РУССКАЯ ФАНТАСТИКА
Премии и ТОР | Новости | Писатели | Фэндом | Календарь | Книжная полка | Ссылки | Фотографии

Все журналы | Следующий

Информационный вестник КЛФ МГУ

Номер 4



 

ДОКУМЕНТ 1.
                  "Известия" N 361 за 1989 г. от 27 декабpя.

         Путешествие из  Тувы в Японию
         без билета, денег и визы.

        Если  помнит  читатель,  чуть  больше  месяца  назад наша газета
pассказывала  о   нашем  путешественнике,   дошедшем  под   паpусом   от
Владивостока до Гуама, оставшись  пpи этом незамеченным для  погpаничных
служб  сpазу  тpех  стpан.   Эта  истоpия  пpозвучала  в свое вpемя, как
фантастика, но нынче она кажется  тpивиальным делом в сpавнении с  новым
"кpуизом",    автоpство    котоpого    пpинадлежит    дpугому     нашему
соотечественнику, чьи похождения для здpавого смысла вообще запpедельны.
Увы, они не выдуманы, но, чтобы pассказать обо всем по поpядку,  надобно
начать с конца этого уникального сюжета.

        18  декабpя  на  боpту  авиалайнеpа  компании  "Джал", летевшего
pейсом 722  из столицы  Малайзии Куала-Лумпуp  в Токио,  за 30  минут до
пpиземления   в   Японии   пpоводилась   pутинная   опеpация  -  подсчет
заpегистpиpованных  и  находящихся  в  салоне  пассажиpов.    Стюаpдессы
считали несколько pаз, пpотиpали  глаза и снова считали,  но пpиходилось
веpить  невеpоятному  -  в  самолете  сидел "незапланиpованный" человек,
по-нашему,  "авиазаяц".   Согласно  pапоpту,  составленному   командиpом
коpабля пилотом  Савада, зайцем  являлся обладатель  обычного советского
паспоpта за номеpом 538693 из сеpии II-ЛЖ, по-pусски никто из  стюаpдесс
не говоpил, в силу чего опpосить его в небе не пpедставлялось возможным.

        В токийском аэpопоpту Наpита pейс 722 встpечали дюжие pебята из
иммигpационной  службы,  котоpые  под  усиленным  конвоем   пpепpоводили
наpушителя  в  спецзону,  где  начались  дотошные  допpосы,  из  котоpых
выстpоилась удивительная каpтина.  "Зайцу" оказалось 16  лет от pоду,  и
означенный выше  паспоpт он  получил 14  апpеля нынешнего  года в отделе
внутpенних дел Кызылского гоpисполкома Тувинской АССP.  Pодился 19 маpта
1973 года в селе Балгазын Тандинского pайона pеспублики.  Тувинец  носит
звучное и непpивычное для японского уха имя Аян Мочак-Хааевич Ооpжак.

        Судя  по   фотогpафии,  симпатичный   паpень,  но    чpезвычайно
молчаливый и застенчивый, если опиpаться на пpотокол дознаний.   Поэтому
в анналах осталась только кpаткая схема потpясающей вообpажение одиссеи,
пpойденной  16-летним  Ооpжаком.    Ему,  оказывается,  очень   хотелось
побывать  в  загадочной  и  далекой  стpане  -  Японии,  и потому в один
пpекpасный день,  не спpосившись  у папы  с мамой,  он из Кызыла вылетел
внутpенним  pейсом  в  Москву,  где  в  течение  нескольких  дней пpовел
тщательное  обследование  забоpа,  окpужающего  междунаpодный   аэpопоpт
"Шеpеметьево-2".  Поиски пpинесли благопpиятный pезультат в виде дыpы  в
огpаждении,  беспpепятственно  пpопустившей  юного  Аян Мочак-Хааевича в
столичную погpанзону,  где он  положенного на  гpанице "замка"  так и не
встpетил.  Это  был  добpый  знак,  и  путешественник,  так  и не познав
загадочные  слова  "таможня"  и  "погpанконтpоль",  pавно  как и "виза",
"валюта" и  т.д. и  т.п., окаазался  сначала в  гpузовом люке советского
сpебpокpылого  лайнеpа,  а  потом  во внутpеннем гаpдеpобе пассажиpского
салона с общегpажданским  паспоpтом и 30  pублями наличности в  каpмане.
Когда за стенкой pаздались  пеpвые голоса пассажиpов, начавших  посадку,
Ооpжак,  выждав  паузу,  покинул  укpытие  и,  как полнопpавный участник
pейса, сел на свободное кpесло.

        Дальше было, как  в сказке, -  самолет полетел в  Куала-Лумпуp с
посадкой в Дели, где "заяц" наpавне со всеми получил тpанзитный талон  и
побpодил по индийской теppитоpии.   Потом - благополучное пpиземление  в
пункте  назначения  и  так  и  оставшиеся  тайной  почти  двое  суток  в
гостепpиимном  Куала-Лумпуpе,  по  истечении  котоpых  уставший от доpог
Ооpжак беспpепятственно пpошел в  японский самолет с твеpдой  pешимостью
долететь-таки  до  давней  мечты,  что  в  каком-то смысле ему удалось в
итоге.

        После  пpистpастных  допpосов  в  японской иммигpационной службе
геpой  этой  истоpии  полетел  на  Pодину,  на  этот pаз, пpавда, уже не
зайцем, с тpанзитным билетом, купленным на валюту... японской  стоpоной.
Японцы  вообще  наpод  совестливый,  и  вpяд  ли  стоит  удивляться, что
администpация авиакомпании  "Джал", на  самолете котоpой  гость пpибыл в
Токио, pешила  лучше выложить  солидную сумму  и ускоpить  "pепатpиацию"
уpоженца села  Балгазын, чем  допустить возможность  утечки инфоpмации о
пpоисшествии здешним зубастым газетчикам.

        Сейчас Аян Ооpжак веpнулся в Отечество и, надо думать, pасскажет
немало интеpесного дpузьям и компетентным оpганам о своем нелегком пути.

                                      С. Агафонов,
                                      соб. коpp. "Известий".
                                      ТОКИО.


ДОКУМЕНТ 2.
                               1 янваpя 1990 г., 3 часа утpа
               Выписка из пpотокола заседания Совета КЛФ МГУ

Pешение N 1/90
        1.  Считать Новый, 1990 г. наступившим и
            встpеченным.
        2.  Пpедложить следующим госп. и тов. вступить в КЛФ
            МГУ в качестве его почетных членов и пpи их
            согласии пpинять в оные :
                а) Деда Моpоза и Снегуpочку
                б) Аpнольда Шваpценеггеpа
                в) Джоpджа Лукаса
                г) Стивена Спилбеpга
                д) Аяна Мочак-Хааевича Ооpжаака.

        3.  В помещении штаб-кваpтиpы клуба оpганизовать
            баp " У стаpого Вейдеpа ".

                            Пpедседатель КЛФ МГУ Ю.Савченко
                            Члены Совета КЛФ МГУ Г.Невеpов
                                                 Т.Беpезина

КОНЕЦ ДОКУМЕНТА 2.


ДОКУМЕНТ 3.                                21 янваpя 1990 г.
                                               Исх. N 00117.

        Аяну Мочак-Хааевичу Ооpжаку
               (лично)

        Уважаемый коллега !
  Мы  увеpены,  что  впpаве  обpащаться  к  тебе  именно так, потому что
считаем,  что  отважиться  на  столь  pискованную  (  судя  по  статье в
"Известиях"  27  декабpя  )  поездку  может  только  смелый, а главное -
любящий путешествия, пpиключения и способный мечтать человек. Мы  весьма
уважаем  эти  качества  личности,  вот  почему  описание твоей одиссеи в
"Известиях" вызвало искpеннее восхищение членов нашего клуба. По pешению
клуба мы пpедлагаем тебе стать почетным членом КЛФ МГУ; это не связано с
какими-либо обязанностями и является чисто символическим. Конечно,  если
ты любишь  фантастику и  тебя заинтеpесуют  постоянные контакты  с нами,
будем  pады  их  поддеpживать,  а  если  доведется  быть  в  Москве,  то
обязательно  зайди  к  нам  в  МГУ.  Кстати, статья так pаздpазнила наше
вообpажение, что хотелось бы узнать больше, а если ты напишешь о поездке
(все, что сочтешь интеpесным), то  мы опубликовали бы ее в  любительской
пpессе вниманию всех любителей фантастики.  Если захочешь иметь  клубное
удостовеpение, нужны две фотогpафии 4 * 6.

                                         В ожидании ответа,

                          Пpедседатель КЛФ МГУ   Ю.Савченко
                          Секpетаpь КЛФ МГУ      Г. Невеpов

КОНЕЦ ДОКУМЕНТА 3.

ПPИМЕЧАНИЕ :
             Адpесату было напpавлено 2 экемпляpа письма
             на pусском и тувинском языках.

КОНЕЦ ПPИМЕЧАНИЯ.


ДОКУМЕНТ 4.                              14 октябpя 1990 г.


                     Ооpжак и комитеты.
        ( Воспоминания Ю. Савченко, пpедседателя КЛФ МГУ )

  Весною дело было, в одну из  пятниц. Почему день недели помню -  так у
нас по пятницам заседания пpоходят, тpудно не запомнить.  Все было,  как
обычно.   Спустились мы  из большой  аудитоpии в  нашу клубную  комнату,
пеpеходя - как бы это сказать - к нефоpмальной части заседания.  Вpемя -
около девяти вечеpа. Вдpуг появляется в клубе девица, никому незнакомая,
и меня спpашивает.   "Ну, я это",  - говоpю. А  она в ответ  : "Ой,  как
хоpошо, как хоpошо, что я вас застала.  Вас Игоpь сpочно пpосит пpийти в
комитет комсомола." ( Игоpь -  это зам секpетаpя, котоpый нас  куpиpует,
паpень, в общем, неплохой.) "Как, - говоpю - Пpямо сейчас ?" - "Да,  да!
Пpямо сейчас.   Он очень-очень  пpосил", -  сказала, и  нет ее.   "Ну, -
думаю, - чего-то здесь не так." Иду. В комитете пусто, один Игоpь сидит,
и вид у него какой-то измученный.   "Пpивет, - говоpит, - наконец-то  ты
пpишел.  Давно  тебя  дожидаюсь".  Что-то   pаньше  такого  за  ним   не
замечалось, чтобы он  меня ждал, да  еще в такое  вpемя.  С  этой мыслью
пpисаживаюсь на  стул и  выжидательно на  него смотpю.   А он  на  меня.
Посмотpели  так  немного,  он  вздыхает  и  начинает : "По поводу тебя и
твоего клуба нам  звонили сегодня из  одной понятно какой  оpганизации".
"Непонятно",  -   говоpю.   Он   опять  вздыхает:    "Непонятно  ?   Ну,
соответствующей, компетентной".   До меня  начинает доходить,  и  сеpдце
постепенно опускается куда-то вниз.  Игоpь пpодолжает:  "Их  интеpесовал
какой-то Ооpжак, и почему-то Шеpеметьево".  "А-а-а...", - тепеpь уж  мой
чеpед  вздыхать,  на  этот  pаз  с  облегчением.  Сеpдце возвpащается на
место.   "Понимаешь,  -  говоpю,  -  Ооpжак  -  это  наш  почетный член,
котоpый..." - и дальше начинаю pассказывать всю эту истоpию.  Но тут  он
меня останавливает.   "Ты знаешь, -  говоpит, - мне  это совсем даже  не
интеpесно. Вот они оставили телефон", - и бумажку мне пpотягивает, - " и
пpосили позвонить вот по этим номеpам - днем, а по этим - кpуглосуточно.
Позвонишь и  pасскажешь.   А мне  совсем не  интеpесно." Тут  я еще  pаз
пытаюсь  объяснить,  что  ничего  стpашного,  что  пpо это даже статья в
"Известиях" была, а  он мне снова  : "Не надо  мне pассказывать ничего".
Ну,  не  надо  так  не  надо.   Беpу  листок  с  телефонами,  пpощаюсь и
возвpащаюсь в клуб.  Встpечаю там Гpига,  и, pешив не  откладывать все в
долгий  ящик,  мы  беpем  копию  нашего  письма Ооpжаку и идем звонить в
соответствующую компетентную оpганизацию.  Набиpаю номеp, жду.  "Алло, -
говоpю, - мы из Клуба Любителей Фантастики МГУ, нас пpосили  позвонить".
"Да-да, - отвечают на  том конце пpовода, -  очень хоpошо. Только вы  не
могли бы  позвонить чеpез  пять минут  по следующему  телефону. Мне надо
пеpейти в  дpугую комнату,  а то  (молчание) здесь  слишком шумно". Мы с
Гpигом  пожимаем  плечами.   "Хоpошо,  -  говоpим,  -  чеpез  пять минут
пеpезвоним".  Чеpез некотоpое вpемя звоним снова, уже по дpугому номеpу.
Тот же голос начинает нас  pасспpашивать о наших отношениях с  товаpищем
Ооpжаком. Я  отвечаю, что  отношений никаких  особых нет,  что мы только
пpочитали  статью  в  газете,  пpиняли  этого  Ооpжака почетным членом и
послали ему  письмо с  сообщением об  этом. В  подтвеpждение своих  слов
зачитываю  полностью  текст  письма.  Ближе  к  концу  по pепликам с той
стоpоны начинает становиться  понятным, что это  совсем не то,  чего они
ожидали, и что интеpес к нам заметно упал.  В заключение нам  объясняют,
что Ооpжак исчез из дома,  пpедваpительно сказав, что ему "пpишел  вызов
из МГУ", и пpосят, если он у нас объявится, немедленно сообщить по  этим
же телефонам.  "Непpеменно - непpеменно,  - отвечаю, - как только -  так
сpазу".  Вешаю тpубку, и мы с Гpигом начинаем смеяться, смеяться  долго.
Мы уже догадались, что Аян Мочак-Хааевич снова pванул в Японию.   Желаем
ему  удачи  и  возвpащаемся  в  клуб.   Стоит  только  добавить,  что, к
глубочайшему сожалению, Ооpжак у  нас так и не  появился.  И в  комитете
комсомола  об   этом  больше   не  вспоминали,   и  из   соответствующей
компетентной оpганизации нас больше не беспокоили.

КОНЕЦ ДОКУМЕНТА 4.

ДОКУМЕНТ 5.                     9 маpта 1990 г.
                                тов. Савченко.

                Докладная записка.

        Коллега Юpик!
  Поскольку я , возможно, тебя не увижу, то настоящим хочу пеpедать тебе
некотоpый квант инфоpмации.

  Сегодня, 9 маpта с.г., в клубную комнату (Библиотеку), где в то  вpемя
был  я  и  еще  pяд  коллег  (по  служебной  надобности),  зашел  некто,
пpедставляющий СОИ. (*) Звали его,  кажется, то ли Саша, то  ли Алексей,
эдакий худощавый, светловолосый, (вот Игл говоpит, что не худощавый),  в
унивеpситетской майке.  Зашел, по  его словам,  познакомиться. Пеpвое, с
чего начал - "Говоpят, кто-то из ваших куда-то там pванул, то ли в  одну
загpаницу, то ли в дpугую..."

  Сухой  остаток:  данный  товаpищ,  по  его  словам, услышал недавно от
"кого-то  из  pектоpата"  насчет  того,  что  "в  pектоpат пpишло письмо
откуда-то  там  о  том,  имеет  ли  отношение к КЛФ МГУ некий знаменитый
товаpищ, котоpый слинял "зайцем" в загpаницу", на что якобы pектоpат (?)
ответил, что  "в КЛФ  многие являются  почетными членами  - Санта-Клаус,
Микки-Маус и т.д. и т.п." Конец цитаты.

  Pезюме: слухи об этом достославном деянии pаспpостpанены шиpе, чем  мы
пpедставляем. Заходивший тов., конечно, ничего не знал. Я pазъяснил (pаз
уж зашла pечь) обстановку - увы, но  А. М.-Х. Ооpжака мы еще в глаза  не
видели, но зато символически - условно нашим он является.

                                        Искpенне ваш,
                                        Г.Невеpов.
------------------------------------------------------------------------
  (*) СОИ - Свободная Общественная Инициатива,
           одна из общественных оpганизаций МГУ.

КОНЕЦ ДОКУМЕНТА 5.


ДОКУМЕНТ 6                                           28 сентября 1990 г.

               Выписка из протокола III Отчетно-выборного
               Общего собрания КЛФ МГУ.

6.7. СЛУШАЛИ

        Неверов Г. - Предлагается принать в действительные
                     почетные члены клуба
                     Аяна  Мочак-Хааевича  Ооржака
                     из Тувы. Его  устное согласие имеется.
                     История вопроса собравшимся известна.

     ПОСТАНОВИЛИ

        6.7. Принять в действительные почетные члены клуба
             Аяна Мочак-Хааевича Ооржака.


КОНЕЦ ДОКУМЕНТА 6

ДОКУМЕНТ 7                                           1990 г.

                Из воспоминаний члена КЛФ МГУ.

                                       "Нам нужен мир"
                                         (из лозунгов КПСС)

     Некотоpое  вpемя  тому  назад  я  отдыхал  на куpоpте. Я там маялся
бездельем.  Напpимеp,  читал  книжки,  такие,  как  "Япония  и   японцы"
В.Цветова (как сейчас помню, в такой твеpдой белой обложке). На  куpоpте
я познакомился со многими pебятами. Одного из них звали Аян.

     Когда появилась пpесловутая статья в газете "Известия" о беглеце, я
не  обpатил  на  нее  особого  внимания.  В  Туве это имя (Аян), как мне
известно, очень pаспpостpанено.

     После зимней сессии, выполняя поpучение секpктаpя КЛФ МГУ Невеpова,
я  побывал  в  Кызыле  и  пеpедал  Аяну  Мочак-Хааевичу  Ооpжаку  письмо
(исх. N 00117  КЛФ МГУ) с  пpедложением вступить в  заочные члены клуба.
На это он отpеагиpовал положительно  (то есть хоpошо) и выpазил  желание
пpодолжить дальнейшее сотpудничество.

    Вообpазите, кстати, мое изумление, когда я узнал, что это тот  самый
Аян, с  котоpым я  когда-то познакомился  на куpоpте.   Прошло несколько
дней каникул,  и я  отбыл в  Москву, чтобы  продолжать учебу.   Все  шло
хорошо, и мои впечатления о  встрече с Аяном стали постепенно  стираться
под  действием  новых   событий.  Но  разговор,   который  состоялся   с
сотрудником   одной   организации    Тувинской   Автономной    Советской
Социалистической Pеспублики, возвратил меня  на полтора месяца назад.  В
20.45 восьмого марта сего года в комнату вошел и вручил мне под расписку
срочную  телеграмму  неизвестный  человек.   В  ней  было сказано, что я
вызываюсь  к  21.00  на  переговор  с  Кызылом.   Я  спустился  вниз  на
переговорный пункт, там телефонистка сразу  отправила меня в кабину.   Я
поднял трубку, человек на том конце провода проедставился мне дядей Аяна
и убитым голосом спросил у меня, не приезжал ли Аян в Москву. Я ответил,
что нет,  такого не  было.   Говоpил он  с акцентом,  вставляя тувинские
слова.   Затем я  поинтересовался, что  случилось.   Выждав после  моего
вопроса паузу, тот же человек  твердым голосом на русском языке  сказал,
что со мной говорит сотрудник  одной организации, и я должен  рассказать
ему все,  что я  знаю, так  как родители  Аяна сообщили,  что я  дал ему
приглашение приехать  в Москву.   Но я  не сказал  ничего -  потому  что
ничего не знал.  Мне пришлось дать обещание сообщить немедленно им,  как
только Аян появится.  Pанее Аян давал обещание написать мемуар обо  всех
своих похождениях.  С выполнением его, я думаю, он прекрасно справился.


КОНЕЦ ДОКУМЕНТА 7

ПРИМЕЧАНИЕ

     При подготовке документа 8 к  печати  стилистика  текста  намеренно
сохранена.  Кое-где  расставлены  запятые,  прочие  редакционные  правки
заключены в квадратные скобки.

КОНЕЦ ПРИМЕЧАНИЯ





ДОКУМЕНТ 8

                        Аян Мочак-Хааевич ООРЖАК

                         ВСТРЕЧА С ЗЕМЛЕЙ ЯМАТО

     Наверное, у любого человека есть мания странствий и путешествий.  У
каждого она измеряется своими мерками, будь это поездка в далекую страну
или поход по окрестностям.  И каждый выбирает свой путь передвижения.

     Когда я был маленьким, я очень долго засиживался в аэропорту нашего
города и смотрел на бело-синие самолетики, то взлетающие, то
приземляющиеся под голос диктора.

     Несколько  раз  в  неделю  в  наш  город прилетал большой лайнер из
Москвы. Сначала он с высоты  пролетал над городом и аэропортом.   Потом,
сделав большой круг, он  медленно и важно спускался  с высоты и с  ревом
садился на бетонку. На час он затихал, и мне оставалось разглядывать его
со стороны.

     Самолет как-то похож на человека. Если захотеть, можно даже  узнать
его "характер" - добрый он или злой, увидеть его глаза и взгляд, сильные
стальные  руки.  А  когда  зашумят  его  двигатели,  можно услышать, как
самолет поет свою песню и о чем-то говорит.

    Я так завидовал этому самолету с его пассажирами, особенно  пилотам.
Ведь впереди у них длинная дорога среди голубой, просторной глади неба.

     Тогда я решил, что когда я вырасту, у меня будет такой же большой
самолет и я буду возить людей далеко-далеко.

     Однажды с мамой  я отправился на  курорт на этом  большом самолете.
Это был  для меня  праздник.   Ведь долго-долго  сидеть у иллюминатора и
смотреть, как внизу проплывают облака, а высоко наверху светит солнце  -
это просто потрясающе чудесно.   На курорте я встретил новых  пpиятелей,
пpочитал книгу про интересную и далекую Японию.  Передо мной  проплывали
картинки   священной   Фудзи,   мчащийся   рядом   с  ней  суперэкспресс
"Син-Токайдо".   Представились   моему  воображению   изящные  гейши   и
воинственне самураи, красовались древние  императорские дворцы.  И  хотя
современная Япония  не та,  что была  в прошлом,  мне хотелось видеть ее
такой, какой она мне представлялась.

     Раньше  доводилось  мне  читать  об  этой  стране,  видеть   фильмы
прославленных  режиссеров,  и  во  мне  загорелось желание туда попасть.
Конечно, проще всего взять и купить путевку.   Но у меня не было на  это
средств.

     Сентябрь  1989.   В  это  время  произошло  мое первое знакомство с
международным аэропортом Шереметьево-2 в  Москве.  Там я  впервые увидел
множество самолетов разных авиакомпаний, в порту провел несколько  дней.
К  этому  времени  у  меня  кончились  деньги.   Приходилось  спать   на
скамейках, смотреть  на разношерстую  публику, пить  подслащенный чай  с
булками, осмотреть  весь аэропорт.   Как-то один  раз я  улегся спать  в
укромном месте на полу балкона в  зале ожидания.  А наутро проснулся  от
каких-то  разговоров.  Оказывается,  начальники  порта  водили  по порту
небольшую делегацию иностранных коллег.   А я, наверное, "подмарал"  вид
аэропорта.  После этого один из начальников повел меня в свой кабинет  и
начал расспрашивать обо мне.  Точно  как на допросе. Затем он вызвал  по
телефону дежурного милиционера, и допросы перешли из кабинета начальника
в комнату милиции.

     После недолгих "уговоров" меня под конвоем через весь зал аэропорта
ведут в милицейскую  машину, как преступника,  и увозят в  спецприемник,
т.к. у меня не было  денег "на существование".  Через  неделю пребывания
там я снова оказываюсь дома.

     В середине декабря я опять оказываюсь в Москве с  единственной  для
меня целью - улететь в Токио.

     Для этого  на всякий  случай я  взял с  собой побольше  денег, взял
нейлоновую куртку  и -  отправился в  путь. А  перед всем этим пролистал
дома Уголовный  кодекс, где  писалось, что  от этого  можно взять  много
неприятностей.

    Прибыв во внутрисоюзный  аэропорт, я решил,  что в столице  не стоит
задерживаться  и,  проехав  через   весь  город  прямиком  на   подземке
[Непонятно:   в  Шереметьево  метро  не  ходит.   -  Ред.],  прибываю  в
Шереметьево. Улететь, минуя все контроли, можно было только через забор.
К моему  счастью, он  был невысоким  и незащищенным,  а в  одном месте я
нашел  подходящий  проход.  Мне  оставалось  выписать расписание вылетов
Токийских  рейсов.   Почти  все  они  летели  из  Москвы  вечером, когда
наступали сумерки.   Это были  транзитные "Боинги",  летящие из  Парижа,
Лондона  через   Транссибирскую  магистраль   японских,  французской   и
английской  авиакомпаний.   В  тот  же  вечер  я  решил "прогуляться" по
аэродрому и, если повезет, отправиться в путь.  "Дырка" в заборе была  в
нескольких сотнях метров от трассы.

     Проделав путь по глубоким снежным сугробам, я переступаю порог там,
где начинается слово  "граница".  Уверенно  зашагав, иду среди  огромных
лайнеров  в  почти  безлюдном  поле,  стараясь  обходить стороной любого
прохожего. Ищу Токийский  рейс. Уже два  раза прошелся вдоль  здания, но
нужного самолета нет.  Долго находиться там не имело смысла и было очень
опасно. Почти бегом отправляюсь обратно.

     Но, как  говорится, попался.   В самом  конце здания  неожиданно из
темноты  навстречу  мне  пошел  пограничник.   Пограничник,  видя, что я
нездешний, стал жестами показывать, как я понял, требуя документ. У меня
не поворачивался язык, я не знал, что делать. В тот момент мне  хотелось
быстро убежать, но к нему подошло еще несколько человек, и я отдал  свой
"серпастый,  молоткастый".  Тогда  один  из  них говорит:  "Пройдемте со
мной".  Идя  по служебным коридорам  аэропорта, я говорил  себе, что это
провал, что это  конец. Потом, придя  к какоиу-то кабинету,  тот человек
спросил меня:  "Что делаешь  на летном  поле?". Не  зная, что сказать, я
молчал. Он  опять задал  вопрос.   Мне пришлось  соврать и  сказать:  "В
гостиннице  нет  мест,  поэтому  ночую  в  аэропорту,  а  на поле пришел
посмотреть самолетики, так как они очень красивые."  После этого я вновь
в  дежурной  части.   Там  они  не  смогли упрятать меня в спецприемник.
Пообещав, что сейчас же  уеду домой, отправился на  улицу.  В это  время
прилетел транзитный Токийский рейс, который должен причалиться у  здания
на час.  У меня был выбор.  Либо лететь обратно домой, либо использовать
последний шанс.  Мне нечего было  терять.  Я решился на этот  шаг сразу,
когда меня отпустили. Я верил, что все будет нормально, или же  наборот.
Вера перевесила страх.

     Пройдя  по  трассе,  идущей  от  аэрпорта,  я  остановился у тропы,
которая вела к цели. За мной никто не следил, было малолюдно. Рядом то и
дело проплывали автобусы и автомобили.

     Идти несколько сот метров по мокрому и глубокому, выше колен, снегу
было очень трудно.  Иногда тонкая ледяная пленка удерживала мой вес,  но
почти весь путь я проваливался сквозь нее и шел с медленной,  черепашьей
скоростью.

     И вот проход.  Немного постояв у него, я прошмыгнул в него и,  чуть
бежа,  скорчившись,  спрятался  за  огромными  сугробами  снега, которые
очищались от летного поля.

     Темнело. Но  всю эту  темноту пронизывал  яркий свет,  исходящий от
мощных прожекторов, стоящих на высоких  вышках.  Была метель, но  воздух
был  теплый  и  влажный,  а  впереди  кипела жизнь аэродрома.  Прилетали
самолеты.  Транзитные отправлялись к зданию и через телетрапы высаживали
пассажиров.   А   те  самолеты,  которым   предстояла  долгая   стоянка,
становились на краю бетонки  вдоль оград, окружавших аэропорт,  там, где
был я.  Мои  взоры были направлены на  "Боинг" "Джала".  Мне  оставалось
пробежаться через все поле к зданию и через служебную лестницу телетрапа
отправиться в салон самолета.  Но, к моему сожалению, рядом с  самолетом
толпилось множество  фараонов разного  ранга, а  еще раз  оказаться в их
руках - значило бы конец всему.

     Так вот, уже где-то час стоит самолет и уже, видимо, "заправляется"
пассажирами, и  час стою  я с  окоченевшими от  холода ногами.  В это же
время  в  нескольких  десятках  шагов  от  меня  подрулил только что наш
советский дальнемагистральный  лайнер.   Видимо, подумав,  что с Боингом
мне не повезет, да и вообще этим вечером, я от отчаяния и скуки  глядел,
как  выходят  из  него  пассажиры,  подъезжают  всякие  машины,   что-то
вытаскивают и грузят.  Но вот вышли  все пассажиры, отъехали  грузовики,
самолет принял у себя пограничников, которые, проверив все дырки,  через
пару  минут  под  сильным  снегопадом  убежали прочь в здание аэропорта.
Отъехал также трап от самолета, можно было предположить, что в  самолете
никого нет.  Но, к моему удивлению, в кабине экипажа находился, кажется,
один человек, видимо, летчик. И я  ломал себе голову и думал, как  же он
выйдет из самолета.  Не будет же  он прыгать на  землю с высоты.   Через
некоторое время его фигура появилась  в открытом багажном люке, и  через
низенькую стремянку он ступает на землю и уходит прочь. "Вот она, дорога
внутрь!" - думал я и говорил  себе, что медлить нельзя, и пошел  сначала
медленными  шагами,  а  потом  бегом.   Остановившись  у входа, я вертел
головой и  медленно, чтобы  не упасть,  поднялся по  ней.   Труднее было
перекинуть ногу, чтобы оказаться в багажнике.  Оказавшись в нем, я начал
искать  проход  вверх.  И  нашел.  Поднявшись  в пустой салон, я сначала
убедился, что пилот в кабине  был один, направился тихо и  медленно, как
это делают убийцы, в кабину корабля.

     В полупрозрачной пилотской стояли, как будто в ожидании,  несколько
пустых кресел, а перед ними светились разноцветные индикаторы и  торчали
два  штурвала.   На  мгновенье  я  сел  в  кресло, взял в руки штурвал и
почувствовал себя в полете.  Еще никогда не приходилось даже заглядывать
в "живую" кабину.  Впереди  из больших окон виднелось темное  московское
небо со светящимися в небе огнями от взлетающих самолетов, стоял впереди
глухой, темный  и густой  лес. Но,  как бы  то ни  было, я  отправился в
поисках  убежища.   Идя  по  пустому,  безлюдному  самолету,  я на время
почуствовал себя здесь хозяином.

     Когда летишь в самолете, салон становится нарядным и праздничным, а
здесь были  открыты все  крышки багажников  после пограничного контроля,
спинки  кресел   свалены  вперед-вниз,   где-то  валялись    пластиковые
стаканчики, пакеты, проспекты и журналы.

     Усевшись  в  самый  конец,  я  стал  читать  журнал,   напечатанный
иероглифами,  похоже,  японскими.  И  меня  озарила  надежда - а вдруг в
Страну восходящего солнца.  Но неожиданно в самолете погас свет.   Салон
освещался лишь отсвечиванием  прожекторов аэродрома через  иллюминаторы.
А впереди мигали лампочки из темной пилотской кабины.  У меня  появилось
скверное  чуство,  что  этот  самолет  тут  будет стоять несколько дней,
может,  неделями  и  месяцами.   Я  решил  дождаться утра и почти улегся
спать,но вдруг впереди  услышал отзвук открывающейся  двери, а вслед  за
тем послышались голоса.  Вместе с  этим включился свет.  И я,  как мышь,
помчался в  поисках укрытия.  Где-то в  хвосте я  нашел место, где через
стенку  я  пролез  в  узкое  место,  то,  что  находится между салоном и
фюзеляжем.  Вместе  со  мной  "сидели" коммуникационные провода, всякого
рода датчики и шланги.  Но устроился я там вполне уютно. Меня тянуло  ко
сну. Но страх держал меня в полной неподвижности.  В это время я впервые
молил бога, чтобы все  обошлось.  Рядом около  меня то и дело  слышались
шаги и  разговоры, ставили  какие-то стальные  ящики, а  за стенкой тихо
урчали гондолы двигателей. Но мне пришлось закрыть уши руками.

     Через некоторое время самолет начал безмолвно двигаться.   Кажется,
буксир везет лайнер к зданию  аэропорта. А это значило, что  скоро будет
полет.  Потом в самолет зашли  пассажиры. А я сидел и молил  бога, чтобы
все обошлось.

    И вот начали свои обороты двигатели.  Шум нарастал, и я еще  плотнее
закрыл  уши  и  начал  незаметно  засыпать.   Проснулся,  когда  на меня
навалилась тяжесть. Это взлет.  Совершилось  чудо.  В моем месте, где  я
сидел,  потеплело,  стало  уютно,  а  из металлических ящиков доносились
явственные запахи от кушанья.

     Теперь предстояла следующая работа.  Нужно было  "натурализоваться"
с  пассажирами.   Для  чего   необходимо  отыскать  свободное  место   и
продолжить полет.  Встав у прохода, я принялся разглядывать сзади салон.
Нашлось место.   К удивлению,  мои попутчики  оказались разноязычными  и
разноцветными.  На ломаном английском попросил пройти к свободному месту
и сел, принявшись всех разглядывать.  Пока сидел в укрытии, я  прослушал
[не услышал] маршрут полета, но не спрашивать же у соседей, куда я лечу.
Начался обед.   Заграничная аэрофлотовская пища  отличается от той,  что
дают нам  дома, поэтому  [Вариант: но.  - Ред.]  мои иностранные коллеги
мало что  отправили в  желудок с  подносов. А  я, зная,  что на  рубли в
"Макдональдсе" за границей не пообедаешь, принялся облизывать все  чашки
и тарелочки из подноса.   А все вблизисидящие смотрели на  меня большими
глазами. Тогда у них  и появились подозрения на  меня, но вели они  себя
улыбчиво, перекидывались словами и фразами.  Со стюардессами я почему-то
общался на английском.  Навсегда запомнил в английском такие слова: чай,
кофе, кока, пепси, и - другой пишевой рацион.

     Через несколько часов объявляется  промежуточная посадка в Дели.  С
высоты  виднелись  огни  ночного  Дели.   А  возле  порта росли одинокие
пальмовые деревья.  Мне не верилось в происходящее - ведь еще  несколько
часов [назад] была холодная Москва.

     В  полной  растерянности  я  убитым  сидел  в своем кресле, когда в
салоне воцарилась  тишина от  выключенных двигателей  самолета. По радио
приглашают  людей  к  выходу.   Все  оживленно  встают  со своих кресел,
перешаривают свои  сумки и  вещи, толпой  направляются выходить.   В это
время я стоял в заднем  туалете у зеркала и стеклянными  глазами смотрел
на себя.  Глубоко вздохнув, уверенно направился выходить.  Спускаясь  по
трапу,  в  лицо  дунул  приятный  ветерок,  а внизу уже стоял наполовину
наполненный пассажирами автобус.

    Мягко тронулся автобус.   Все вокруг с  интересом вертели  головами,
смотря за окна.  Да и мне  не меньше их  было любопытно впервые  увидеть
индийскую землю.   Потом все  вошли в  здание, а  я остался  на земле  и
припрятался между большими железными ящиками.  Передо мной кипела ночная
жизнь аэропорта. Где-то проезжал автокар с багажом, где-то буксир  тащил
самолет, и везде ходили люди в форме с радиотелефонами в руках, так  же,
как в Москве,  но с некоторыми  различиями.  Там  холодно, а тут  тепло,
даже очень  тепло.   Там говорят  на одном,  а здесь  на другом языке. А
работа там  и здесь  казалось одинаковой.  Так вот:   отошел немного  от
своего места, как вдруг навстречу  мне идет тощий человек.   Походка моя
замедлилась, выражение моего лица  было серьезным и равнодушным,  но он,
пройдя мимо меня,  улыбнулся, показывая свои  белые зубы и,  посверкивая
своими светлыми глазами, равнодушно пробормотал что-то мне и ушел прочь.

                                          [... пpодолжение следует ...]
    



Все журналы | Следующий
 
РУССКАЯ ФАНТАСТИКА
Премии и ТОР | Новости | Писатели | Фэндом | Календарь | Книжная полка | Ссылки | Фотографии

Связаться с редакцией

© 1997 Страничку подготовил: Дмитрий Ватолин
© 1998 Поддерживает: Ромыч ВК.