чуть больше года, да и то только потому, что был он, по сути, довольно замкнутым, малочисленным. Помнится, тогда у нас было горько на душе, хотя и понятно, что причины случившегося - внешние.

Прошло более 20 лет, и в мае 1989 года городской клуб любителей научной фантастики продолжил свою работу. Первое заседание этого клуба проходило в зале Харьковского планетария, 18-го мая, в воскресенье вечером. Я шёл на это первое заседание без особых надежд, поскольку никаких красочных афиш, расклеенных объявлений, не было. Зато шёл проливной дождь. Однако мне удалось днём раньше поместить краткое бесплатное объявление на телеканале "Тонис" с условием, что подпишет это объявление председатель клуба. Тогда это было воспринято на телевидении как необычная информация: дескать, чего только не бывает. Я открыл массивную дверь планетария ровно в 18:00 по привычке преподавателя "не опаздывать". Открыл дверь и обомлел. Зал был набит битком, причём раздавались громкие возгласы: "Где же этот председатель?! Давно ждём!". Сжимая в слегка дрожащей руке мокрый зонтик, я прошёл через весь зал к столику для докладчика, повесил плащ на стул и сказал: "Сначала мы определим порядок и условия нашей работы, а затем поговорим об истории нашего клуба". Именно тогда были сформулированы три основных правила, которые во многом определили состав участников и основы работы клуба: 1. Никакой политики; 2. Никаких денег; 3. Абсолютная толерантность. Было определено и название нашего клуба - "Контакт", поскольку речь шла об объединении единомышленников. С самого начала работы клуба соблюдались принципы тематической направленности заседаний и высокого профессионализма докладчиков, научной обоснованности выдвигаемых на обсуждение тезисов, естественно, с учётом того обстоятельства, что суть лекций состояла в популяризации передовых идей науки, культуры, образования. Прошло два месяца, авторитет клуба стал довольно высок, и как раз в это время произошёл любопытный случай, который можно было бы назвать так: "Поединок науки с чёрной магией".

Это случилось в одно из последних воскресений августа. Было ещё довольно светло и очень жарко. Шло обычное заседание клуба по астрономической тематике. Кажется что-то о "чёрных дырах". Докладчик довольно ярко описывал возможную судьбу космонавтов будущего, которые оказались поблизости от сферы Шварцшильда, откуда даже свет уйти не может. "Прямо как в аду," - пошутил кто-то, и все засмеялись, в том числе и докладчик. Я сидел за столом, лицом к массивной входной двери и вдруг увидел, как она распахнулась как бы сама собой и безо всякого скрипа. Внезапно чуть потемнело, смех резко затих. В центральный проход между рядами уверенной походкой вошёл довольно странный человек. Вокруг жара, а он в наглухо застёгнутом торжественном чёрном костюме, чёрном галстуке, чёрных туфлях и вообще, ни одного светлого пятна. Он уверенно подошёл к столу и остановился. Докладчик куда-то делся. И вот мы стоим друг перед другом по разные стороны стола. У него были очень неприятные, какие-то гипнотические глаза и невероятно самоуверенный вид. Вот эта его самоуверенность меня и достала. Я как-то сразу успокоился, хотя поначалу слегка оробел, и спросил довольно жёстко: "Кто вы такой и что вы здесь делаете? Не видите разве, мы здесь работаем!" Ничуть не смутившись, с какой-то даже весёлой снисходительностью, незнакомец сообщил всем, слегка обернувшись к аудитории, что это не мы, а он здесь работает, потому что именно сегодня и чуть попозже в планетарии назначено очередное собрание сообщества чёрных магов. Председателем которого он имеет честь состоять. Тут я слегка растерялся и спросил: "И чем же вы все здесь занимаетесь?" "А вы?" - тут же последовал контрвопрос. "Мы, вообще-то ищем истину," - ответил я под влиянием обстановки. "Мы - тоже, только некоторые из нас многое могут, а вы - нет!" Вижу, народ приуныл. Мало ли что. А вдруг и действительно. Послышался чей-то испуганный шёпот: "Счас ка-ак колданёт, и всё тут!" В это время инициатива полностью перешла к "магу". Он уверенно рассказывал, что даже двери своего дома открывает магическим путём, решает любые житейские проблемы с помощью тайных заклинаний. Все сидели, "открыв рот"! Ну что тут было делать! Решение пришло внезапно. "А вы действительно всё можете?" -вкрадчиво поинтересовался я. "Конечно," - довольно уверенно ответил "маг". "Только, знаете ли, не хотелось бы всякие катаклизмы устраивать. Да у меня и международные дипломы имеются. Могу предъявить." "Катаклизмы нам без надобности, можно сказать, ни к чему. Город жалко, родной всё-таки," - на полном серьёзе подыграл я "магу". "А диплом мы и сами такой выдадим, какой вам, уважаемый, и не снился, если, конечно, вы нам докажете, что действительно умеете кое-что. Мы от настоящего Университета работаем, сами понимаете." Маг глянул на меня несколько недоверчиво, но зал был полон, и сзади донеслись явственно голоса: "Не сомневайтесь, это ж наш председатель, и он действительно из Харьковского университета". "Ну проверяйте, я готов," - уверенно ответил "маг" и я почти поверил, настолько он был убедителен. "Точно, гипнотизёр. Хорошо, что таких студентов не бывает," - подумал я и извлёк из кармана мелкую монетку. "Маг" поглядел на меня с лёгкой иронией и услышал следующее: "Вам надо всего лишь 100 раз подбросить эту монетку вверх произвольным образом". При этом "маг" взял у меня монетку и : "Погодите, уважаемый, я не закончил. Монетка имеет две стороны - "орла" и "решку". Так вот, вы должны так бросить монетку, чтобы "орёл" выпал все 100 раз". "Маг" думал недолго. Он почти сразу вернул мне монетку, отвесил лёгкий поклон и молча направился к выходу. Минута, две. Все молчат, потом чей-то голос: "А наука всё-таки сильнее!" И в ответ: "Да никто и не сомневался!" "Вот уж нет, по крайней мере, один человек сомневался. Всё-таки гипноз - сильная штука," - подумал я и уверенным голосом произнёс: "Так на чём там мы остановились, где докладчик?" И доклад продолжался, и было интересно. Одна беда. Больше к нам ни чёрные, ни белые маги никогда не приходили, а вообще-то даже интересно было бы провести ещё пару тестов, чего уж там.

Через полгода заседания клуба были перенесены в Университет, поскольку большая часть докладчиков и слушателей пришли оттуда. В университете, к тому же, была прекрасная демонстрационная аудитория им. К. Д. Синельникова, оборудованная видеотехникой, что позволило возобновить показ научно-популярных и научно-фантастических фильмов. Довольно скоро клуб "Контакт" стал популярен не только в Университете.

Заседания клуба проводились, как правило, три раза в месяц, причём одно из них обязательно в большой аудитории c показом фильма. На этих заседаниях можно было увидеть студентов других вузов, школьников, преподавателей и учителей, научных сотрудников и литераторов. Приходили к нам и рабочие крупных заводов, которые учились на вечерних или заочных отделениях вузов.

За время существования клуба было проведено более 300 заседаний, показаны десятки фильмов. После основного доклада обязательно проходило обсуждение, которое часто переходило в диспут. Спорили, опровергали, ставили под сомнение признанные авторитеты, но всегда соблюдали основные правила работы клуба. Может быть поэтому клуб работает до сих пор.

В начале 90-х годов, "на волне демократии", в Харькове возник едва ли не десяток КЛФ - клубов любителей фантастики на базе вузов, заводов, Домов культуры. Однако через два-три года почти все они прекратили работу, причём многие из них по причинам отсутствия финансирования, помещений. Клубу "Контакт" в этом смысле повезло, потому что с самого начала своей работы он пользовался поддержкой не только студентов, преподавателей, сотрудников, но и руководства Университета.

При содействии тогдашних ректора Университета, проф. И. Е. Тарапова, проректора проф. В. С. Бакирова и декана физического факультета доц. В. В. Воробьёва была создана библиотека клуба, приобретены необходимые книги и видеокассеты. Время заседаний клуба было включено в "сетку занятий", предоставлена необходимая демонстрационная техника и обслуживающий персонал.

Тематика заседаний клуба была широка и интересна, поскольку в основном она определялась возможностями и профессионализмом преподавателей и сотрудников Университета.

Запомнилось несколько наиболее ярких и интересных заседаний, великолепных докладов. Иногда при этом председателю клуба приходилось идти на риск. В начале работы клуба в Университете я узнал о том, что на филологическом факультете работает необычный преподаватель, доц. В. А. Маринчак, который не только блестяще читает лекции, но и является настоятелем одной из Харьковских церквей, священником. А у меня, как у председателя клуба, возникла тогда сложная проблема, назрела необходимость серьёзного обсуждения на тему - "Что есть добро, и что есть зло?" Действительно, "старые идеалы" рушились на глазах, но ведь оставались "вечные ценности", которые определяют в нормальном обществе критерии нравственности. Моя попытка обратиться к университетским философам не увенчалась успехом, поскольку, как мне объяснили, "есть вечные вопросы, на которые нельзя ответить в популярной форме". Виктор Андреевич Маринчак оказался именно тем докладчиком, которого я искал, хотя и у него возникли некоторые проблемы. Планировалось провести это заседание в большом актовом зале Университета и пригласить всех желающих, в том числе верующих различных конфессий. Естественно, докладчик хотел бы предстать перед аудиторией в соответствующем облачении, поскольку он построил свою лекцию не только как преподаватель, но и как священник. Но в то время появление священника перед сотнями студентов Университета не очень устраивало некоторых начальников, которые мне весьма прозрачно намекнули о возможных последствиях. Как быть? Тогда у нас с Виктором Андреевичем состоялся достаточно непростой разговор, поскольку он явно не хотел идти на уступки. "Почему я не могу быть в полном облачении с крестом священника на груди, символом моего сана и веры?" - восклицал Виктор Андреевич. "Если вы действительно веруете и являетесь пастырем душ человеческих, то зачем вам выставлять крест напоказ и одевать облачение? Ведь с вами будет ваша вера", - отвечал я, поскольку деваться мне было некуда, ведь заседание могли и не разрешить. По этой же причине мне пришлось поставить ещё одно условие, которое было определено не мной: "Во время вашего выступления, которое продлится не более 30 минут, вы не должны употреблять слово "Бог". "А вы гарантируете полный зал?" - спросил Виктор Андреевич и посмотрел на меня сурово. "Да," - ответил я и при этом подумал, что это гарантировать легко, поскольку такая тема и такой докладчик в то время были настоящей сенсацией.

Зал был полон, публика - весьма неоднородная по составу, шум, разговоры. На сцене стоял столик, за которым сидели основной докладчик, В. А. Маринчак, и оппоненты по теме доклада - проф. В. В. Шкода, специалист в области атеизма и истории религии, а также зав. отделом популярной газеты "Теленеделя" журналист А. К. Золотько, который в силу специфики своей профессии верил мало во что. Перед заседанием проф. Шкоду убедительно попросили обоснованно выступить и, в случае необходимости, рассказать студентам о религиозных заблуждениях. Когда я объявил о начале заседания клуба и представил докладчика, почти ничего не изменилось: зал "гудел", кто-то разговаривал, кто-то менялся местами с соседом. Но вот прозвучали первые слова Виктора Андреевича, и в зале установилась полная тишина. Говорил он негромко, без патетических жестов, но контроль над аудиторией был полный. Я и не заметил, как пролетели условленные 30 минут. Это была не лекция, это была настоящая проповедь. Рядом со мной, за столиком, сидели окаменевшие журналист и философ. По выражению их лиц было понятно, что "дискуссии с разоблачением" не получится. Ну ещё бы! Когда я посмотрел на докладчика, который честно соблюдал все поставленные перед ним условия, то мне показалось, что с ним рядом на сцене, ободряюще положив руку ему на плечо, стоит ещё кто-то, похоже, его Учитель. Возможно, там, рядом, стояли два пастыря душ человеческих, один из которых был Богом. До тех пор ничего подобного я никогда не испытывал. Думаю, это можно сказать и обо всех тогда присутствовавших в зале.

После окончания доклада никто не торопился задавать вопросы, потому что Виктор Андреевич блестяще справился с задачей и дал довольно точные, исчерпывающие определения. Тишина, надо "спасать положение", и я буквально выталкиваю проф. Шкоду к микрофону: "Ну скажите хоть что-нибудь," - шепчу я. Уважаемый профессор посмотрел на меня несколько растерянно, а потом внезапно для всех присутствующих в зале громко сказал: "Мне кажется, что, прослушав этот доклад, я, впервые в жизни, поверил в Бога." В зале - аплодисменты: и докладчику, и профессору. В то время далеко не каждый мог такое сказать со сцены. Усилиями председателя дискуссия всё-таки состоялась. В результате обмена мнениями пришли к общему выводу: Университет - тоже храм, храм науки, и, так же, как и в Божьем храме, в Университете действуют свои законы, вполне достойные уважения.

Конечно, кроме этого заседания были и другие, достаточно интересные, в том числе проводимые в актовом зале, такие как, например, "Кто такие славяне? Кто такие русские? Кто такие украинцы?" с показом фильма "Русь изначальная". Однако именно выступление В. А. Маринчака запомнилось надолго и во многом, по крайней мере, для меня, определило нравственные критерии работы клуба. Виктор Андреевич ещё дважды выступал перед студентами в ауд. им. К. Д. Синельникова, и всегда его доклады были интересны и содержательны. При этом он никогда и никому не навязывал своё мнение. Как и в первый раз, в актовом зале, Виктор Андреевич приходил на заседания клуба как обычный преподаватель Университета, не в облачении священника. К тому времени многое изменилось в нашей стране, никто больше не ставил никаких ограничений. Однако остался Университет, храм науки и образования, со своими незыблемыми законами, которые Маринчак В. А. соблюдал неукоснительно.

Большая часть заседаний клуба была посвящена современным проблемам естественных наук и их отображению в научно-фантастической и научно-популярной литературе. Здесь задавали тон как профессора Университета, так и известные писатели. Блестящие доклады проф. Ю. В. Александрова и директора университетского Института астрономии В. А. Захожая по астрофизической тематике чередовались с не менее интересными и содержательными выступлениями биологов - проф. Шахбазова, проф. А. И. Божкова, старшего научного сотрудника А. Б. Малого и выпускника биологического факультета Г. К. Панченко, химика проф. В. А. Стародуба, математика доц. С. М. Окрута, физиков проф. М. А. Оболенского и В. М. Гвоздикова, историков доц. А. В. Шмалько и зав. отделом Харьковского исторического музея Д. Бадаева, аспиранта кафедры философии И. Рассохи. Удивительно, но наиболее фантастическим оказался доклад математика, который предложил описать Вселенную с помощью одного, хотя и достаточно громоздкого, математического соотношения, утверждая при этом, что понятие материи не является необходимым, а вполне достаточно понятия информации. Естественно, это вызвало резкие возражения физиков и астрономов. По литературной тематике основными докладчиками были харьковские писатели-фантасты Олег Ладыженский и Дмитрий Громов, Федор Чешко и доцент Университета, историк, А. В. Шмалько, известный читателям под псевдонимом "Андрей Валентинов", а также журналист и писатель А. К. Золотько, о котором уже упоминалось ранее. Один из секретов популярности клуба заключался в том, что темы и основные идеи докладов зачастую формулировались парадоксально, необычно, что предполагало дискуссию, заинтересованное обсуждение с активным участием практически всех присутствующих. Пользу подобных дискуссий, особенно для студентов, трудно переоценить. Примером этого могло бы послужить яркое выступление доцента Университета, историка А. В. Шмалько на тему "В защиту инквизиции" с последующим обсуждением. Доступно для многих, на высоком профессиональном уровне, было показано, что в науке истории нет "плохих" и "хороших" явлений, но есть объективный исторический процесс, реальное развитие человеческой цивилизации.

Наряду с клубом при Харьковском Доме учёных работал семинар молодых авторов, писателей-фантастов. Свои лучшие произведения они представляли ежегодно на субботних, "малых" заседаниях клуба. Многие из участников этого семинара регулярно посещали и заседания клуба "Контакт". Впрочем, я совершенно напрасно употребляю формы прошедшего времени. И клуб "Контакт", и семинар молодых авторов активно работают и сегодня. Более того, они существенно расширяют свою деятельность. Убедительным примером этого может послужить Международный Фестиваль фантастики и популяризации науки "Звёздный Мост", о котором шла речь в начале.

Откуда есть пошёл фестиваль "Звёздный Мост"

Примерно пять лет назад в работе клуба произошёл ряд перемен. Во-первых, тем активистам клуба, которые когда-то проводили первые заседания, стало тесновато в его рамках.

О. Ладыженский и Д. Громов, достаточно известные к тому времени под псевдонимом "Г. Л. ОЛДИ" писатели-фантасты, организовали творческую мастерскую "Второй блин", объединяющую всех участников общим реальным делом - написанием, редактированием и выпуском фантастических литературных произведений. В компьютерной сети появился информационный листок "OldNews", в котором можно было найти все новости, интересующие любителей фантастики. У участников семинара молодых авторов уже появились первые книги, возникли проблемы издания, финансирования, тиража и т. д. На заседания клуба стали приезжать писатели из других городов, которые хотели встретиться с читателями, услышать их мнение, пожелания. В общем, по мере развития произошла естественная дифференциация по интересам, существенно расширился круг участников клуба, в том числе и общающихся в сети. Явно назрела необходимость нового большого дела, которое смогло бы объединить всех.

Именно тогда на одной из встреч активистов клуба, которые никогда не были формальными, возникла идея: провести в нашем городе на базе университетского клуба "Контакт" конвент писателей-фантастов из стран СНГ. Конечно, мы знали о том, что в развитых странах дальнего зарубежья такие конвенты организовываются и проводятся, как правило, известными издательствами с вполне определённой, коммерческой целью: реклама писателей и их произведений. На одном из таких конвентов ещё в 50-е годы, в Париже, достаточно неожиданно для наших любителей фантастики, лучшим фантастическим произведением в жанре космической оперы был определён фантастический роман И. Ефремова "Туманность Андромеды". Более того, примерно, в 80-е годы подобные встречи писателей-фантастов начали проводить сначала в России, а затем и в некоторых других странах СНГ. Наиболее престижными из таких конвентов считались те, которые проводились в Санкт-Петербурге. Ещё бы, ведь там жил и активно работал живой классик - Б. Н. Стругацкий, вокруг которого группировалась петербургская школа молодых, но уже известных писателей-фантастов. Необходимую поддержку оказывали крупные издательства России.

Естественно, при первом обсуждении идеи проведения конвента, фестиваля фантастики, энтузиазм участников был сильно охлаждён сформулированными Олди трудностями. К тому времени О. Ладыженский и Д. Громов уже побывали на нескольких конвентах и достаточно хорошо представляли реальные условия организации фестиваля. Нам стало ясно, что без серьёзной помощи в этом деле не обойтись. Но вот беда: в нашем городе, да и вообще на Украине, не оказалось ни одного серьёзного издательства, которое выпускало бы фантастику. Тогда председателем клуба была высказана новая идея проведения фестиваля: изменить привычную структуру конвента, превратив его из чисто писательской "тусовки" с участием издателей и литературных критиков в просветительскую конференцию, в работе секций которой будут участвовать не только писатели, критики, издатели, но и учёные, преподаватели, а также студенты, школьники, все желающие. По существу это означало превращение фестиваля в очень большой клуб "Контакт", который объединяет многих. При этом необходимо было сохранить и всё то лучшее, что было на других конвентах: торжественное открытие, концерт, встречи с читателями в книжных магазинах, остроумные конкурсы и серьёзное подведение итогов с целью определения лучших авторов фантастики, памятные призы и вообще неформальную атмосферу фантастического праздника, далёкую от скучного "мероприятия". "Пусть у нашего фестиваля будут два крыла - наука и фантастика, мечта, без которой настоящее творчество невозможно," - именно так сформулировал идею конвента председатель клуба "Контакт". Поначалу такая формулировка понравилась далеко не всем. Действительно, как совместить, казалось бы, несовместимые понятия. Но мы попробовали, и у нас получилось.

Конечно, первый фестиваль в октябре 1999 года никогда бы не произошёл, если бы нам не помогли с организационными вопросами. Поиск спонсоров, как основная и "практически неразрешимая" задача был поручен председателю клуба, который в процессе подготовки фестиваля оказался председателем оргкомитета. Первую существенную поддержку нам оказал ректор, проф. В. С. Бакиров, когда обеспечил режим наибольшего благоприятствования проведению фестиваля на базе Университета. Реально поддержал наше дело и тогдашний председатель Дзержинского районного совета В. А. Шумилкин. При этих начальных условиях можно было проводить фестиваль, и мы его провели. С самого начала деятельности сформировавшегося оргкомитета произошло естественное распределение обязанностей: каждый занимался тем, что у него получалось лучше, чем у других. Председатель клуба стал председателем оргкомитета, который взял на себя представительские обязанности, в том числе поиск основных спонсоров, обеспечение сотрудничества с базовой организацией - Университетом, а также обеспечение регулярной работы оргкомитета. Журналист и писатель А. Золотько с его опытом работы в газетах и с представителями сферы бизнеса определил свои обязанности как обеспечение встречи, проживания и питания гостей фестиваля. Писатели О. Ладыженский и Д. Громов с самого начала взялись за организацию приглашения гостей, составление номинаций по премиям и проведение голосования по ним, а также ряда конкурсов с вручением соответствующих призов. Естественно, сюда входила и обширная переписка по сети.

Конечно, первый фестиваль был не очень масштабным: к нам приехало всего около 30 писателей, а общее число гостей не превышало 70 человек. Однако уже на этом фестивале был и концерт цветомузыки, почти как в "Туманности Андромеды" И. Ефремова, и диспут между учёными и писателями-фантастами, и встречи с читателями, и интересные доклады писателей и учёных на нескольких секциях, и "рыцарские бои", и конкурсы, и многое другое. Основными наградами фестиваля стали "Золотой кадуцей" - жезл греческого бога Гермеса, покровителя наук и торговли, присутствующий на официальном гербе Харькова, и "Философский камень". "Золотой кадуцей" присуждался путём тайного голосования всех аккредитованных участников фестиваля за лучший фантастический роман, цикл (сериал) и дебютную книгу. Кроме трёх "золотых", были ещё и "серебряные" кадуцеи, и дипломы за 3-е место. Приз "Философский камень", или "Большой рубин", как его вскоре стали называть журналисты, присуждался немногим за особые заслуги перед фантастикой в результате предварительного обсуждения на заседаниях клуба и по согласованию со всеми членами оргкомитета фестиваля. Обычно этот приз получали признанные писатели-фантасты, чья популярность среди читателей не вызывала сомнений, такие как В. Головачёв, С. Лукьяненко, М. и С. Дяченко, Е. Лукин, В. Савченко, О. Бердник. На фестивале фантастики в этом году "Философский камень" был присуждён Б. Стругацкому и, посмертно, К. Булычёву.

Интересна история учреждения этого приза, суть которого полностью соответствует идее нашего фестиваля. За год до проведения первого фестиваля на одном из заседаний клуба профессор химического факультета В. Стародуб, известный специалист в области квантовой химии, сделал довольно неожиданный доклад на тему "О философском камне". Потрясённые участники заседания клуба узнали о том, что "философский камень" существует, и тому были приведены убедительные доказательства. Оказалось, что таким "камнем" обладал сам Исаак Ньютон, а до него и другие выдающиеся учёные прошлых времён, и так до глубокой древности. Однако многие энтузиасты средневековья, потратившие жизнь на поиски или синтез таинственного минерала, продлевающего жизнь и превращающего свинец в золото, даже не подозревали о том, что такого камня просто никогда не было и быть не может. Как это было установлено докладчиком при многолетнем изучении соответствующих источников прошлых лет, философский камень - просто символ мастерства и таланта, высокой образованности и профессионализма, своеобразное почётное звание, которое присуждалось в достаточно узком кругу посвящённых примерно так же, как сейчас тайным голосованием присуждается степень доктора или звание академика. Просто в те далёкие времена наука была в большой степени эзотерической, то есть закрытой для многих, что влекло за собой требование сохранения тайны философского камня. Условием "обладания философским камнем" были не только обширные знания и научные достижения, но и высокие нравственные качества, достаточные для того, чтобы стать Учителем. Естественно, когда впервые всерьёз обсуждались возможные призы и награды, была высказана идея о том, что главный приз должен быть совершенно необычным, фантастическим и в то же время реальным, соответствующим месту проведения фестиваля. Вот тогда мне и пришла в голову идея о философском камне. Но где его взять, если его нет в природе? Однако мне было точно известно, что харьковские физики в Институте Монокристаллов умеют выращивать уникальные кристаллы рубина небывалой прозрачности и чистоты цвета, которых в природе в принципе быть не может.

Только такие "камни" и можно было использовать в качестве рабочего тела лазера. Остались детали: необходимо было срочно получить соответствующее разрешение у акад. В. П. Семиноженко, директора этого института, который в то время был председателем комиссии Верховного Совета Украины и практически постоянно находился в Киеве. А времени до начала фестиваля оставалось не так много. И здесь снова нам помог ректор Университета В. С. Бакиров. Его возможности оказались вполне достаточными для решения этой проблемы. Интересно отметить, что одним из первых приз "Философский камень" получил известный писатель В. Головачёв, который после торжественного вручения отвёл меня в сторонку и сказал: "Довольно красивое стёклышко. Всегда на этих конвентах писателям вручают какую-то бижутерию". Каково же было удивление "мэтра", когда я на его глазах разрезал "камнем" стекло. "А как же я его провезу через таможню?" - заволновался Головачёв.

Уже после первого фестиваля пресса Москвы, Санкт-Петербурга, Харькова, Киева и других городов отмечала "высокий интеллектуальный уровень и своеобразный неповторимый имидж конвента "Звёздный Мост", который во многом определялся базой его проведения - Харьковским университетом". В последующие годы были проведены ещё четыре фестиваля "Звёздный Мост", каждый из которых был всё более многочисленным и представительным. На каждом из фестивалей были новые конкурсы, выставки харьковских художников, состязания в боевых искусствах, многочисленные встречи с читателями не только в городе, но и в области. Прямо на сцене актового зала синтезировали "эликсир бессмертия" с использованием настоящего химического оборудования, а замеченного в высокомерии московского "мэтра" "вычеркнули из книги жизни" с помощью лазера и дуэльного пистолета, а затем "воскресили" за "фантастический талант и огромную популярность среди читателей". Особенно запомнилась нашим гостям шуточная церемония посвящения российских (и не только!) писателей в харьковские слободские казаки с последующей раздачей "сала в шоколаде", придуманная активистом клуба и членом оргкомитета фестиваля, писателем А. К. Золотько. Конечно, пятый юбилейный фестиваль получился гораздо более представительным и масштабным прежде всего потому, что в подготовке всех мероприятий фестиваля принял участие Арсен Борисович Аваков, крупный финансист и искренний любитель фантастики, который не только обеспечил достаточное финансирование, но и внёс в программу конвента ряд конструктивных предложений: выпуск праздничных календарей, фейерверк, выпуск юбилейных медалей, привлечение профессиональных артистов к постановке и проведению концерта. По сути, Арсен Борисович стал активным членом оргкомитета фестиваля.

В заключение следует отметить, что все фестивали разных лет были разными, во многом неожиданными, интересными для участников. Однако при этом сохранялось главное - высокий интеллектуальный уровень проведения, уровень Университета, уровень "Философского камня".

Макаровский Николай Александрович, председатель Харьковского КЛФ "Контакт", председатель оргкомитета Харьковского Международного фестиваля фантастики "Звездный Мост", доцент Харьковского Национального Университета, зам. декана физического факультета.


Николай Макаровский


Детальный запрос
купить антикварные книги

[ ФОРУМ О КОНФЕРЕНЦИЯХ ПО ФАНТАСТИКЕ ]

РУССКАЯ ФАНТАСТИКА  |  ЗВЕЗДНЫЙ МОСТ

[ Оргкомитет ]   [ Списки ]   [ Фотоархив ]   [ Статьи ]   [ Премии ]   [ Доклады ]   [ Музыка ]   [ Заявка ]   [ Форум ]  



© 2001 Материал: Дмитрий Громов и Олег Ладыженский.
© 2001 Дизайн: Алексей Андреев.
© 2001 Корректор: Владимир Дьяконов
© 2001 Подготовка: Дмитрий Маевский, Алексей Жабин.
© 2001 Сервер "Русская фантастика" Гл. редактор Дмитрий Ватолин.

Звездный мост