Выберите кодировку: win koi dos mac lat
Харьковский международный фестиваль фантистики  З В Е З Д Н Ы Й   М О С Т
Оргкомитет Списки Фотоархив Статьи
Премии Заявка Доклады Форум
Оргкомитет Оргкомитет Оргкомитет РУССКАЯ ФАНТАСТИКА


Статьи

ОТЧЕТ О ЗВЕЗДНОМ МОСТЕ-2004
(взгляд непростого обывателя)


Я видел то, что вымыслом считалось, -
Разумный Олди, говорящий сам с собой!

Эпиграмма неизвестного автора [1]

И звезда с звездою говорит...
Реклама мобильной сети "Кiевстар"

Отчет сей является плодом совместного творчества двух крупных (по габаритам) умов - моего и Джориана, в котором вашей покорной слуге отводится роль секретаря-хроникера, эдакой помеси Деллы Стрит и доктора Ватсона... Поэтому я взяла на себя смелость построить отчет так, как и положено приличному хроникеру - то есть по датам.

15.09. Театр, как известно, начинается с вешалки, а поездка на конвент - со сбора чемоданов. Мне было проще, чем другим - 14-го я как раз вернулась из отпуска, проведенного в Одессе, и еще не успела раздраконить сумку. Однако несмотря на горячее желание взять как можно меньше вещей и тем самым облегчить свою ношу, сумка получилась тяжеленной, чему в немалой степени способствовали два здоровенных издания Олдей, взятых "на подпись", - "Бездна голодных глаз" в одной книге (томик толщиной сантиметров семь) и "Богадельня". Мысль уложить туда же свое собрание сочинений Дивова (Beast из beauty_n_beast), Свержина, Лукьяненко (doctor_livsy), Головачева, Дяченко et cetera et cetera я трусливо отбросила как маловыполнимую...

С Курского я отъезжала в первый раз, а потому попросила Джориана (jorian) подхватить меня в метро и проводить.

Джориан, конечно же, опоздал [2].

Оборвав телефон ни в чем не повинному Великому Фюреру Великого Дома Красных Шапок Койону (south_fort), я влетела на перрон минут за двадцать до часа "X". Харьковский поезд был идентифицирован по огромной толпе писателей, собравшейся рядышком. Я завертела головой в поисках знакомых. Со знакомыми было туго, впрочем, при моем зрении я их, видимо, попросту не разглядела. Тут меня нежно взяли под локоток [3]. Оборачиваюсь. Н-да. Память на лица у меня отсутствует, поэтому я без обиняков попросила представиться. Даркмур (darkmoor) развеселился и подтолкнул к некоей личности, которая раздавала билеты. К тому времени как раз подоспел Джо; мы выхватили свои проездные документы и начали потихоньку упихиваться в одиннадцатый вагон.

В купе я почти сразу вцепилась в двухлитровую бутылку колы, которую (колу, не бутылку) подливали в пластиковые стаканчики с ромом (интересно, это его надо пить быстро, пока стаканчик не проел?), поэтому ничего не помню, кроме того, что четвертый попутчик со вкусом рассказал, как он, разъезжая по Ленинскому на скорости 80 км/ч через месяц после получения прав, перевернулся, отделавшись легким испугом. Я посмотрела на него с ужасом и благоговением. За это стоило выпить.

Выпили. Забегая вперед, скажу, что он почти сразу перебазировался в другое купе к знакомым, поэтому у нас образовалось одно свободное место. Мы не преминули этим воспользоваться. Но об этом дальше.

Итак, поезд тихо ехал на Бердичев (имеется в виду, конечно же, столица незалежной Хоббитляндии, город-герой Ширькiв - детали будут в рассказе Морри, когда она его напишет, конечно), а мы по нему шлялись... И дошлялись аккурат до седьмого (плацкартного) вагона, где в массе своей обосновались наши. Изящно распихав всех и вся (перед нами, казалось, расступались даже полки), мы набрели на отсек, где по трем койкоместам расположилось человек пятнадцать. Там обнаружились Морри (morry_slc) и ее благоверный Иланд, что меня несказанно обрадовало и удивило, так как первоначально они на ЗМ не собирались (см. отчет Морри на http://teamslc.net). Алексей Пехов (olesher) грудью прикрывал свою команду синхронного проплывания - Елену Бычкову и Наталью Турчанинову, молодых писательниц, успешно дебютировавших в этом году книгой "Рубин Карашэхра". Девушки сидели у окна и синхронно общипывали то ли колбасу, то ли шоколадку. Я тут же хищно нацелилась на остатки "Принглс". Сверху свешивалась голова еще одного известного писателя [4] в красной бандане. Подобными банданами уже упоминавшийся Койон обвязывал всех желающих в приказном порядке, и не спрашивайте, сколько у него их было... Число членов Великого Дома Красных Шапок [5] росло на глазах...

Периодически народ в количестве удалялся в тамбур для убиения в себе лошадей [6]. Духотища в тамбурах была жуткая, дым стоял коромыслом, окурки на пол не падали, а планировали. Как-то, когда в дверь протиснулся Сергей Лукьяненко, кто-то [7] тихо прокомментировал: "Ну вот, пришел Лукьяненко, весь воздух выдышал!"

В целом, было шумно и весело, обстановка попахивала литературой и дружеской попойкой. В конце концов в отсек заглянула суровая проводница, неуловимо напоминавшая совковую продавщицу. Я испугалась, что сейчас прозвучит сакраментальное: "Вас много, а я одна!", но вместо этого она рявкнула: "Писатели, ведите себя тише, здесь же люди едут!"

Писатели вняли. Алексей Пехов внезапно вспомнил, что ночью можно еще и спать, и мы, освободив одну из полок, ушли к себе в одиннадцатый, не забыв уволочь с собой Морри и Иланда. Когда мы проходили мимо пустующих полок у туалета, Морри ткнула в них пальцем и зубасто улыбнулась: "Кстати, это наши места!"

У себя мы мирно беседовали о судьбах литературы, подкрепляя аргументы колой (ром давно кончился), и тут в купе нарисовался Семецкий. Он был уже второго рода [8]. Шатающаяся легенда отечественной фантастики долго пыталась наощупь определить нашу с Морри половую принадлежность и доопределялась до того, что Иланд прервал спор с Джорианом, наклонился вперед и интеллигентно предупредил: "Семецкий, я шаман. И я умею бить в бубен". Фраза эта впоследствии стала едва ли не девизом конвента...

Часов в шесть мы наконец штабелировались, уместившись впятером на трех комплектах белья и четырех полках, и на этом день кончился.

16.09. С утра нас, невыспавшихся и ласковых, как налоговая инспекция, разбудили вопли: "Таможня!" Отечественная.

Мы сидели в душном купе и с завистью смотрели на дефилировавших по перрону Вадима и Наташу Пановых. Которым, как выяснилось позже, потом за это крупно влетело от проводников, сбившихся в ног в поисках потерявшихся пассажиров. Я сунулась было к двери вагона, но она была заперта и чуть ли не шваброй заложена.

Наши таможенники прошли - ничего.

Наши пограничники прошли - снова ничего.

Украинские погранцы принялись жестоко докапываться до Морри. Подробности читайте в ее рассказе "Погранец, который не верил в эльфов" (ужо она напишет!!!). С горем пополам нас все же пропустили в Харьков. На перроне обнаружился писатель Владимир Свержин. Джориан долго всматривался в знакомое лицо, потом порылся в бумажнике, нашел визитку, только после этого вспомнил, как Володю зовут, и дружественно поздоровался. Это ничего, я его тоже не узнала, так как видела один раз, в темноте и на сильно нетрезвую голову ... [9]

Я обозрела две бывших маршрутки, которые были выделены оргкомитетом, и с ужасом осела на руки Джориана [10] с воплем: "И в это они собираются загрузить три вагона?!?!" Однако автобусики обладали, по-видимому, пресловутым пятым измерением, ибо проблем с погрузкой не возникло. По дороге я опять вертела головой и интересовалась у попутчиков, почему это все вывески на русском. Перед этим в Одессе я была свидетелем трогательной любви к рiдной мове, поэтому ужасно удивилась. Мне объяснили, что в Харькове все русские, даже те, которые украинцы, и автобусик запрыгал по брусчатке площади. Перед нами высилось нечто монументальное в стиле сталинского классицизма, напомнившее мне старые жилые дома в центре Москвы, - гостиница "Харькiв".

На меня свалили кучу сумок и велели их сторожить. В качестве компенсации я потребовала познакомить меня с Дивовым, который прогуливался рядышком в стильных темных очках. Джориан представил писателю смущенную оказанной честью и молчавшую (поскольку дальше вопроса: "А когда новая книга?.." мои умственные способности в тот момент не распространялись) меня, мрачно полюбовался очередью на регистрацию и веско произнес: "А мы пойдем медленно и заселимся сразу во все номера", после чего отправился пробовать местную еду... [11] Еда, как он сообщил, оказалась малосъедобной и свидетельствовала о плачевном состоянии украинской пищевой промышленности. Несмотря на все приложенные усилия, Джо так и не удалось отыскать вкусной колбасы ...

Сначала я нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, озиралась и думала, на кого бы спихнуть почетный пост. Мимо прополз Уланов, почему-то с перевернутым изнанкой бейджиком. Я спросила, за какими кошками он это сделал. "А чтоб никто не догадался", - конспиративным шепотом сообщил Андрей. Я все-таки извернулась, цапнула бейдж и перевернула лицом. На нем красовались иероглифы. То есть, конечно, всего лишь имя Андрея, написанное на латышском. Я позеленела в тон бейджику и извинилась.

К счастью, подошел Даркмур, уже в фирменной футболке, а значит, зарегистрировавшийся. Его-то я попросила "минуточку постоять с вещами". И рванула внутрь гостиницы.

Первым делом я столкнулась с колонной. Потом, подняв голову в поисках потолка и не обнаружив его в положенном месте, вернулась на грешную землю и пошла на голос Джо.

Где-то в глубине очереди едва виднелась фигура крупнейшего [12] писателя-фантаста современности, а по совместительству и представителя оргкомитета, А. Золотько. Джориан, как обычно, устроил нам регистрацию минут за двадцать (а вы можете остановить танк тапочками?) и принялся выбивать из оргкомитета бесплатную аккредитацию для Морри и Иланда. Тут, видимо, тапочки оказались сильнее... Дальше я уже не слушала, упоенно копаясь в выданном серебристом пакетике и обеспокоенно прикидывая, соответствует ли футболка размеру "чехол для БМП".

На ступеньках гостиницы снова обнаружился Свержин, в руки которого было вручено устроение нашей арт-группы TEAM /SLC/, которым все же пришлось заплатить неполный взнос.

Когда Золотько замучили окончательно, народ был расселен - кто в "Харькiв", кто в гостиницу "Мiр", находившуюся на расстоянии двух станций метро, - и бодро ломанулся на обед. Кормили превосходно - на уровне ресторана.

После обеда же все растянувшейся на полторы улицы колонной промаршировали на торжественное открытие Звездного Моста, которое должно было произойти во Дворце студентов. Перед дворцом играл духовой оркестр. Послышавшиеся со всех сторон шуточки на тему: "во как писателей встречают!" пропали втуне, ибо встречали действительно нас. Я теребила Джориана, требуя, чтобы он познакомил меня с Олдями. "А иначе зря, что ли, я тащила через две страны эту холерную "Бездну"?!!" Олди расползались, как... ну, в общем, расползались: Громова поймаешь, Ладыженский исчезнет, Ладыженского зафиксируешь - Громова утащат. Наконец Джо удалось собрать прославленный дуэт в кучку, и знакомство состоялось. Правда, книги я на открытие все равно не поволокла, рассудив, что дурное дело всегда успеется, но начало было положено...

На открытии были замечены: Пановы, Дивов со Светланой Прокопчик, Пехов с девушками, Егоров (rovego) (сразу по возвращении он был неожиданно исключен из "Стирателей", над чем долго смеялся), Уланов с верным Красной Шапкой (правда, бандану он временно снял), Лукьяненко, Головачев, Олди, естественно, Андрей Валентинов, Лео Каганов (lleo), Кир Бенедиктов, Семецкий (куда же без него?), Вера Камша с Анастасией Парфеновой (nastya_tor), Зоричи (zorich) в количестве двух обаятельных штук, прекрасная половина Дяченок... Вообще на конвенте было отмечено множество очаровательных дам, что в определенной степени может подтвердить [13] как минимум один известный писатель [14], а также наш знаменитый покойник от фантастики и Семен Моисеевич Ладыженский (непосредственный автор 50% Олдей).

Работала книжная лавка, и хотя Джориан утверждает (а им с Аллахом виднее), что работала она не вполне квалифицированно, по слухам, все книги Панова были раскуплены в первый же день.

Кроме всех прочих, на открытии присутствовала администрация в лице губернатора и мэра, что придавало мероприятию статус до обалдения государственный.

Развернутое перед переполненным залом действо было красочным и запоминающимся. После речей и прочей патетики (ее, слава богу, было в меру) нашему взору предстал шоу-балет, за коим последовал показ коллекции детской моды и коллекции-флэш. Насколько я могу понять, за этим загадочным термином скрывалась мода будущего. Морри, мило скривившись, заметила, что, если судить по этой коллекции, женщина будущего должна быть (цитирую) "голой, пошлой и вульгарной. И еще лысой". Справедливости ради следует отметить, что наряды здорово напоминали классическую иллюстрацию к научной фантастике годов эдак шестидесятых. Особенно порадовала девочка с узором из свастик на платье. Далее на арену, пардон, сцену вызвали для произнесения речи Олега Дивова. И вызывали его минут десять... Без особого успеха. Мы с Морри оживленно обсуждали, куда подевали писателя, пока сзади меня не приобнял кто-то из оргкомитета (это мне Морри сообщила, я-то в темноте вообще почти ничего не видела) и не спросил жалобно: "Ну где же Дивов?" Мы посочувствовали и развели руками...

По одной из версий [15], Олег не выдержал несущихся из динамиков децибелов (они там и впрямь превышали допустимую норму) и пошел покурить. Предупредить же о том, что ему нужно что-то сказать, его забыли... впрочем, чуть позже короткое, но прочувствованное приветствие Звездному Мосту произнесла Марина Дяченко.

Вместо Дивова публике был показан украинский ансамбль "Песни Петера Сьлядека" [16], за коим последовал заслуживающий отдельного внимания Абстрактно-квадратный имени Казимира Малевича театр-студия "Черный кружок". Выговорили? Отлично, идем дальше. Выступление "Кружка" под общим названием "Абстрактный этюд в багровых штанах" состояло из трех номеров:

1. Дрессированные молекулы воздуха с Марса (мне лично сие напомнило картину маслом и сыром: "Кто-то что-то про... потерял, одним словом").

2. Ф.М. Достоевский. "Преступление и наказание" - квинтэссенция.

3. Сергей Михалков. Стихотворение "А что у вас?" - иллюстрация.

...и было встречено диким хохотом и дикими же аплодисментами.

Жаждущих высокого искусства участников конвента порадовал работающий в оригинальном жанре вокальный ансамбль "Экипаж". Как говорил грузин в известном анекдоте, "абыснить это нэвозможно", это надо слышать.

Потом на сцене нарисовался живой постер фестиваля в составе Лукьяненко, Головачева, Олди, Марины, найденного Дивова, Валентинова, Васильева, Громова, Брайдера с Чадовичем, Зоричей, Золотько, Злотникова и еще нескольких видных деятелей отечественной фантастики, и на этом ЗМ был окончательно торжественно открыт.

После открытия все вышли, закурили и отправились в сторону ужина, причем некоторые - с заходом на рыцарский турнир и воздушные шары. Турнир и шары здорово разочаровали, ибо не видно было, простите за неологизм, ни фига! На площади болталось слишком много не имеющего отношения к конвенту народа, привлеченного бесплатным развлечением, и даже бейджики не помогали пробиться поближе. Мы и пытаться не стали. Если Морри еще можно было подсадить повыше, то нам с Иландом это не грозило. А мудрый старый Джо вообще поехал смотреть харьковское метро. Правда, я порывалась прокатиться на шаре, дабы осмотреть площадь сверху, все равно бесплатно... Но попытки обойти очередь и найти ее хвост не увенчались успехом. Пришлось ограничиться осмотром сине-зеленой кабинки с кривой надписью "1 гривна".

После ужина в кафе на третьем этаже гостиницы было устроено не менее торжественное, но менее официальное отмечание приезда с пивом, шампанским и салютом на площади. Салют был, кстати, изумительный - в Москве такого не увидишь. Я опять млела - а писатели в лице Вадима Панова поили меня пивом. Наотмечавшись до ушей, мы, то есть Уланов, Верещагин, Джо и я, отъехали в "Мiр" и предались разврату - в смысле, преферансу до пяти утра.

Разведка донесла, что в это самое время в "Харькiве" был организован "Педерастический дозор", члены которого отправились в сумраке по гостинице искать... в общем, вспомните последнюю книгу Дивова - и суть дела вы уловили.

17.09. С утра, с тяжелыми после преферанса головами, мы позавтракали и рухнули спать до обеда. Продрав глаза, мы с Джорианом вспомнили о голосовании, срок которого был ограничен 14.00, и поехали в ХНУ. Проголосовав, мы получили по юбилейной монете [17] и пошли смотреть конкурс иллюстраций. Достойных работ было не так уж и много, зато Джориан обнаружил нечто неописуемое - выше пояса лысоватый, переевший стероидов мужик с оргазмом на лице, ниже - плазменная пушка в процессе стрельбы, за которую мужик выразительно держался обеими руками. Джо тут же окрестил нечто страшным словом "техноонанизм". Мне лично больше понравилась незамысловатая картинка из четырех ломаных линий, изображавшая город на горизонте.

Поглотив порцию пищи для ума, мы отправились на обед. На сытый желудок мне пришла в голову шальная мысль отыскать Морри (я все время за ней гонялась, по правде сказать, потому что рядом вечно происходило что-нибудь интересное. Или кто-нибудь интересный), и я, вытащив для компании Яну Маннергейм [18], отправилась исследовать здание ХНУ. Планировку этого шедевра архитектуры лучше всего описал Джо, расположившись в университетском буфете в промежутке между походами по этажам: "Сейчас мы поднимемся на пятый этаж, затем спустимся обратно на седьмой, завернем за угол и окажемся на шестом, который все равно десятый, как и все предыдущие, потому что считается с цокольного этажа..."

На секции толкинистики Морри не оказалось, и мы рванули на Олдейский Семинар "для молодых авторов" [19], рассудив, что наш народ, скорее всего, обретается именно там.

Там обреталась как минимум половина Звездного Моста... Люди набились, как селедки в бочку, на скамейки, подоконники, гурьбой подпирали все четыре стенки и даже кафедру. Стоять полтора часа мне вовсе не улыбалось, и я с наглой миной взгромоздилась на пол в проходе между рядами. Сидеть было страшно неудобно, я постоянно падала с корточек на колени, потом плюнула и плюхнулась прямо на пол. Зрелище было достойно подобных жертв - оба Олдя в монументальных позах рассказывают о Десяти Искушениях, Коварно Подстерегающих Молодых Авторов; причем один зачитывает плюсы этих искушений, а второй беспощадно перечисляет минусы. Периодически они менялись ролями - чтоб никому обидно не было. Скучать не приходилось. Семинар сорвал бурные овации.

После семинара на улице мы столкнулись с Пеховым сотоварищи. Алексей драматическим голосом подсчитывал, сколько искушений подстерегли его лично. Выходило, что девять. Мы не удержались от соблазна и немедленно его огорчили, напомнив, что контрактов на будущее он тоже пока не подписывал.

Изучив программку, мы почли своим присутствием кафе на балкончике, где общались с Верещагиным. Отобщав стакана по три пива, благосклонно отнеслись к ужину и вернулись к дальнейшему общению на балкончике. К нам подключились Дивов со Светланой, Злотников и Ларионов (lartis), балансирующий между стадией, когда он с Джорианом еще здоровается, и той, когда уже знакомится. В какой-то момент к столику подлетела счастливая Морри, нежно обнимающая рваный пакет. Она наконец-то выудила из Ираклия Вахтангишвили свой гонорар за рассказ "Варька" и параллельно - штук тридцать экземпляров журнала "Реальность фантастики" за все месяцы его существования. Первый гонорар полагается пропивать - чем мы и занялись, уговорив бутылочку красного шампанского. По рукам сидящих за столом ходила статья Володихина, в которой он похвалил себя, любимого, прочитавшего дивовского "Ночного смотрящего". Народ изучал текст и постепенно включался в обсуждение, в результате которого статья была признана хвалебной отчасти и в адрес Дивова также. Я с трудом выцарапала статью, чтобы ее оценить, ничего не поняла, потому что в общем гвалте не могла сосредоточиться, но на всякий случай сказала что-то умное. Меня не услышали, и я с горя таскала у всех сигареты. За столиком обретались также Ульдор и Таллэ (в миру В. Гончаров и Н. Мазова), активно участвуя в локально-литературных разборках. В конце концов явился Валентинов, уже кем-то добросовестно приведенный в стадию Андрюшки Шмалько (см. известную эпиграмму), но отжиматься он не спешил. Женская половина высокого общества тут же взяла его в оборот.

Далее последовали вошедшие в традицию дискуссии о судьбах литературы вообще и фантастики в частности, на которые некие мудрые люди плюнули и благополучно отправились играть в преферанс дальше, правда, уже в несколько ином составе (вместо Верещагина к нам присоединились Иланд и Морри, последняя - в качестве сонного наблюдателя). К стыду своему должна признаться, что мне влепили три [20] взятки на мизере и деликатно намекнули на излишнюю рисковость игры.

В третьем часу ночи в номер на ушах вполз Койон, многозначительно выдохнув: "Пить с Байкаловым - это... (батарея восклицательных знаков)"

И тут Уланов захотел... перекусить. Оголодавший писатель выудил откуда-то из-под кровати пакет с сосисками, посеревшими от обиды на то, что их вовремя не съели. Иланд обозрел мизансцену и посоветовал еду выкинуть. Сие важное дело поручили Красной Шапке.

Ну он и выкинул.

За окно [21].

Снизу тотчас донеслись возмущенные женские вопли и пространные нецензурные высказывания. Тут до нас дошло. Иланд эмоционально объяснил все, что он думает по этому поводу. Вкратце его умозаключения сводились к фразе: "Три часа ночи! [...] Во всей гостинице горит только наше окно!! [...] Ждите гостей!" Мы обеспокоенно начали подыскивать аргументы для отгавкивания. Например: "Они у нас на веревочке висели, прилетела ворона... - Блин, где ты тут ворон видел?! - Ну ладно, галка. Прилетела, веревочку склевала - они и упали!" Кто-то предложил сказать, что это не наши сосиски, наши были свежие, и нахально поинтересоваться, мол, сколько же времени вы вокруг гостиницы с ними круги наматывали...

Но, слава богу, обошлось без визитов.

18.09. Вернувшись в гостиницу около шести утра, мы с Джорианом упали под одеяла, послав завтрак в Temair [22], как выражается мой знакомый ирландец. Обретя соображение где-то к часу дня, мы неторопливо прокатились на метро, прошлись по ярмарке, где Джо безуспешно пытался отыскать крольчатину... Как видно, украинские кролики в этот раз его не жаловали.

Ярмарка была незабываема. Особенно ее слуховые эффекты. Никогда не понимала, почему на народных гуляньях так необходимо глушить народ из динамиков. Я искренне посочувствовала обитателям "Харькiва", заткнула уши и начала продираться сквозь толпу. Джориан постоянно уволакивал меня к очередной палатке и угощал чем-то вкусным. Есть с заткнутыми ушами проблематично [23], однако любопытство перевесило. Тем не менее я ругалась по-древнеирландски и упорно тащила Джо к гостинице...

Чуть позже, когда мы с Морри выбежали за сигаретами, к нам пристала группа полунеформальных мальчиков с вопросами: "А что за зверь такой - Звездный Мост? А правда тут писатели съехались?" Морри ответила "да, правда, вот" - и ткнула в меня пальцем. Я украдкой погрозила ей кулаком, попыталась ткнуть пальцем в ответ, но Морри сбежала от меня в круг танцующих. Попрыгав там, она вернулась, увлеченно сообщила, что Харьков - отличный город, чем навсегда завоевала сердца местной гоп-компании. После этого я, представив, до каких мышей они могут договориться, поспешно ретировалась вместе с Морри и сигаретами в гостиницу.

После обеда на метро же мы проследовали на закрытие фестиваля. Оно было чуть менее торжественным, чем открытие, но нисколько не менее прочувствованным. Народу явно не хотелось прощаться со Звездным Мостом... Было произведено награждение достойнейших из достойных в номинациях "Циклы, сериалы и романы с продолжениями", "Крупная форма (романы)", "Дебютные книги", "Конкурс эпиграмм", а также "Конкурс иллюстраций", но в последнем ничего не было понятно, так как на иллюстрациях имена авторов не стояли.

У меня сложилось впечатление, что чаще всего награждали Сергея Лукьяненко и Марину Дяченко. Однако особо следует отметить Олега Дивова (на этот раз его не теряли), получившего первое место за "Ночного смотрящего", Вадима Панова, которому дали аж две премии (Панов отметил, что все его премии получены на Украине и вообще надо бы подумать насчет иммиграции. Джо прокомментировал, мол, украинские премии ему дают за правдивое описание тайной нелюдской сущности поганых москалей). Второе место за дебют и премию "Кинжал без Имени" присудили Елене Бычковой и Наталье Турчаниновой (вручал ее, кстати, Пехов). С первого раза название их романа не сумел выговорить никто! Я мрачно подумала, а не подняться ли мне на сцену и не произнести ли его по буквам... "Меч без Имени" дали Виталию Зыкову за роман "Безымянный раб".

В конкурсе эпиграмм всех обошел Даркмур со своим гениальным творением в адрес Лео Каганова относительно некропедозоо... [24] Даркмуру вручили золотое перо (остренькое и национальное).

Критиков награждали материализованным средством для инициирования писателей на дальнейшие литературные подвиги - то бишь хлыстами [25].

После закрытия, почистив перышки, толпа гостей конвента, облизываясь, повалила на банкет. "Организованной толпой писатель шел на винопой..." - мелодично пропела я, глядя на проплывающего мимо Пехова с девушками. Джо, естественно, и тут опоздал [26]. Но мы с Морри и Иландом были умнее и оказались в начале очереди, а потому сумели занять стратегические места на всю нашу компанию.

Еду на банкете описывать не буду, бессильна проклятая... в общем, пусть у вас слюнки текут! Скажу лишь, что недовольных не было. Испробовав именные настойки (легендарная "Олдевка [27], "Слеза председателя", "Малеванная"), я отправилась на охоту за писателями, вооружившись престарелой мыльницей и блокнотом. Все знакомые мне литераторы были отловлены, сфотографированы в моем обществе и автографированы. С незнакомыми, но желанными я тут же знакомилась и далее по тексту. На полторы пленки были запечатлены - Панов, Уланов, Пехов, Егоров, Зоричи, Дивов со Светланой, Брайдер с Чадовичем (мы втроем в кадр не влезали, пришлось потесниться), Олди, Лукьяненко, Лас (сперва перепутанный с Сергеем), Громов [28], и все прочие, кто попадался под руку. За что им огромное спасибо. Сергей вообще был мною злостно вытащен из-за стола, но мужественно отказался от салата, чтобы расписаться в моем многострадальном блокнотике. Побегав по залу, я снова проголодалась и принялась озираться в поисках еды. Безошибочно вычленив из прочих толпу, вооруженную ложками и тарелками, я пробилась к монументальному торту. С одного края на нем был отчетливый отпечаток морды чьего-то лица... Я вспомнила, что по залу действительно ходило нечто похожее на объевшееся привидение, которое называли Локи.

Этой суфлейно-сливочной скульптурой могла наесться стая голодных сладкоежек, но только не голодные писатели! Я плюхнула на тарелку тройную порцию и торжественно водрузила ее перед друзьями. "О, там еще и торт дают! - оживился народ. "Поздно!" - с печальной миной сообщила я. Правда, Наташе Пановой удалось урвать для себя еще кусочек.

В одиннадцать с минутами нас силой выпихнули из банкетного зала. Но мы ушли с трофеями - то есть сгребли со столов все, что было недоедено и недовыпито, - и расположились для продолжения торжества в пресловутом кафе на третьем этаже. Добрый самаритянин [29] Джо приволок туда же окончательно упившегося Ларионова.

В порядке тихой злобной мести за нагло и незаконно взвинченные цены (а также беспримерный обсчет - вы когда-нибудь видели, чтобы дважды десять плюс семь равнялось сорока? Иланд увидел, сбледнул с лица и позвал официантку. Та перепугалась так, что обсчитала нас еще на пять гривен, но уже в нужную сторону) мы ничего не заказывали, а пили и ели исключительно принесенное всеми возможными способами [30] с банкета. Пришел Валентинов, и они с Джо устроили сражение на понтах - а именно принялись на спор отжиматься. Валентинов отжался сорок два раза, Джо двадцать четыре и посетовал на потерянную (интересно, где?) форму... Я болталась в промежутке от стола на балконе до стола в зале, пытаясь принимать участие во всех дискуссиях сразу, но, поскольку дико хотела спать, в этом не преуспела.

Мои силы иссякли где-то в районе двух, но из информированных источников стало известно, что последние герои расходились в полседьмого...

19.09. Конец был близок. Проснувшись около двенадцати и быстро сдав номер, мы поехали на пэйнтбол, но, поскольку лично я ничего интересно там для себя не обнаружила (кроме неубиваемого Рыжего Олдя и трезвого Валентинова), то, с вашего позволения, описывать сие действо не буду. Коротко о главном. Настоящие мужчины обоего пола мужественно стрелялись. Остальные в это время пели под караоке и руководством громовской (олдевской) жены.

До шести часов все прощались, мы с Джорианом активно обедали (три раза, во всех попадавшихся по дороге забегаловках; я опасалась, как бы меня не загрызли вместо котлеты, потому не протестовала) потом поехали на вокзал. Очень трогательно было наблюдать выстроившихся через равные промежутки на дороге писателей/читателей с кучей рюкзаков...

У поезда разыгралась трагикомическая мизансцена.

У меня кончились сигареты. А из куривших знакомых поблизости стоял Олег Дивов. Ну я и подкатилась к нему со священным вопросом. Олег изящно высказался по поводу тех, кто ленится с собой таскать сигареты (судя по всему, я там не одна такая умная была). Я назвала номер купе и сказала, чтоб он может потом прийти и выстрелять у меня хоть всю пачку. Он и пришел. Но пачка была злостно уволочена Джорианом. Я извинилась и пообещала притащить ее прямо в тамбур. Дивов сказал: "Ладно!" и дематериализовался.

Когда пришел Джо [31], я с силой выдрала у него сигареты (он ничего не понимал, но за "Лаки Страйк" стоял твердо!) и, как была, без туфель, рванула в тамбур. Там мною был отловлен умученный нарзаном и банкетом Олег, и ему под нос была подсунута пачка сигарет. Дивов посмотрел на мои босые ноги, проникся моей жертвенностью, выщелкнул из пачки две сигареты и меланхолично заметил: "И не лень было..." Джориан тут же сочинил народное предание про невероятно жадного Дивова, который даже сигаретами угощает под проценты!

Чуть раньше в наше купе втиснулся Сергей Лукьяненко и долго интересовался, почему это не его купе. Я ответила: "Потому, что оно МОЕ!" Писатель пригрозил, что будет сюда постоянно вламываться ночью, повинуясь рефлексу. Я утомленно указала ему на то, что вдвоем мы в пространстве метр на два вряд ли поместимся... Сергей неуверенно топтался на месте, я млела, как любая экзальтированная девочка, в спальню которой в прямом смысле ломится писатель, можно сказать, с мировым именем! А потом пришел Джориан и, как обычно, попытался всех построить. Однако писатель с мировым именем [32] вовремя ретировался в свое обретенное купе.

Мы дождались таможню, расписали с Даркмуром еще одну двадцаточку и благополучно отошли ко сну.

20.09. Москва! Как много в этом звуке... Так вот, звуки Москвы вылились для нас в вопль проводницы: "Идите в туалет, я его сейчас закрою!" Как думаете, кого я встретила в коридоре? Правильно, Олега. Обменявшись мутным приветственным взглядом, мы, покачиваясь и мучительно пытаясь сообразить, на каком свете находимся, разошлись, как в море караваны...

Прибыв на Курский, мы долго не могли расстаться, строя планы, как бы продолжить общение, ведь столько литературы осталось необсужденной...

Увидимся в будущем году!

     Искренне ваша, Ллиотар

Примечания

:

[1] По непроверенным слухам, автором является Золотько.

[2] Прим. Джориана: Начальство не опаздывает, Делла, начальство задерживается!

[3] Хм... А Даркмур уверяет, что он цепко, с силой, сграбастал мою руку. Старенький дедушка Даркмур...

[4] Этот писатель известен как Андрей Уланов (kris_reid).

[5] См. серию В. Панова "Тайный Город", а также сборник анекдотов на его сайте www.t-grad.com.

[6] Как известно, капля никотина убивает именно это животное.

[7] Мы-то знаем, кто это был - но не расскажем. А что поделать, если ширина Лукьяненки оказалась точно равна ширине дверного проема?

[8] Непереводимый фэнский фольклор.

[9] Прим. Джориана: Не будем уточнять, чью.

[10] Джориан выжил.

[11] Без этого он, видите ли, не может до конца поверить, что приехал.

[12] По габаритам.

[13] Прим. Джориана: Судя по употребленному множественному числу, прекрасная дама нижеперечислен-ных у них в глазах минимум двоилась...

[14] Этот писатель известен как Петр Верещагин.

[15] Истинную причину лучше узнать от него самого.

[16] Прим. Джориана: Я фигею, дорогая редакция! Я уже офигел.

[17] Что за монета, пусть расскажет кто-нибудь другой, я в этом совершенно не разбираюсь.

[18] Знакомую по форуму Тиградком.

[19] Мэтры явно пошутили.

[20] Прим. Джориана: А в прошлую ночь было еще пять!!!

[21] Джориан на этом месте ехидно вспомнил проникновенный постулат Олдей о том, что абзац должен непременно выражать законченную мысль. Как это делают и сами мэтры.

[22] Прим. Джориана: Ну и куда это по-русски? Прим. автора: Тебе на разговорном русском или на литера-турном?

[23] Прим. Джориана: А ты ушами ешь, да?

[24] Как мы узнали позднее, утром того же дня Лео в зоопарке домогался бегемота. До награждения!

[25] Кое-кто на этом месте вспомнил "Деревянный меч" Элеоноры Раткевич.

[26] Прим. Джориана: Начальство не опаздывает, Делла, начальство задерживается!

[27] Бальзам для старых перцев.

[28] Не Олдь.

[29] На этом месте Джо тяжко вздохнул.

[30] О, вы не представляете, на что способна фантазия писателя, доведенного до ручки угрозой несправед-ливого отъема законной закуси! В ход шли даже рукава и полиэтиленовые упаковки из-под пивных банок.

[31] Он и здесь пытался объяснить мне, что начальство не опаздывает, но я не дала ему этого сделать, по-скольку в кои-то веки он действительно пришел вовремя.

[32] Сергей.

Lliothar о "Звездном Мосте-2004"


Детальный запрос
artduplo.ru

[ ФОРУМ О КОНФЕРЕНЦИЯХ ПО ФАНТАСТИКЕ ]

РУССКАЯ ФАНТАСТИКА  |  ЗВЕЗДНЫЙ МОСТ

[ Оргкомитет ]   [ Списки ]   [ Фотоархив ]   [ Статьи ]   [ Премии ]   [ Доклады ]   [ Музыка ]   [ Заявка ]   [ Форум ]  



© 2001 Материал: Дмитрий Громов и Олег Ладыженский.
© 2001 Дизайн: Алексей Андреев.
© 2001 Корректор: Владимир Дьяконов
© 2001 Подготовка: Дмитрий Маевский, Алексей Жабин.
© 2001 Сервер "Русская фантастика" Гл. редактор Дмитрий Ватолин.

Звездный мост