РУССКАЯ ФАНТАСТИКА
Премии и ТОР | Новости | Писатели | Фэндом | Календарь | Книжная полка | Ссылки | Фотографии

Предыдущий | Все журналы | Следующий

Информационная сводка КЛФ МГУ

Выпуск 5



 

                      Информационная сводка КЛФ МГУ.

                               Выпуск 5.

                        (сентябрь-декабрь 1990г.)




                    Содержание :


            Ю.Савченко. Наши люди в Гааге (Уолдкон - 90)  ...   1
            Наше кинообозрение   ............................  31
               Н.Никонов. Дайджест журнала "Старлог"   ......  32
               Н.Никонов. Дайджест информа
                 Steven Spielberg Film Society   ............  39
            К "Еврокону-91". Польский фэндом   ..............  41
            Хроника клуба  ..................................  45
            Пишут нам  ......................................  48
            Пишут о нас  ....................................  50


                               = 1 =


       Ю. Савченко, председатель КЛФ МГУ.

       Наши люди в Гааге. ("Уолдкон-90")

                         Нам нужен мир,
                         И по возможности весь...

     В то, что поездка нам удастся, не  верилось  до  самого  последнего
момента. Однако без ложной скромности скажу,что наша целеустремленность,
энергичность, вера в победу и изрядная доля просто везения сделали  свое
дело: мы успешно преодолели проблемы с ОВИРом, въездной визой, валютой и
билетами. Как? Это уж вопрос отдельный и здесь рассматриваться не будет.

     20.08.90

     Утром в день отъезда в клубе жуткий разгром. Накануне до двух  ночи
мы придумывали и печатали (на английском) подписи к фотографиям, которые
берем с собой, и поэтому на диване, на столе и под столом,  а  также  во
всяческих других местах валяются обрывки бумаг, фотографии и другие наши
вещи, приведение которых в вид, более удобный для перевозки, как  обычно
в таких случаях, оставлено на последний день. Мы  с  Андреем  Захарченко
носимся, язык на плечо, между нашими комнатами в общежитии  и  клубом  и
пытаемся ничего не забыть. Наконец, минут  за  пятдесят  до  отправления
поезда мы приходим к выводу,  что  если  повспоминаем  еще  немного,  то
забыть можно будет уже о  поезде.  С  этой  мыслью  мы  вываливаемся  из
университета и  пытаемся  поймать  хоть  какую-нибудь  машину,  так  как
общественный транспорт нам помочь уже не в силах. Минут за тридцать пять
до момента отправления мы таки славливаем черную  персональную  "Волгу",
водитель которой за двадцать (всего за двадцать!)  рублей  и  с  большой
неохотой отвозит нас на Белорусский.

     Мы в поезде. Время до границы пролетает  незаметно.  Там  обходится
без происшествий. Лишь пограничник, этакий суровый дядя, обнаруживает на
вержней полке неубранную нами здоровую коробку с настенными календарями,
которые мы взяли на продажу. Календари на классной бумаге, отпечатаны  в
Финляндии и содержат в себе красочные фотографии  девушек,  как  бы  это
сказать, одетых только в кольчуги и некоторые другие доспехи, особо себя
ими (доспехами) не обременяя. На самом деле непристойного ничего,  веяло
от них какой-то рыцарской романтикой и вполне сходило за "good fantasy".

                               = 2 =

Он (пограничник) грозно спрашивает : "Что это ?!"  На  этот  вопрос  нам
ничего другого не остается ответить, кроме как правду : " Календари ..."
- говорим мы с невинными лицами. "Как календари ? Какие еще календари ?"
Мы объясняем какие. Он  молча  крутит  пальцем  у  виска  и  выходит.  В
коридоре слышится его голос : "Ха!  Решили календарями  Европу удивить!"
Мы сидим с каменными лицами : а вдруг дядя прав и все  никому  даром  не
надо. Но отступать поздно. Едем дальше.

     21.08.90

     Прибываем в Берлин, тогда еще Восточный, где  у  нас  пересадка  на
поезд до Утрехта. (Такой сложный путь,  с  пересадками,  был  связан  со
спешностью нашего оформления ). Но поезд только  в  полночь,  и  Андрюша
рвется в  западную  часть  города,  дабы  поскорее  приобщиться  к  миру
загнивающего капитализма. Я же  в  Берлине  уже  второй  раз  и  поэтому
пытаюсь выполнять роль гида. Сдав вещи  в  камеру  хранения,  почти  все
время мы проводим в наиболее популярном  у  советских  туристов  районе,
возле универмага  "Европа-Центр",  станция  "Зоопарк"  надземки.  Берлин
оставляет впечатление какого-то гигантского проходного двора, грязного и
неуютного. Особый колорит городу придают румыны, цыгане, турки,  живущие
на вокзалах и  просто  на  улицах,  благо  тепло,  и  промышляющие,  как
правило, перепродажей краденных вещей. После открытия границы с ГДР  они
валом хлынули в Западную часть и уходить отсюда не  имеют  ни  малейшего
желания, вызывая стон и возмущение местных жителей.

     Еще в поезде мы обнаружили, что несмотря на все наши  старания,  мы
забыли-таки ложки. Есть же имеющуюся у нас тушенку - непременный атрибут
советского туриста - одним консервным ножом несколько  неудобно,  и  для
того, чтобы разрешить сию проблему, мы смело заходим  в  "Европа-Центр".
Однако - к нашему глубочайшему изумлению,мы ведь думали, что там  у  них
ВСЕ есть - ложки встречаем лишь раз и за такую цену, что нам  становится
нехорошо. Напоследок мы решаемся заглянуть в продовольственный отдел и -
о чудо ! - обнаруживаем в продаже пластмассовые ложки, правда, в  наборе
по 25 штук, всего за 3 марки. Такое количество нам явно не  нужно,  и  я
делаю попытки выяснить, а нельзя ли купить две, или хотя бы  три  ложки.
Попытки проваливаются, и нам приходится брать все. Ну и ладно, -  решаем
мы, - будем как буржуи! И затем на протяжении всей поездки после каждого
приема  пищи  вместо  того,  чтобы  вымыть  ложки,  мы  со   смаком   их
выбрасывали.


                               = 3 =

     В полночь с небольшим опозданием приходит наш поезд. Билеты  у  нас
без места - как нам объясняли, мы можем садиться на любое  свободное.  И
таких действительно много. Мы садимся и готовимся заснуть, как  вдруг...
Вот они, гримасы капитализма ! На остановке в Западном Берлине  в  вагон
заваливает жуткая толпа народу, и нам объясняют, что свободные места, на
которые мы можем сесть - это не просто свободные, а те, которые остались
после  резервирования,  осуществляемого  за  дополнительную   плату.   А
поскольку в вагоне зарезервированы почти все места, нам предлагают ехать
в коридоре. Но и коридор уже весь забит, в основном  молодежью,  имеющей
тоже просто билеты. Перспектива ехать стоя  десять  часов  нас  порядком
удручает. Навьюченные, блуждая по  составу,  делая  перерывы  на  просто
стояние, мы все-таки находим пару мест и, оставив вещи в коридоре,  т.к.
в купе места уже нет, со стоном валимся на них. Спать сидя тоже не очень
удобно, но, поверьте, все же лучше, чем стоя.

       22.08.90

     Раннее утро. Голландско-немецкая граница. Пограничник один, на  два
государства. Ходит, проверяет паспорта. За ним другой мужик идет, видать
таможенник. Заглянет в купе и идет дальше. Вот такой у них  досмотр,  не
то что  у  нас.  Но  радость  наша  преждевременна.  Взгляд  таможенника
упирается  в  нашу  злополучную  коробку  с  календарями,  и  он  что-то
спрашивает, наверное "Чья ?" Мы показываем, что наша. Таможенник  что-то
говорит,  вроде  и  по-английски,  но  я  его  не  понимаю  (как   потом
выяснилось, голландский язык очень похож на английский). После этого  он
спрашивает, говорим ли мы по-английски и, получив утвердительное  "Yes",
спрашивает,  что  в  коробке.  Я  начинаю  судорожно   вспоминать   как,
по-английски календарь, но ничего не получается. На языке вертится  лишь
слово "pictures" - картины, но я боюсь, что от такого ответа может  быть
еще хуже - подумает, антиквариат какой везем,  черт  его  знает.  Так  и
стою, лишь безмолвно открывая и  закрывая  рот.  Таможенник  видит  наше
замешательство и, вероятно, думает, что мы  что-то  скрываем  и  он  нас
поймал. "Откройте", - говорит он с загоревшимся взором.  Мы  вздыхаем  и
начинаем распутывать веревки,  которыми  наша  коробка  щедро  обвязана.
Минуты  через  три  мы  добиваемся  успеха  и,   раскрыв-таки   коробку,
демонстрируем таможеннику наших фэнтэзюшных девиц. Он тут же  грустнеет,
понимая, что обломился, и, кивая, уходит.

     И вот мы в Голландии. Теперь наша основная задача - не  пропустиить
Утрехт, где нам надо делать пересадку. Изо  всех  сил  пялимся  в  окна,

                               = 4 =

следя за названиями станций.  Утрехт.  Выходим.  И  первым  делом  бежим
резервировать места на обратный путь. Пусть за  гульдены.  Но  уж  опять
ночевать стоя не хотим,-решаем мы.

     Сказано-сделано. Спускаемся обратно на перрон и  попадаем  прямо  к
поезду до Гааги. Садимся. Едем.

     Расположившись  в  мягких  креслах,  раскладываем  наш   тушеночный
завтрак и с комфортом его поглощаем. В поезде совсем не трясет, несмотря
на скорость порядка 100 км/ч. Сорок минут, и - ура! - мы в Гааге. Теперь
надо искать либо Конгресс-Центр, либо общежитие "Окенбург",  где  у  нас
забронированы места. Поднимаемся с  перрона  по  эскалатору  и  пытаемся
найти хоть какой-нибудь информационный киоск. Тщетно. Более того, мы  не
обнаруживаем ничего напоминающего здание вокзала. Это нас  удивляет  еще
больше. (Как потом выяснилось, мы вышли с его тыльной стороны  и  потому
не распознали). Тут  я  вижу  группу  людей,  человек  эдак  десять,  со
множеством сумок и чемоданов. Как  говорится,  кроме  цепей  терять  нам
нечего. Набравшись мужества, подхожу и осведомляюсь, не направляются  ли
сии господа на Уолдкон, на что получаю утвердительный ответ. Оказалось -
фэны из Дании и, что самое удачное, у них забронированы места в  том  же
самом "Окенбурге". Правда, они пока тоже не знают, где  это,  но  вместе
веселее.

     Добираемся до общежития. Расположено оно в очень живописном  месте,
на окраине Гааги, в зелени, ухоженное, просто сказка. Общежитие у них  -
это самый дешевый тип гостиниц, в основном - для молодежи. Дешевле  него
- только кемпинг, где надо жить в  палатках.  Дежурный  долго  не  может
найти нашу телеграмму. После привлечения к поискам еще трех  сотрудников
это все-таки удается сделать,ее достают из  вороха  каких-то  бумаг.  Мы
поселяемся, выясняя, что недельное проживание плюс завтрак обойдется нам
по 200 гульденов (120 долларов)  с носа. И жить мы будем в восьмиместном
номере. Мы лишь с грустью думаем, что за такие деньги  в  Союзе  нам  бы
дворец предоставили, и идем занимать места. А пока довольствуемся  этим.
Такое ощущение, что каждый второй из живущих здесь приехал  на  Уолдкон.
Мы располагаемся, выясняем, где  находится  Конгресс-Центр,  и  движемся
туда.  Правда,  спешим  не  очень,  так  как  постоянно  отвлекаемся  на
какие-нибудь происки буржуазии (магазины и  т.п.).  По  пути,  сравнивая
увиденное с Берлином,  устанавливаем  интересный  факт,  что  аппаратура
здесь дороже, а шмотки дешевле, чем в Германии. Занятно. С помощью карты
добираемся до Конгресс-Центра. Надо отметить, что карты города у них там

                               = 5 =

отличные, выдаются бесплатно и  на  них  обозначены  даже  трамвайные  и
автобусные остановки (метро и троллейбусов в Гааге нет).

     Конгресс-Центр представляет из себя гигантское  модерновое  здание,
вокруг него толпами снует народ с бэджами Уолдкона. Мы заходим внутрь  и
видим очередь, и довольно большую. Это согревает наши души, мы выясняем,
что дают. Оказывается, очередь на регистрацию. Но нам туда, увы, нельзя,
поскольку сегодня регистрируют лишь уплативших оргвзнос  предварительно.
Такие, как мы, смогут оформиться завтра. Я с грустью смотрю на радостные
рожи прошедших регистрацию и понимаю, что сегодня мы, увы, еще чужие  на
этом празднике  жизни.  Мы  собираемся  уходить,  как  вдруг  я  замечаю
транспарант с надписью "Fans Across  The  World"  ("Фэны  всего  мира").
"Ага, -  говорю я  Андрюше. - Это  то,  что  нам  надо".  Название  этой
организации встречалось в приглашении , упоминалось, что она материально
помогает фэнам из Восточной Европы, у которых  трудности  с  валютой.  Я
начинаю выяснять,  нельзя  ли  поговорить  с  кем-нибудь  оттуда.  После
довольно продолжительных поисков  нас  представляют  мисс  Уилкинсон  (а
проще Бриджит). Мы объясняем, что мы и есть те самые фэны  из  Восточной
Европы, более того - из Союза, у которых как раз  трудности  с  валютой.
"О'кэй", - говорит Бриджит, и начинает что - то говорить.  Увы-увы,  мой
английский не позволяет мне понять больше  половины.  Единственное,  что
удается уловить : Бриджит надо  кого-то  найти,  и  она  предлагает  нам
следовать за ней. Мы углубляемся внутрь Конгресс-Центра. Уолдкон еще  не
начался, и по  всему  зданию  идут  какие-то  приготовления.  Но  и  это
впечатляет. Мы ходим по каким-то коридорам, спускаемся и  поднимаемся  с
этажа на этаж, заглядываем в многочисленные комнаты и залы, и от  мысли,
что все это с завтрашнего дня будет отдано фэнам и  фантастике,  у  меня
захватывает дух. Многие  из  работающих  имеют  портативные  рации,  что
позволяет выяснять все вопросы  значительно  быстрее.  Однако,  несмотря
даже на это, наши поиски ни к чему не приводят. В конце  концов  Бриджит
предлагает вернуться обратно в зал регистрации. Что мы и  делаем.  Вдруг
Бриджит издает радостный вопль и бросается к кому-то  сквозь  толпу.  На
некоторое время мы теряем ее из  виду.  Когда  же  видим  ее  снова,  то
узнаем, что с нами все  устроилось  нормально  :  кто-то  предварительно
заплатил, но приехать не смог,  и  нам  засчитывают  их  взнос.  Правда,
оформят  нас  все  равно  только  завтра,  но  это  уже  неважно.  Имеем
продолжительную беседу с Бриджит.  Она  расспрашивает  нас  о  Союзе,  о
фантастике и фэндоме, буквально обо всем. Ведь, как-никак, мы  -  первые
советские фэны, оказавшиеся на Уолдконе. Мы сразу пытаемся  выяснить,  а
кто еще приехал или приедет из Союза,  так  как  до  поездки,  будучи  в

                               = 6 =

Москве, несмотря на все старания, узнать  нам  это  не  удалось.  Узнаем
лишь, что заявок было прислано около трехсот, это немного  огорчает,  но
все равно мы двое - первые !

     Выясняется также, что у кого-то из  Союза  взнос  был  уже  оплачен
заранее ( в валюте ! ), но кто это - так и осталось непонятным до самого
конца, поскольку в списке уплативших нам не встретилась ни одна знакомая
фамилия ( список был общий, алфавитный ): ни Завгородний, ни Бабенко, ни
Кагарлицкий (чей доклад  был  объявлен  в  программе),  ни  Пасека  (чьи
материалы  "Fandom  in  the  USSR"  были  представлены  в   экспозиции),
никого... От Бриджит мы узнаем, что "Fans Across The  World"  -  это  не
организация каких-то богатеев-меценатов, как  мы  сначала  предположили.
Основная ее масса - это обычные  фэны,  в  основном  из  Великобритании,
отнюдь не бешеного достатка. Источники доходов, как  правило  -  частные
пожертвования, благотворительные лотереи, аукционы и пр.,  а  вырученные
деньги действительно направляются  на  помощь  фэнам.  До  сего  момента
наибольшие контакты у них были с поляками, а теперь вот прибавились мы.

     Время за разговорами пролетает незаметно. После этого,  прошлявшись
еще немножко по Гааге, возвращаемся в общежитие. Сказывается усталость и
бессонная ночь в поезде. Андрюха прилегает отдохнуть и тут же  засыпает.
Я же так не могу и принимаюсь  ужинать.  В  это  время  какой-то  парень
примерно нашего возраста начинает делать то же  самое,  с  интересом  на
меня поглядывая. Я доедаю тушенку, хмыкаю, и мы знакомимся. Я его угощаю
баночкой йогурта, а он меня -  куском  колбасы.  Парня  зовут  Фриц,  он
студент физфака университета в Гамбурге и тоже приехал на Уолдкон.  Фриц
оказывается жутким фанатом ролевых игр. Достав какую  -  то  симпатичную
брошюру, он в течение, наверное, получаса объясняет  мне  правила  игры,
там изложенной.  Правда,  очень  хочется  спать.  Сам  я  последний  раз
занимался такими вещами года три назад  и  на  куда  более  дилетантском
уровне, однако все равно довольно интересно, игра достаточно забойная.

     Тут поднимается Андрюха и,  как  следует  не  проснувшись,  уминает
остатки нашего йогурта и Фрицевой колбасы. Я представляю Андрюху и Фрица
друг другу и, пользуясь тем,  что  на  минуту  внимание  Фрица  от  меня
переключается,  засыпаю  прямо  на  стуле.  Видя  такой   оборот,   Фриц
догадывается о наших стремлениях и, вздохнув, желает нам спокойной ночи.
Я перебираюсь на свою койку (на втором ярусе) и засыпаю окончательно.



                               = 7 =

     23.08.90

     Просыпаемся  утром.  Вообще,  в  этом  общежитии  порядки  довольно
оригинальные. С 8 до 9 часов -  завтрак,  и  до  10  утра  мы  должны  в
обязательном порядке покинуть общежитие, т.к.  с  10  до  13  происходит
уборка  комнат,  и  присутствие  в  них  проживающих  в  это  время   не
допускается. Поэтому с мыслью о том, что после буйной ночи  можно  утром
отоспаться (как это обычно бывает на "Аэлите" ) приходится распрощаться.

     Завтрак входит, как я уже говорил,  в  стоимость  проживания.  Всем
выдают тарелочки с  ломтиком  сыра,  ломтиком  колбасы,  парой  кусочков
хлеба, баночкой джема и масла, а также стаканчик чая или кофе.  Негусто,
конечно. Но  положительный  момент  заключается  в  том,  что  за  такой
тарелочкой  можно  подходить  неоднократно.  Что   мы   каждый   раз   и
проделывали. Двух порций хватало насытиться, а еще две шли на бутерброды
"с собой".

     Возвращаемся в  номер  и  обнаруживаем,  что  почти  все  обитатели
куда-то делись, причем вместе с вещами. Остался лишь один американец, да
и тот с явным  намерением  слинять.  Спрашиваю,  что  такое  происходит.
Оказывается, приезжает то ли группа, то ли еще кто, и эту  комнату  надо
освободить. А переселяют нас в другую, четырнадцатиместную.  Удивляемся,
но вещи свои переносим. После этого берем материалы, которые привезли  с
собой, и едем в Конгресс-Центр.

     По дороге читаю программку. Чего тут только нет : доклады, встречи,
дискусии... Приведу лишь некоторые названия, дабы  можно  было  получить
представление об их разнообразии : "НФ в Бельгии", "Начиная  НФ-журнал",
"Несбывшиеся предсказания", "Homo Universalis", "Человечество в  третьем
тысячелетии", "Крыса из нержавеющей стали разговаривает  на  эсперанто",
"Что вам следует читать", "Давайте создадим религию",  "Либертарианцы  и
НФ",  "НФ-фильмы  после  смерти  НФ-фильмов",  "Я   ненавижу   Хьюго   и
позолоченные ракеты", "Супергерои  и  супергероини",  "Кайф  без  книг",
"Куда  переселятся  голландцы,  когда  вода  поднимется",   "Электронное
будущее : батареи исключаются",  "Безопасный  секс  и  одинокий  фэн"  и
многое, многое другое. Для того, чтобы побывать  на  всех  мероприятиях,
необходимо приезжать делегацией не менее чем из 15 человек.

     Народу  в  несколько  раз  больше,  чем  вчера.  В  этой   суматохе
встречаем-таки Бриджит. Некоторое  время  занимает  процесс  оформления,

                               = 8 =

постоянно осложняющийся тем, что Бриджит встречает  все  новых  и  новых
знакомых. Вдруг возле одного из регистрационных  столов  вижу  очень  уж
знакомую фигуру. Но верится с трудом. Незаметно подхожу поближе :  точно
- он ! "Здравствуйте, -  говорю  радостно,  -  Виталий  Тимофеевич  !  "
Бабенко поворачивается, видит меня, здоровается в ответ (мы с ним  давно
зналомы), но  тут  же,  извинившись,  отворачивается.  Такая  прохладная
встреча меня  довольно  сильно  удивляет.  Все-таки  двое  советских  на
Уолдконе... Я поначалу даже немного обижаюсь. Но, как потом  выяснилось,
у Бабенко тогда действительно  забот  хватало  и  без  меня.  При  нашей
следующей встрече он извинился и все объяснил. У  него  были  финансовые
проблемы, по вине,  в  общем-то,  организаторов,  и  в  тот  момент  ему
действительно было не до  меня.  В  дальнейшем  же  мы  очень  прекрасно
контактировали.  Ну ладно,  это я отвлекся.  Главное,  я сразу у Бабенко
выясняю, что об остальных советских он ничего не знает.

     Наконец, все проблемы с регистрацией  улажены.  Мы  получаем  пакет
информационных материалов,  бэджи  и,  уже  как  полноправные  участники
конвенции, нерешительно переступаем границу, отделяющую Уолдкон от всего
остального мира. Замечу, что граница отнюдь не  символическая  :  служба
безопасности  бдительно  следит  за  тем,   чтобы   туда   не   проникли
посторонние.  Бэдж  участника  является  единственным  и   универсальным
пропуском, и если его на тебе не видно, то даже внутри Конгресс-Центра к
тебе могут подойти и поинтересоваться о причинах его отсутствия...

     Нас сопровождает Бриджит. В первую очередь нам  надо  найти  место,
где  разместить  нашу   фотовыставку.   В   поисках   ходим   по   всему
Конгресс-Центру. Боже мой ! Если он нас так  поразил  еще  вчера,  когда
конвенция не  началась,  то  можете  себе  представить  наши  теперешние
ощущения ! Повсюду царит дух грандиозного  праздника,  ведь  Уолдкон  по
сути и есть самый настоящий праздник  любителей  фантастики.  Постараюсь
описать все по порядку. Сразу у входа находится небольшой сервис-центр :
почта, телеграф, телефон (можно хоть в Союз позвонить), обмен  валюты  и
т.д., и т.п. После этого входишь в здоровенный холл, в  центре  которого
широченная лестница на следующий  этаж,  вместо  стен  -  двери,  двери,
двери, ведущие в другие залы, холлы, комнаты.  Например,  в  зал  принца
Виллема Александра (большинство помещений носят такие звучные  названия)
- самый большой, где проходят  наиболее  торжественные  мероприятия.  По
другую сторону от входа в холле находится Information Desk. Здесь  можно
получить любую, подчеркиваю -  любую  информацию  о  Уолдконе,  Гааге  и
Голландии в целом. Рядом - Voodoo Board. Это стенд, на котором  записаны

                               = 9 =

фамилии приехавшших на Уолдкон, разбитые на четыре группы  по  алфавиту,
возле которого стоят четыре ящика с соответствующими надписями. Если  вы
хотите передать кому-нибудь собщение, но не знаете, где  этого  человека
найти, вы берете красную кнопку ( они лежат рядом ) и втыкаете  напротив
нужной вам фамилии на стенде, а  в  соответствующий  ящик  кладете  саму
записку. Человек приходит, видит отметку напротив своей фамилии в списке
и узнает, что ему лежит записка. Очень удобно. Кстати, среди фамилий я с
радостью обнаружил Zavgorodniy. Но увы ... Забегая вперед, скажу, что он
так  и  не  приехал.  Поднимаемся  по  лестнице  на  второй  этаж  этого
здоровенного холла. Картина - такая же, в том плане, что вместо  стен  -
только двери. Основное место здесь  отдано  будущим  Уолдконам.  Хозяева
конвенций 91 и 92 года, места проведения которых уже определены  (Чикаго
и Орландо), чувствуют  себя  наиболее  уверенно.  Они  рекламируют  свои
конвенции (уже чисто формально) и принимают взносы  за  участие.  Сейчас
это стоит намного дешевле, чем непосредственно  перед  самим  Уолдконом.
Наиболее беспокойно ведут  себя  представители  Сан-Франциско,  Загреба,
Гонолулу (Гавайские острова) и Феникса (США). Все они борются  за  право
проведения Уолдкона'93. Голосование будет через  пару  дней,  и  за  это
время надо показать, что лучше твоего города для Уолдкона просто быть не
может.  Также  там  находятся  представители   городов,   предполагающие
провести у себя Уолдконы в последующие годы. Например, Атланта  в  1995,
Торонто в 1996. И хотя времени еще навалом,  они  начинают  выставляться
уже сейчас  (что  называется  -  готовь  сани  летом...).  Каждое  такое
представительство имеет красочно оформленный  стенд,  за  столами  сидят
приветливые люди, охотно отвечающие  на  любые  вопросы  и  раздающие  и
продающие проспекты, буклеты, фэнзины, сувениры.  Словом,  жизнь  кипит.
Там  же  встречаем  нашего  давнего  знакомого  Николая  Близнакова   из
Пловдива. Как ни странно, у него те же финансовые проблемы  (скоро  я  к
этому привыкну), и даже более сильные, чем у нас: ему негде жить и денег
нет даже на оргвзнос, поэтому  бэджа  у  него,  естественно,  нет.  А  в
Конгресс-Центре он нелегально. В конце  концов  его  приютит  у  себя  в
гостиничном номере Эрик Симон из тогда еще ГДР, а пока Николай грустит.

     К нам внезапно подбегают несколько ребят, моего возраста  или  чуть
моложе ( т.е. 20-22 года ), и чего-то от нас  явно  хотят.  Оказывается,
финны,  хотят  взять  у  нас  интервью.  Причем  делают  это   настолько
профессионально,  что  я  не  успеваю  опомниться,  как  уже  говорю   в
подставленный диктофон. Говорю то , что еще буду неоднократно  повторять
в многочисленных беседах : о том, как трудно было сюда выбраться  и  как
мне здесь нравится, о том, что конвенции у нас тоже есть, если и хуже по

                               = 10 =

организации, то по духу - ничуть... В этот момент Андрюша прерывает меня
и указывает на Бриджит, которая очень деликатно напоминает,  что  у  нас
еще есть дела. Я со вздохом (ведь не каждый день у тебя берут  интервью)
извиняюсь перед финнами, и мы идем  дальше.  Наконец  Бриджит,  судя  по
всему, встречает нужного человека,  он  ей  что-то  объясняет,  и  мы  в
каком-то закоулке натыкаемся на целые залежи пустых стендов. Берем  один
из них и тащим в Fan Room (комната фэнов). Fan Room представляет из себя
средних  размеров  зал  (ну,  как  второй  этаж   в   свердловском   д/к
"Автомобилист"), с буфетом и столиками с креслами  и  служит  для  того,
чтобы фэны,  желающие  встретиться  и  поговорить  спокойно  или  просто
отдохнуть, могли это сделать. Также там есть  пара  столов,  на  которые
вывалены кучи фэнзинов, ньюслеттеров и т.п., привезенных из разных стран
и  предназначенных  для  бесплатной  раздачи.  Пристраиваем  наш   стенд
рядышком и обнаруживаем, что ни клея, ни чего-нибудь в этом роде  у  нас
нет. Видно, что Бриджит уже давно пора идти, но  она  лишь  говорит  мне
следовать за ней. Мы приходим в какую-то служебную комнату, причем очень
служебную, так как меня даже не захотели пустить внутрь. Бриджит выносит
что-то, завернутое в  бумажку.  Это  что-то  оказывается  средним  между
замазкой и уже разжеванной жевательной резинкой.  Чтобы  приклеить  наши
довольно большие фотографии к стенду, хватает кусочка с  четверть  ногтя
мизинца. Ох уж эти буржуйские штучки ! Удостоверившись,  что  мы  вполне
справляемся с "замазкой" и сами,  Бриджит  покидает  нас.  Мы  долго  ее
благодарим и извиняемся за трату ее времени. Бриджит  лишь  улыбается  и
говорит что-то вроде : "Это моя работа". Мы  же  доделываем  экспозицию,
которая тут же начинает привлекать к себе внимание, и идем познавать мир
Уолдкона дальше. Извините за такую патетику, но иначе наших ощущений  не
передать. Спускаемся на самый нижний  этаж  (всего  их  задействовано  в
Конгресс-Центре четыре) и... Кто читал  пару  лет  назад  в  "Следопыте"
статью Стругацких о Уолдконе'87 в Брайтоне, тот помнит, что больше всего
поразил там досточтимых братьев грандиозный книжный развал. Именно он-то
и предстал перед нами. Мы заходим в Dealers Room (торговая  комната,  уж
не знаю, как лучше перевести). Пестрые покетбуки и подарочные издания  в
суперобложках, авторов, известных повсюду,  даже  в  Союзе,  или  только
начинающих, только что вышедшие книги  и  букинистический  отдел.  Глаза
разбегаются в буквальном смысле слова. Мы ошеломлены,  просто  подавлены
таким количеством фантастической литературы, собранной  в  одном  месте.
Кроме книг, в продаже имеются  другие  разнообразные  предметы,  могущие
заинтересовать фэнов с любыми вкусами. Журналы, футболки, значки, прочая
фантастическая символика. Я обнаруживаю даже такую  непонятно  для  чего
предназначенную вещь, как компакт-диски (аудио) с записями из популярных

                               = 11 =

НФ-фильмов. Но раз есть, значит, берут. Буржуи, одним  словом.  Судя  по
количеству атрибутики, больше всего фанатов на Западе  все  же  у  "Стар
Трек", а вовсе не  у  "Звездных  войн".  Здесь  имеется  буквально  все,
способное согреть душу поклонникам этого сериала.

     Однако разбежавшиеся при первом взгляде  глаза  сбегаются  вновь  и
наполняются слезами,  стоит  только  взглянуть  на  цены.  Средняя  цена
футболки  25-30  гульденов  (~15  долларов),  двухцветный  плакат  -  20
гульденов,   "стартрековский"   значок,   свидетельствующий   о    твоей
принадлежности к штабу звездного флота - 30  гульденов.  Не  по  карману
такая принадлежность советскому фэну. Но красиво, черт подери !

     Рядом с Dealers Room располжен Fan Market. По сути это то же самое,
только свою продукцию представляют здесь не профессионалы, а  клубы  или
отдельные фэны. В частности, два стола занимают Fans Across  the  World,
пополняя свой благотворительный фонд за счет продажи лотерейных билетов,
значков и т.п. Выбор в  Fan  Market  победнее,  в  основном  самодельные
значки и фэнзины, зато и цены подоступнее. Но и  здесь  мы  не  решаемся
ничего купить, правда, по несколько иной причине. Ну в самом деле, зачем
нам неизвестный фэнзин на английском языке пусть даже и за три гульдена,
если ничуть не хуже мы можем набрать на столах в Fan Room  бесплатно.  А
особой разницы по содержанию мы не ощущаем. Зато бесплатно,  на  халяву,
берем все, что можно. Но это я отвлекся. Встречаю здесь знакомого поляка
Славомира Соучека, которого "Три Парсека" привозили  на  "Аэлиту-90".  У
него торговля идет неплохо. Товар (в  основном)  -  значки,  многие  их,
вероятно, помнят по "Аэлите". Соучек объясняет, что за стол надо платить
- 75 гульденов за пять дней, но мы можем заплатить  только  25  и  взять
себе треть их стола (другую треть арендуют чехословаки).  Мы  размышляем
(так как 25 гульденов достаточно приличная сумма) -  вдруг  торговля  не
пойдет совсем - и обещаем подумать до завтра. А сейчас надо торопиться :
через несколько минут - торжественная церемония открытия Уолдкона.

     Мы  идем  в  зал  принца  Виллема  Александра.  Над  сценой   висит
гигантское полотнище с надписью "World  Science  Fiction  Society".  Зал
постепенно заполняется. Мы неожиданно встречаем Фрица и садимся  вместе.
Играет торжественная музыка. Председатель конвенции Ван Тоорн произносит
речь, основная мысль коей сводится к тому, как  это  здорово,  что  этот
Уолдкон в Европе, и тем более - в  Голландии.  Затем  выступает  министр
культуры Нидерландов и еще какие-то люди. На сцене  постоянно  ошивается
The  Mouse  That  Roared  (Рычащая  Мышь)  -  официальный  символ   этой

                               = 12 =

конвенции. Под музыку и сквозь  клубы  разноцветного  дыма  из-за  сцены
поднимается платформа с четырьмя почетными гостями Уолдкона - писателями
Гарри Гаррисоном, Вольфгангом Йешке, Джо Холдеманом и  фэном  (очевидно,
популярным у них там) Эндрю  Портером.  Все  четверо  ржут  как  лошади,
особенно Гаррисон. Мышь преподносит  каждому  букет  цветов  и,  видимо,
говорит какие-то приветственные слова. Гости в ответ улыбаются и жмут ей
руки, пардон, лапы. Гарри Гаррисон все еще  смеется  и  пожимает  вместо
лапы хвост. Судя по всему, в  программу  это  не  входит:  Мышь  немного
теряется, а Гаррисон хохочет еще сильнее. Весь зал хохочет тоже. Весело,
одним  словом.  Затем  -  краткие   речи   "великолепной   четверки"   и
заключительные напутственные слова Ван  Тоорна.  Церемония  закончилась,
Уолдкон открыт. Фриц предлагает  нам  сходить  перекусить,  а  затем  мы
вместе идем на выступление под завлекающим названием How to  Enjoy  Your
First  Worldcon  (примерно  -  как  получить  удовольствие  от   первого
Уолдкона). На сцене дикого вида бородатый мужик уже  в  возрасте.  Можно
подумать, что он участвовал во всех сорока  семи  предыдущих  Уолдконах,
причем  непрерывно.  Помогает  ему  женщина  наружности  немного   более
привлекательной. Они явно американцы, и язык у них  более  американский,
нежели английский. Поэтому единственное,  что  я  вынес  из  получасовой
речи, это что желательно спать не менее шести часов в  день  и  есть  не
менее двух раз. Нашли чем удивить.  На  последней  "Аэлите"  я  ни  разу
больше трех часов  в  сутки  не  спал.  А  они  -  шесть!  Фи!  В  конце
выступления мужик  предлагает  всем  собравшимся  познакомиться  друг  с
другом. Мы знакомимся с  американцем,  сидящим  рядом,  а  Фриц  куда-то
убегает. Американец  оказывается  сотрудником  какой-то  радиостанции  и
долго спрашивает у нас что-то об аналогичных службах в  Союзе.  Я  почти
ничего не понимаю, но на всякий  случай  время  от  времени  поддакиваю.
Наконец, уходит и этот американец. Мы поднимаемся  в  Fan  Room.  Ого  !
Возле наших фото постоянно кто-то толчется!  Тогда  мы  решаем  выложить
несколько клубных визиток на стол рядом со  стендом,  а  сами  сидим  за
столиком неподалеку, потягиваем коку и  наблюдаем  за  реакцией  народа.
Реакция эта  положительная.  Сие  нас  радует,  и  мы  идем  осматривать
Конгресс-центр дальше.

     Как говорится, чем дальше - тем  интереснее.  Мы  обнаруживаем  все
новые и  новые  места:  кинозал,  видеозал,  комнату  для  детей  (  где
фэны-родители  могут  на  время  оставить  своих  фэнов-отпрысков  )   и
многое-многое другое. Правда, время от времени ноги сами выводят  нас  в
Dealers Room, чтобы в очередной раз потрястись и  прослезиться.  Видать,
такая уж наша доля. По всему Конгресс-Центру на  столиках  лежат  свежие

                               = 13 =

выпуски ConFacts - информационного листка,  выпускаемого  на  конвенции,
что называется, по горячим  следам.  В  день  выходит  3  -  5  номеров,
датированных  типа  "вечер  четверга",  "утро  пятницы",  "раннее   утро
пятницы".  Печатают  в  нем  все,  что  не  лень.  Часам  к  одиннадцати
возвращаемся в общежитие. В комнате - только  один  человек,  да  и  тот
спит.  Мы  вскрываем  очередную  тушенку  и  ужинаем.  Человек  во   сне
подозрительно водит носом и вздыхает.  Спать  еще  рано,  думаем  мы,  и
спускаемся в бар. В баре, к нашему огорчению, какая-то гнилая молодежная
тусовка, ничего фантастического.  Заказав  по  пиву,  мы  усаживаемся  у
стойки, и в этот момент к нам подсаживается один немец, сосед  по  новой
комнате. Мы с ним утром перекидывались парой слов. Он расспрашивает  нас
о Союзе, о перестройке и т.д. и т.п. И начинается привычный уже для  нас
разговор. Да такой, что мы даже пиво пить  не  успеваем,  что,  впрочем,
неплохо в смысле экономии наличности. В час бар закрывается, и  мы  идем
спать.

     24.08.90 Пятница.

     Утро. Встаем.  Спускаемся  вниз  и,  наученнные  вчерашним  опытом,
справляемся  у  администрации,  не  надо  ли  нам  куда  переезжать.  На
удивление, оказывается - нет.  В  столовой  потребляем  обычную  двойную
норму завтрака, и такую же норму превращаем в бутерброды.  За  завтраком
встречаем Фрица, которому  повезло  меньше:  ему-таки  пришлось  сменить
комнату. Правда, потом выяснилось, что на нашу же. Это приятнее. В  этот
раз мы берем с собой наши календари. Поляки нам говорили, что у них есть
автобус, и что  они  на  нем  каждое  утро  ездят  в  Конгресс-Центр,  и
приглашали нас с собой. Чтобы не тащиться с коробкой через  весь  город,
мы решаем принять их предложение и идем  в  кемпинг,  который  находится
буквально в двух шагах от общежития. Отыскиваем поляков и даже видим  их
автобус. Однако выясняется, что автобус, а вместе с  ним  и  большинство
поляков, едет не в Конгресс-Центр, а в Амстердам. "Мы не  столько  фэны,
сколько туристы," - говорит один из них. "Да уж!" -  мрачно  соглашаемся
мы  и  плетемся  вместе   с   коробкой   к   трамвайной   остановке.   В
Конгресс-Центре суеты не меньше, чем вчера. Толкаемся  в  этой  толпе  и
вдруг - о чудо! - не верю своим глазам : возле одного из столиков  стоит
Бриджит,  а  рядом  с  ней  наши  "комсомольцы"  -  Буря  и  Тачков   из
Комсомольска-на-Амуре. "Хо-хо!" - кричу я.  Оказывается,  они  прилетели
вчера вечером в Амстердам, на перекладных добрались до Гааги,  а  первым
человеком, к которому они в Гааге обратились с  целью  выяснить,  что  и
как, оказался то ли Ричард, то ли Роберт (увы, забыл, хоть мы с ним тоже

                               = 14 =

знакомились) из Fans Across the World, который и довел  их  прямо  сюда.
Денег у них еще меньше, чем у нас, и жить они собираются в  кемпинге.  А
сейчас первым делом им надо зарегистрироваться. Мы  объясняем,  где  нас
найти в Fan  Market,  а  сами  идем  туда,  решившись  расстаться  с  25
гульденами за треть стола. Однако,  дойдя  до  места,  видим,  что  стол
вообще пуст: поляки в Амстердаме. Тем лучше! Мы  раскладываем  все,  что
привезли : календари, открытки, значки, футболки, прочую мишуру, и  торг
начинается. Нельзя сказать, что наш товар был  уж  очень  популярен,  но
народ вокруг толпился все время. Изредка даже  кто-то  что-то  покупает.
Все остальное время проводим за разговорами, отвечаем на  многочисленные
вопросы, раздаем наши  клубные  визитные  карточки,  раздариваем  другую
мелочь.  Собственно,  мы  -  это  чересчур  громко  сказано,   так   как
андрюшиного английского явно недостаточно для содержательной  беседы,  и
посему я вынужден отдуваться  за  двоих.  Появляются  сияющие  Виктор  с
Анатолием, уже при бэджах, чин чином. Видя, чем мы тут  занимаемся,  они
решают не отставать и выкладывают все, что только могут.  Поэтому  среди
обязательных для такого места значков и открыток  на  столе  оказываются
другие  довольно  пикантные  предметы,  как-то:  мятая  пачка  советских
папирос,  зачитанная  до  предела  переплетенная  ФЛП   Сильверберга   в
классическом виде (т.е.  где-то  так  четвертая-пятая  копия)  и  многое
другое тому подобное. Все это вызывает у публики  еще  больший  интерес.
Стоять так постоянно всем смысла нет,  и  мы  периодически  меняемся.  У
Виктора на Уолдконе, помимо всего, есть довольно  конкретные  дела.  Как
представитель Хабаровского издательства "Амур" он ищет здесь  писателей,
пишущих  фантастику  для  детей,  которые  разрешили  бы  печатать  свои
произведения в Союзе. Бриджит и тут вызывается помочь. Так, в  общем-то,
этот день и протекает: кто-то "ведет дела" за столиком,  в  который  раз
рассказывая, как здесь хорошо, как трудно было сюда попасть,  и  что  он
думает о перестройке (эти вещи у нас спрашивали с завидным постоянством;
даже те из нас, у кого с английским  быди  нелады,  вскоре  на  подобные
вопросы  отвечали  бойко  и  без  запинки),  остальные  же  шастают   по
Конгресс-Центру, снова и снова не  переставая  восхищаться  происходящим
вокруг действом.Вчера мы хоть и многое осмотрели, но, оказалось,  далеко
не все. Например, буквально в двух шагах от Fan Market  мы  обнаруживаем
Art Room, где находится  выставка  НФ  (и  фэнтэзи,  конечно)  живописи.
Большинство картин ( а всего их  было  сотни  две  )  предназначены  для
последующей продажи на аукционе. Начальная цена  для  торгов  обозначена
рядом с названием. Здесь же есть и другая цифра - цена, за которую автор
отдаст свою картину сразу же, не раздумывая  и  не  дожидаясь  аукциона.
Причем эта цена иногда выше, а иногда и ниже начальной, что остается для

                               = 15 =

меня полной загадкой.  Почти  все  картины,  за  исключением  нескольких
совсем уж сюрных, очень приличны.  Вот  бы  нам  в  клуб  парочку!  Наше
внимание  особенно  привлекают  довольно  реалистичные  работы  на  тему
"Чужих". Очень душевно, и греет душу, а то почти все остальное совсем уж
незнакомое.

     В той же Art Room на территории, отделенной  от  картинной  галереи
перегородкой, мы находим еще две  интересные  экспозиции.  Первая  -  из
истории Уолдконов.  Фотографии,  символика,  сувениры  с  довоенных  еще
времен до прошлогодней конвенции. Увы, увы,  но  абсолютное  большинство
имен и названий под фотографиями не говорит нам ровным счетом ничего.

     Помимо  "Уолдконологии"  здесь  же   имеют   место   мини-выставки,
посвященные национальным фэндомам, как-то: Fandom in Finland, Fandom  in
Japan и т.п. С удовлетворением отмечаю, что привезенные нами фото ничуть
не хуже, а на мой взгляд, так даже  лучше,  многих.  На  финских  сплошь
чьи-то физиономии, либо просто так, либо во время какой-нибудь пьянки, и
подписи с именем. Никакого юмора, никакой информативности. Физиономия  -
и подпись, физиономия - и подпись, как будто  это  интересно!  Так  вот,
хожу я, хожу, смотрю на экспозиции  буржуйские,  сравниваю  их  с  нашей
собственной и тихонько радуюсь. Как вдруг вижу: Fandom in the USSR. Ну и
ну! Неужели тут все же есть еще кто-то из Союза, да еще и  с  выставкой?
Изучаю ее внимательней.  Почти  вся  экспозиция  -  это  сплошной  текст
практически без иллюстраций, присутствует лишь изображение  человечка  -
символа "Уральского следопыта", и все. Да  и  текст,  надо  сказать,  по
качеству перевода не из лучших. Достаточно того, что "Дом культуры"  там
переведен как "Home of culture". Кто знает английский, тот меня  поймет.
После подобных пассажей в тексте стоят троекратные вопросительные знаки.
Видать, буржуи так и не  поняли,  что  сие  означает.  Позже,  во  время
разговора с организаторами Уолдкона'91, я услышал,  что  эта  экспозиция
кочует с Уолдкона на Уолдкон уже третий год и всем до смерти надоела.  Я
обещал тогда подготовить новую и, надеюсь, обещание сдержу.

     Итак, день проходит довольно оживленно. Мы пользуемся все большим и
большим успехом. У  столика  постоянно  толпа.  Всякие  безделушки  идут
нарасхват, с календарями тяжелее - ведь они достаточно  дороги  даже  по
здешним меркам. Все время кто-то  о  чем-то  нас  распрашивает  по  трем
стандартным поводам  (напомню  еще  раз:  наши  впечатления,  сложно  ли
добраться, как дела с перестройкой), еле успеваю языком  ворочать.  А  с
кем , о чем - уже и не помню, все слилось в один  сплошной  англоязычный

                               = 16 =

поток. Где-то в середине дня прибегает американец, обегает  вокруг  нас,
чуть ли рукой не трогает, и говорит, что он и его жена  были  бы  просто
счастливы поболтать с нами на какой-нибудь Party. Мы киваем, он  тут  же
предлагает некое мероприятие, которое должно состояться часа в четыре  и
на  которое,  пожалуй,  единственное  на  Уолдконе,  вход  по  отдельным
билетам. (Что это за мероприятие я не могу понять до  сих,  даже  изучив
все программы. Единственно, что я усек, что пища там  должна  была  быть
исключительно индонезийская.) Мы снова киваем, и я говорю, что  мы  тоже
были бы счастливы, если бы у нас были деньги  на  билеты  туда.  На  это
американец еще раз улыбается и говорит, что это пустяки,  и  что  они  с
женой готовы за нас заплатить. Вот это по-нашему!  Теперь  уже  радостно
улыбаемся мы. Однако, когда время подходит к четырем и мы с Андрюхой уже
вроде собираемся, вдруг прибегает этот  американец  грустный-грустный  и
говорит, что, увы, билеты были распроданы еще вчера (ого, оказывается, и
у буржуев такое бывает), и он страшно извиняется, но желание поболтать с
нами у него и жены его не уменьшилось, и они будут рады  видеть  нас  на
Party,  носящей  имя  World   Computers   Network   Systems   (Всемирные
компьютерные сети), кое состоится  сегодня  вечером  в  Bell-Air  Hotel,
неподалеку от Конгресс-Центра. Очухавшись от такой тирады  и  постепенно
восприняв смысл, мы немного удивляемся: причем здесь Computers  Systems?
Но, тем не менее,  приглашение  принимаем.  Интересно-таки  побывать  на
настоящей Party!

     Так и  проходит  день  до  вечера:  общаемся,  торгуем  потихоньку.
Знакомимся с  Арвидом  Энгхольмом,  крутым  шведским  фэном,  редактором
ньюслеттера, имеющего скромный  подзаголовок:  "ведущий  скандинавский".
Любимый вопрос Арвида: "Как дела?" Один раз  Виктор  Буря  буквально  за
руку притаскивает  к  столику  какого-то  голландца.  Говорит,  что  это
детский писатель, и просит меня перевести. "Ну,  Виктор!  Ну,  дает!"  -
восхищаюсь  я.  И  восхищение  мое  достигает  совсем  уж  невообразимых
пределов, когда голландец "раскалывается", отдает Буре свою рукопись  на
английском с единственным условием не продавать ее в Германии  и  где-то
еще. Когда речь заходит об оплате, Виктор уверенным тоном  говорит,  что
да, все нормально, осенью пришлем договор, ну и деньги тоже,  в  валюте,
конечно, ну, может быть, не сразу, а вот после Нового  Года  уже  скорее
всего, наверно. И после того,  как  я  это  перевожу-таки,  голландец  с
радостью соглашается. Мы пожимаем друг другу  руки  и  расходимся.  А  я
продолжаю размышлять  о  странностях  этих  буржуев.  Буря  рассказывает
забавный эпизод. Они давно хотели взять  автограф  у  Гаррисона.  И  вот
сегодня приходят в назначеное для автографов  время  и  протягивают  ему

                               = 17 =

тогда еще недавнее издание "Конных варваров". Ну, знаете, такое  тонкое,
за 4 руб. Гаррисон смотрит на него и ворчит: опять,  дескать,  пиратское
издание. Потом заглядывает в выходные данные и видит: тираж  100  тысяч.
Он довольно тыкает локтем в  бок  Брайана  Олдисса  -  они  одновременно
автографы дают -  и  говорит:  смотри,  дескать,  какими  меня  тиражами
издают, не то, что тебя. (Ведь для буржуев  такие  тиражи  это  ого-го!)
После этого, уже более довольный, ставит автограф.

     В шесть вечера Fan Market закрывается. Мы пугаемся, что надо  будет
нести нераспроданное назад, в "Окенбург". Но все-таки замечательно у них
тут  организовано!  Все  подобное  имущество  относится  в   специальную
комнату, которая до  утра  закрывается.  Утром  же  можно  получить  все
обратно. В Dealers Room книги вообще остаются  на  своих  местах,  лишь,
может быть, накрываются покрывалом. Видать, не  боятся,  что  что-нибудь
сопрут. Ужас просто!

     Сегодня же  имеем  беседу  с  Нилом  Трингхэмом,  ответственным  за
небезызвестный  студенческий   НФ   журнал   "Visions"   в   Оксфордском
Университете. Нашел  он  нас  довольно  оригинально,  прикрепив  на  наш
фотостенд  записку  примерно  следующего  содержания:   "Ну,   если   вы
действительно  сюда  приехали,  то  не   хило   бы   встретиться".   Нил
распрашивает меня о ситуации с "Visions" в  Союзе  и,  в  свою  очередь,
рассказывает о положении с ним в Англии. Подходит время идти  на  Party.
Из-за  суеты  и  обилия  впечатлений  мы  не   успеваем   перекусить   и
рассчитываем, что нам удастся это сделать на  Party.  Бодро  выходим  из
Конгресс-Центра и устремляемся к отелю. Однако, чем ближе  мы  подходим,
тем быстрее наша уверенность улетучивается.  Черт  его  знает,  что  там
будет. Зайдя в отель, спрашиваем у первых встречных с бэджами  Уолдкона,
где " это" может происходить. Они нам объясняют  и  напоследок  говорят,
что на двери должно быть нарисовано "@". Мы просим пояснить. В ответ  же
те удивленно качают головами и уходят. Позднее я выяснил, что этот  знак
- непременный атрибут компьютерного адреса участника любой  компьютерной
сети. А пока мы  еще  больше  тушуемся,  но  все  же  идем  туда.  Стоит
отметить, что хоть швейцар на входе и был, но в его обязанности явно  не
входило  нас  не  пускать.  Такси  подозвать,  объяснить  что-то  -  это
пожалуйста, а вот не пускать кого-то или требовать за вход  деньги  -  к
этому они совсем не приучены... Наконец-то добираемся до двери с искомым
знаком "@". Открываем ее : перед нами средних размеров холл, в нем толпа
народу, человек 40-50. Вдоль стен  и  возле  колонн  стоят  столики,  на
которых находятся тарелки  с  печеньем,  орешками  и  т.п.  Другой  еды,

                               = 18 =

по-видимому, нет. "Негусто",- вздыхаем мы. В  дальнем  углу  стоит  стол
побольше,  уставленный  всякой  выпивкой,  начиная  пивом  и   кончая...
По-моему, ничем не кончая, верхнего предела просто не вижу. Тут к нам  с
радостным воплем подбегает наш знакомец, пригласивший нас сюда.  В  этот
момент какой-то молодой человек говорит что-то типа того, что  все,  кто
хотел - пришли, и не хило было бы собрать  деньги,  по  20  гульденов  с
носа. Мы с надеждой глядим на американца. Тот  улыбается  и  достает  из
бумажника  необходимую  сумму.  Улыбаемся  мы.  Теперь  мы  полноправные
участники Party и можем пить и есть сколько влезет. Американец  подводит
нас к столу с выпивкой. За ним,оказывается, стоят  его  жена  и  подруга
(жены). Они здесь что-то вроде хозяек. Короткая церемония представления,
и нам предлагают подзаправиться. На вопрос, чего мы изволим, я  отвечаю:
"Начнем, пожалуй, с пива...", чем вызываю бурный восторг окружающих ( О,
если бы я знал, что так и простою с этим стаканом пива  чуть  ли  не  до
конца Party!  ).  Мы  отходим  от  этого  замечательного  стола,  и  тут
начинается: "А трудно ли было добраться? А нравится ли вам здесь? А  как
там  перестройка?"  Уф-ф-ф...  Говорю  без  умолку.   Вокруг   нас   уже
образовалась  приличная  толпа.  Американец  сияет:  ведь  это  как   бы
благодаря ему мы здесь.  Я  не  то,  что  до  столика  с  едой  не  могу
дотянуться,- пива из стакана некогда хлебнуть. Разговор перескакивает  с
одной темы на другую, да и слава богу, а то три стандартных уже  во  где
сидят. Мы жалуемся, что не на чем печатать клубные материалы. Американец
(он,  оказывается  владелец  небольшой  фирмы  по  продаже  компьютеров)
удивляется: так купите IBM-ку. Мы грустно вздыхаем.  Он  спохватывается:
"Ну тогда обменяйте на что-нибудь. На водку, например". Мы, естественно,
спрашиваем, сколько же ее, родимой  нужно.  "Момент",-  отвечает  тот  и
лихорадочно начинает что- то вычислять на бумажке, оживленно советуясь с
товарищем. Увы, точную цифру я  сейчас  уже  не  помню,  но  то,  что  в
пределах двух ящиков - это точно. И причем не  абы  какой  компьютер,  а
АТ-шку. Кошмар какой! Но тут настроение  наше  повышается,  так  как  мы
снова видим Арвида. Вездесущий, уже основательно наклюкавшийся он, видит
нас  и  радостно  спрашивает,  как  дела.  Мы   отвечаем,   что   О'кей.
Удовлетворенный, он уходит. Когда  в  разговоре  возникает  пауза,  и  я
тянусь к столу с закусками, меня постигает глубокое  разочарование.  Все
вазочки, корзиночки и блюдечки  пусты.  С  досады  я  наконец-то  осушаю
стакан с пивом, которое к тому времени  порядочно  нагрелось  у  меня  в
руке, и иду за следующим. Хоть этого не упущу. А в дальнейшем, решаем мы
с Андрюшей, будем сначала есть, а потом только разговоры говорить. Party
продолжается в том же духе где-то до полуночи, затем намекают, что  пора
расходиться. Американец с супругой предлагают нам с Андрюшей  продолжить

                               = 19 =

беседу у них в отеле. Мы раздумываем, но все-таки отказываемся, так  как
усталость и недостаток ужина берут свое.  Американец  не  обижается,  мы
фотографируемся на память и  расходимся.  На  обратном  пути  в  трамвае
сталкиваемся с Фрицем. Фриц говорит, что местом  проведения  Уолдкона'93
избран Сан-Франциско, и многие европейцы этим недовольны.  Как  правило,
если Уолдкон проходит в Европе,  то  и  на  голосовании  побеждает  тоже
европейский город. Так, например, на Уолдконе'87 в  английском  Брайтоне
конвенцию 1990  года  было  решено  проводить  в  Гааге.  И  сейчас  все
надеялись,  что  в  1993  году  конвенцию  будет  принимать   Загреб   -
единственный на этот раз европейский претендент. Но,  однако,  этого  не
случилось, и когда в следующий раз Уолдкон будет в Европе - этого  никто
и предположить не может. Мы чувствуем свою вину, так как мы не подумали,
что нам имело смысл проголосовать и что этому  придается  такое  большое
значение. А там, глядишь, может,  наши  голоса  и  стали  бы  решающими,
позволив вернуть Уолдкон в Европу.


     25.08.90. Суббота.

     С утра решаем сходить на море. Кратчайший путь туда проходит  через
кемпинг. По дороге  натыкаемся  на  поляков,  и  завязывается  разговор.
Особенно выделяется Катаржина из Белостокского клуба  "Таурус"  (  хотя,
по-моему, почти все они оттуда ). Узнав, что мы из Москвы, она делится с
нами сокровенным желанием: вырвать все волосы Володе Орлову - и наглядно
демонстрирует, как бы это она проделала. Мы ужасаемся. Оказывается,  она
ему два раза писала, а он ей - кошмар! - ни разу не ответил. После этого
она берет наш адрес и  обещает  написать.  Мы  ужасаемся  еще  больше  и
обещаем непременно ответить.  К  счастью,  так  она  до  сих  пор  и  не
написала.

     Выходим к морю. У нас оно называется  Северным,  а  у  них  -  язык
сломаешь. Нечто вроде Сшхвенинген. Судя по всему, пляжный сезон  недавно
закончился.  Вовсю  идет  процесс   разборки   многочисленных   киосков,
ларечков, разбросанных по пляжу. И ни одного купающегося. Вода на  ощупь
градусов 18. Вполне сносно. И чего это они? Фотографируемся  по  очереди
на волноломе, прогуливаемся еще немного по пляжу,  взбираемся  наверх  и
садимся в автобус, который везет нас прямо к Конгресс-Центру.

     Здесь, как всегда, жизнь кипит. Сразу же идем вниз, в Fan Market, и
раскладываем наши уже  изрядно  поредевшие  товары.  Тут  же  и  Соучек,

                               = 20 =

которому мы со спокойной душой отдаем свою долю платы за стол. Все  идет
так же, как и вчера. По опыту предыдущих дней я понимаю, что  ходить  на
доклады бесполезно, так как английского,  увы,  не  хватает.  И  сейчас,
глядя в программу, я об этом очень жалею, столько было интересных вещей.
Но уже поздно жалеть, а тогда нам казалось, что мы поступаем  совершенно
правильно. Посудите сами: вокруг все время  толпа  народу,  причем  люди
приходят  не  столько  купить  что-то,   сколько   поговорить.   А   так
разговаривать - это не  то,  что  доклад  слушать.  Здесь  языка  вполне
хватает, да и интересного немало услышишь. Так  и  движется  все  у  нас
примерно до полудня, кто  за  столиком  стоит,  кто  по  Конгресс-Центру
ходит. Как-то раз мой  черед  был  гулять.  Походил  я,  походил,  опять
расстроился в Dealers Room, возвращаюсь, и вдруг Андрюха  сообщает,  что
приехали николаевцы, но кто именно - не знает. Мы уж и  думать  об  этом
перестали, что кто-то еще может прибыть. Оборачиваюсь, глядь, и  впрямь:
идет довольный Леня Куриц, а за ним Толя Парубец здоровенный ящик тащит.
Это у них там футболки соцконовские лежат. Здороваемся  радостно,  слава
богу, давно знакомы. Выясняется, что приехали они на машине втроем  (еще
Юра, шофер) от самого Николаева, а задержались ввиду того, что в Берлине
натолкнулись на какую-то местную машину. Та - в лепешку, а  наша  родная
советская "Волга" лишь чуть-чуть  помялась,  однако  починиться  немного
пришлось. А теперь они, видя  наш  успех,  решают  попредлагать  и  свой
товар, в основном соцконовский. Правда, пока они  просят  заняться  этим
Андрюху, а я, выступая в роли проводника по Гааге, еду с ними в  родимый
"Окенбург".  Выясняется,  что  они  тоже  зарезервировали  в  нем  места
телеграммой. Селятся  там  только  Леня  с  Толей,  а  Юра  предпочитает
экономить деньги (16 долларов в сутки) и спать в машине. Что ж, вольному
- воля. Возвращаемся обратно. Все местные  машины  в  ужасе  шарахаются.
Даже после ремонта  здоровенная  дыра  в  радиаторе  продолжает  внушать
встречным опасения. По прибытии в Конгресс-Центр узнаем от Андрюхи,  что
все советские фэны приглашаются на Gopher's Party,  которое  начнется  в
полночь.  Гофер  (Gopher  -  суслик  по-английски)  -  это  нечто  вроде
добровольного помощника на конвенции. На этом Уолдконе их было несколько
сот,  в  основном  молодежь.  Как  правило,  они   выполняют   различные
технические  работы:  что-то  принести,  унести,  разнести,   встретить,
проводить, объяснить и т.п. На этой конвенции они образовали USSG  (Союз
Советских Социалистических Гоферов). Вероятно, для них  это  было  очень
смешно и остроумно. Не знаю. Я не оценил. Но, как бы то ни  было,  из-за
очевидного сходства USSG и USSR мы и были приглашены.  До  шести  вечера
все идет, как обычно ( в шесть Fan Market  закрывается  ).  Николаевская
продукция пользуется большим успехом, в основном благодаря  симпатичному

                               = 21 =

Фэнко  кисти  Игоря  Шаганова  -  талисману  Соцкона.  Бриджит  передает
приглашение нам с Андрюхой от  Гарета  Ресса  (Gareth  Ress  -  редактор
Кембриджского фэнзина ТТВА) на Cambridge University SF Society's  Party,
в 22.00 этим вечером. Ого, думаем мы, популярность разрастается. Правда,
об этом Рессе мы в первый раз слышим, но кому какое до этого дело.

     К  вечеру  мы  с  Андрюхой  распродаем  почти  все,  что  привезли.
Сворачиваемся и решаем чего-нибудь перекусить. Ведь до Party  далеко,  а
впереди еще церемония вручения  Хьюго  -  одно  из  центральных  событий
Уолдкона. Но тут Буря говорит - мол, чего вы ерундой  страдаете.  Сейчас
же идет куча рекламных и презентационных Party, куда  вход  свободный  и
есть, что выпить и  закусить.  О'кей.  По  дороге  встречаем  Бабенко  с
группой болгар: Николаем Близнаковым, Атанасом  Славовым  и  др.  Дальше
идем уже вместе. Первая Party, которая  нам  встретилась  -  презентация
Writers  of  the  Future.  "Писатели  будущего".  Эта  организация   под
руководством Рона Хаббарда ( Ron Hubbard ) проводит  ежегодные  конкурсы
начинающих писателей. По итогам создается сборник. Ну как в ВТО.  Только
у Рона Хаббарда это действительно лучшие произведения.  А  вообще,  если
кто заинтересовался, у меня остался адрес,  могу  поделиться.  Посидели,
попили,  поели.  Часть  народа  размякает   и   остается   там.   Решаем
использовать эту Party как  базовую,  а  сами  разбредаемся  по  другим.
Другие - в  основном  -  это  реклама  будущих  Уолдконов.  По-видимому,
считается, что если ты приходишь  на  эту  Party,  то  ты  поддерживаешь
данный город в его борьбе  за  право  проводить  у  себя  конвенцию.  И,
естественно, выпивка за счет устроителя. Так мы и ходим,  объясняемся  в
дружбе с  организаторами,  обещаем  поддержку  всего  Советского  Союза,
потребляем что-нибудь и идем к следующему претенденту.  По-моему,  лучше
некуда. И никакой ужин больше не нужен. Время, однако движется к восьми.
Скоро начнется торжество и, по советскому обыкновению,  мы  направляемся
туда  заблаговременно.  Организаторы  же,  оказалось,  таких   советских
обыкновений не имеют, и никого не впускают почти до самого начала. Когда
же двери открываются, мы врываемся вперед, чтобы занять лучшие места. Но
только мы рассаживаемся, как появляется  представитель  администрации  и
вежливо просит нас пересесть назад, так как все лучшие места  в  партере
предназначены для людей, имеющих какие-либо ленточки. Поясняю.  Если  ты
организатор, Почетный гость, участник программы, гофер или еще кто-то не
просто так, тебе вместе с бэджем выдается ленточка определенного цвета с
надписью, соответствующей твоему здесь статусу. Всего же различных типов
лент около 20. Из нас только Бабенко имеет зеленую ленточку -  "Пресса".
Узнав о своей привилегии, он с радостью устремляется  куда-то  в  первые

                               = 22 =

ряды, предназначенные для прессы. Мы же -  бормоча:"Буржуи  проклятые!"-
плетемся в конец зала.


     Садимся. Сейчас, по прошествии полугода,  уже  трудно  восстановить
подробно все как было. Поэтому что-нибудь могу и упустить. В начале, как
обычно, музыка играет торжественно что-то очень известное. Ван  Тоорн  и
еще несколько человек ( один из них оказывается  американским  послом  )
произносят небольшие речи. Как я уже  заметил,  все  торжественные  речи
здесь особыми длиннотами не отличаются. На сцене стоит стол, на  котором
выставлены 12 одинаковых позолоченых ракет. Это  и  есть,  так  сказать,
Хьюги. К слову, наша "Аэлита"  покрасивее  будет.  На  сцене  появляется
какой-то мужик в экзотическом  наряде:  смокинге,  цилиндре,  с  древним
саквояжем в руках, а за ним еще несколько человек. Из  отдельных  реплик
со сцены я догадываюсь, что сей джентльмен есть не  кто  иной,  как  сэр
Хьюго Гернсбек, которого считают отцом американской фантастики,  и  чьим
именем награда и названа. На  сцене,  конечно  же,  не  сам  досточтимый
писатель, почившый около тридцати лет назад, а  лишь  образ  его.  Перед
зрителями  разыгрывается  какое-то  действо,  смысла   которого   я   не
улавливаю, заканчивающееся тем, что бедного сэра уволакивают  под  руки.
Подходит время самого награждения. Оно протекает достаточно традиционно.
За трибуной стоит какая-то экспансивная женщина. Она  объявляет  раздел,
т.е. за что дается награда: за  роман,  повесть  или  рассказ,  картину,
фэнзин и т.д.(Всего таких разделов двенадцать). Затем перечисляет  имена
претендентов, обычно  пять-шесть.  При  произнесении  каждого  на  экран
проецируется его портрет и изображение того, за что могут дать  Хьюго  :
обложка книги, журнала, картина и т.п.  Если  соответствующее  фото  или
портрет отсутствуют, то вместо него проецируется стилизованная  табличка
с названием или именем. После того, как все претенденты названы, женщина
на сцене вскрывает находящийся у нее  запечатанный  конверт  и  истошным
голосом выкрикивает имя того из шести, кто избран лучшим. Зал взрывается
криками и аплодисментами. Счастливчик - или, в  случае  отсутствия,  его
представитель - взбегает на сцену, получает из рук Гернсбека, которого к
тому времени, судя по всему, выпустили,  золотистую  ракету,  произносит
несколько растроганных слов  в  микрофон  и  уходит  обратно.  Процедура
повторяется. Помимо двенадцати Хьюго, вручается еще два приза:  один  из
которых посвящен памяти Джона Кэмпбела. Затем все лауреаты снова выходят
на сцену, на этот раз все вместе.  Опять  говорят  что-то,  и  церемония
заканчивается. Всего она  заняла  что-то  около  двух  часов.  Еще  один
приятный  момент:  буквально  через  двадцать  минут   после   окончания

                               = 23 =

церемонии везде появляются стопки листов с именами  лауреатов.  Вот  это
оперативность!

     Нам же с Андрюхой пора  идти  на  встречу  с  фэнами  Кембриджского
Университета. Party проходит в  уже  знакомом  нам  отеле  Bell-Air.  Мы
поднимаемся по указанному в  записке  адресу  и  оказываемся  в  обычном
гостиничном номере, но  комната  полна  основательно.  Постоянно  кто-то
входит и выходит. Мы осведомляемся у близсидящих молодых людей, кто  тут
Гарет Ресс. Они озираются и отвечают, что сейчас его вроде  нет,  но  он
обещался быть. Глядя на наши погрустневшие физиономии, они  двигаются  и
предлагают нам его здесь обождать. Мы садимся - ну не  уходить  же,  раз
пришли. Нам наливают пиво - как я замечаю, кроме пива тут нет ничего , и
вообще, Party чисто внутренняя, скорее, просто тусовка.Посмотрев на наши
бэджи, окрест сидящие заметно оживляются:  "Так  вы  из  СССР?"-  и  тут
начинаются традиционные разговоры. Отличие от вчерашней  Party  то,  что
мы, во-первых, сидим  и,  во-вторых,  не  забываем  вовремя  чего-нибудь
съесть. Все это продолжается часа полтора. Клевые там  ребята.  Меняемся
адресами. Один заносит наш адрес не в записную книжку, а в  калькулятор,
желая, видимо, нас удивить. Ну и что! Вижу я такое, может, в первый раз,
но падать в обморок от изумления не собираюсь. У меня  к  таким  штучкам
уже иммунитет выработался. Время к полуночи, а человек, пригласивший нас
сюда, так и не появился. А может и появлялся, да мы не заметили.  Ну  да
ладно. Пора идти на следующую Party. Хотя время  и  к  полуночи,  но  мы
теперь не беспокоимся, как добраться до общежития:  "Волга"  николаевцев
существенно упрощает дело.  Gopher's  Party  представляет  из  себя  уже
вообще черт знает что. Огромный холл где-то на задворках Конгресс-Центра
забит народом так, что не продохнуть. Из них, как мы понимаем, две трети
не имеют никакого отношения к гоферам. У стены стоят несколько столиков,
за которыми выдают выпивку.  Играет  музыка,  где-то  в  противоположном
конце молодежь танцует. Если здесь надоело, можешь выйти на улицу, выход
здесь же. Снаружи стоит нечто вроде куба с надувным дном и надувными  же
стенами, в котором оживленно прыгают 10-15 человек. Развлечение еще  то.
Мы пробиваемся к столику с выпивкой. Николаевцы хотят  обменять  бутылку
"Русской" водки на  бутылку  "Смирновской".  Мужик  за  столом  радостно
соглашается,  но  через  минуту  возвращается  грустный,  неся  в  руках
наполовину опорожненную бутылку "Смирновской". Это - объясняет он - все,
что осталось. Неудачка  опять,-  говорят  николаевцы.  Оказывается,  они
пытались проделать такой обмен в течение всего вечера, но  им  круто  не
везло : буквально на каждой Party они успевали к последней  уже  начатой
бутылке. Фатальная невезуха. Потолкавшись и пообщавшись с окружающими  (

                               = 24 =

среди которых был непременный Арвид ) часа полтора, мы решаем, что  пора
и честь знать. Вытаскиваем Юру-шофера из кинозала, где он  провел  почти
весь вечер, смотря фильмы и не понимая ни слова, и  едем  в  "Окенбург".
Там мы с удивлением обнаруживаем, что в нашей комнате ( я забыл сказать,
что, когда селились николаевцы, я попросил, чтобы нас поселили вместе  )
нет ни одной свободной койки. Ну и нравы у них - подумаешь, в  два  часа
вернулись. Короче, случайно  обнаружив  совершенно  пустую  комнату,  мы
решаем даже не вызывать администрации, а просто расположиться там. Что и
проделываем.


     26.08.90. Воскресенье.


     Утром просыпаемся с тяжелой головой. Но надо вставать, завтракать и
уходить,  такие  уж  здесь  подлые  порядки.  Перед  завтраком   сообщаю
администратору о вчерашнем, он ужасается  и  говорит,  что  эта  комната
предназначена для группы, и мы должны ее освободить. Однако сейчас он не
может назвать новый номер и просит нас приехать днем. Мы лишь хмыкаем  -
днем! - и уходим.

     В Конгресс-Центре все по  прежнему.  Шум,  гам.  Даже  и  вспомнить
особенно нечего. Бабенко этой ночью уехал и попросил Курица поговорить с
Гаррисоном от имени кооператива "Текст" на тему издания его  (Гаррисона)
произведений. И теперь Леня одержим идеей поймать Гаррисона. Он  и  меня
порывается с собой везде  таскать,  а  то  сам  не  уверен,  что  сможет
единолично объясниться с писателем. Но я ему  говорю,  дескать,  ты  его
сначала найди, а там уж помогу как-нибудь. Видим Арвида, у  него  разбит
нос, вероятно, после вчерашней вечеринки, но  он  ничуть  не  унывает  и
снова  спрашивает,  как  дела.  Основное  событие  сегодняшнего  дня   -
маскарад. По программе он должен быть вечером, но уже сейчас тут  и  там
навстречу  попадаются  фигуры  в  совершенно   невообразимых   одеяниях.
Чувствуется, что если кто делал себе костюм, то делал  его  на  совесть.
Иного увидишь - в дрожь бросает. Вот тут нашим конвенциям до  буржуйских
пока еще далеко. Впрочем, думаю, это вопрос времени.

     За столом напротив нас Бриджит  и  компания  продолжают  заниматься
сбором средств для НФ-библиотеки Foundation. Для этой цели  организована
лотерея. Помимо нее сбор средств идет и  символически.  На  столе  стоит
небольшое, но свирепое на  вид  чудовище  с  открытой  пастью.  "Он  ест

                               = 25 =

деньги", - гласит надпись. Суть в том, чтобы собрать  монеты  как  можно
большего количества стран. Естественно,  мы  тоже  сделаем  свой  взнос,
кладя в пасть несколько гривенников.

     День протекает незаметно. После обеда появляются Буря  с  Тачковым.
Они веселились на Party до утра, а затем поехали к себе в  кемпинг,  где
солидно продрыхли. Зато сейчас как огурчики. А меня  так-из-за  дурацких
порядков в общежитии ужас как тянет в сон. Прибегает возбужденный  Леня,
хватает меня за руку и куда-то  тащит.  Оказывается,  он  вычислил,  где
поймать Гаррисона - через несколько минут у  него  речь  в  зале  Принца
Виллема Александра. Это так принято: все Почетные гости, помимо  участия
в обычной программе обязательно должны произнести большую речь. Холдеман
и Йешке говорили вчера, а вот Гаррисон -  сегодня.  Мы  бежим  в  зал  и
занимаем место. Гаррисон выходит на сцену и начинает что-то говорить. Не
понимаю абсолютно ничего, т.к. хочу спать. Кошу глаз  на  Леню,  а  Леня
глаза закрыл и посапывает тихонечко. А мне чего отставать, делаю  то  же
самое. Через некоторое время Леня меня будит и спрашивает, не  будет  ли
это неприличноподходить к Гаррисону после того, как  хорошенько  поспали
на его речи. Я говорю, что, пожалуй, будет. Тогда Леня предлагает  уйти,
т.к. делать здесь все равно нечего, а поспать - уже поспали.  У  меня  в
голове проносится мысль: а не будет ли неприлично подходить к  Гаррисону
после того, как мы сначала поспали на его речи, а затем вовсе  встали  и
ушли... Но дело сделано, мы уже слиняли.

     Дело к вечеру, скоро Fan Market закроется, и начнется маскарад.  Мы
уже  предвкушаем  небывалое  зрелище,  как  вдруг  все  идет   насмарку.
Прибегает Толя Парубец и говорит, что у него пропали деньги и документы.
Этого еще не хватало,  думаем  мы.  Тут  я  вынужден  сделать  небольшое
отступление. Сейчас, по прошествии некоторого времени, я все чаще слышу,
что будто николаевцы это сами все  подстроили,  дабы  захапать  побольше
валюты. Ну, не знаю. Тогда у меня даже мысли подобной не  возникло.  Но,
по-моему надо уже совсем совесть потерять, чтоб  на  такое  решиться.  К
тому же, по недавним сообщениям ньюслеттера Fans Across  the  World,  на
этом Уолдконе не только Парубца постигла такая  участь.  Так  что  пусть
болтают, что хотят, я в это не верю.

     Итак, Толя сообщает, что документы и  деньги  пропали.  Мы  идем  к
Information Desk и рассказываем  про  то,  что  случилось.  Они  куда-то
звонят. Через минуту появляется сотрудник службы  безопасности.  Мы  еще
раз обходим уже закрытый Fan Market, но тщетно. Затем в помещении службы

                               = 26 =

безопасности с Толи снимают показания - я выступаю в роли переводчика  -
и рекомендуют обратиться в полицию.  Что  мы  и  делаем.  Там  показания
снимают еще  раз,  Толя  связывается  с  нашим  посольством  в  Гааге  и
договаривается на завтра о встрече.

     В Конгресс-Центр возвращаемся уже часам  к  десяти.  Вечер  убит  и
маскарад мы пропустили. Зато попадаем  на  какое-то  шоу  в  центральном
зале. Играет музыка, мигает  разноцветный  свет,  а  на  сцене  творится
что-то  странное.  По  ней  едва-едва  передвигаются  девицы,  одетые  в
какие-то  экзотические  наряды  явно  космической  тематики.  Причем   у
большинства из них юбки настолько заужены книзу, что за один шаг  нельзя
продвинуться дальше, чем на полступни. Так они и передвигаются по сцене.
Мы же сидим и смотрим, чем это кончится,  делать-то  все  равно  нечего.
Десять минут сидим, двадцать, сорок, а они по сцене все ходят  и  ходят.
Так и не узнали  мы,  к  чему  все  это,  и  ушли  на  Party  восполнять
отсутствие ужина. Благо, Party сегодня еще есть, в основном рекламные, а
нам только это и надо - там все бесплатно. Нагружаемся  как  следует,  в
перерывах очередной раз неудачно пытаемся выменять "Смирновскую". Идем в
комнату, где печатаются ConFacts, и даем туда обьявление такого типа: "У
советского фэна пропали деньги и документы. Мы были бы очень рады,  если
бы Вы помогли бы нам, придя в Fan Market и купив что-нибудь у  нас".  Мы
нашли это самым оптимальным. Ну не денег же у них просить! И после этого
уезжаем в общагу.

     Там  нас  ожидает  очередной  сюрприз.  Правда,  мы  уже   не   так
удивляемся, как раньше. Комната, где мы оставили  свои  вещи,  абсолютно
пуста. В смысле вещей. Да и  людей  тоже.  Находим  дежурного.  Он  тоже
несколько удивлен, но виду не подает. Обойдя с ним несколько  комнат,  в
одной из них обнаруживаем все наши вещи, причем сложены  они  точно  так
же, как мы их оставляли. Вот это сервис, думаем мы и заваливаемся спать.

     27.08.90. Понедельник.

     Последний день Уолдкона. Все мероприятия сегодня только до обеда. В
четыре  Конгресс-Центр  закрывается.   К   нашему   изумлению,   уже   в
"раннеутреннем" выпуске ConFacts есть  наше  объявление.  Спешим  в  Fan
Market. Несмотря на то, что много участников  конвенции  уже  уехало,  у
нашего стола опять становится  оживленно.  Думаю,  во  многом  благодаря
печальному известию. Короче, к обеду николаевцы  распродают  почти  все.
Утром Курицу удалось-таки где-то перехватить Гаррисона и договориться  с

                               = 27 =

ним о встрече. Писатель, видимо, спешил и,  не  спрашивая  даже,  о  чем
речь, назначил Лене встречу в баре. Когда же я  спрашиваю  у  радостного
Лени, в каком именно баре, выясняется, что неизвестно. Леня в ужасе.  Мы
галопом обегаем все места в Конгресс-Центре, хоть отдаленно напоминающие
бар. Тщетно. Обегаем по второму разу. Вдруг - о чудо! - в глубине одного
бара видим кого-то, напоминающего цель наших поисков. Но уж очень боимся
ошибиться. Поэтому мы (а тут уже собралась  вся  советская  делегация  -
всем же интересно с живым Гаррисоном поговорить) лишь стоим и пялимся  в
глубь бара. Наконец Гаррисон,  а  это  был  именно  он,  замечает  столь
пристальное к себе внимание и делает приветственный жест рукой. Мы  чуть
ли не с криком ура бросаемся к нему.  Леня  пытается  всех  оттеснить  и
взять на себя роль главного -  ведь  это  все-таки  он  договаривался  о
встрече. Гаррисон лишь смеется. Когда Леня объясняет суть дела, Гаррисон
говорит,  что  абсолютно  всеми  издательскими  и  правовыми   вопросами
занимается его агент, а дело писателя - только писать книги. Поэтому  он
предлагает встретиться с ним и агентом завтра утром на  завтраке  в  его
отеле. Приглашает он только двоих. Леня тут же мудро решает, что  пойдут
он и  я.  Однако,  забавно.  Говорим  еще  минут  десять.  Многие  берут
автографы. Андрюха для этой цели протягивает ему небезызвестную банкноту
"2 Стругацких", объясняя, что сие значит. Гаррисону нравится. Он чиркает
свою подпись прямо над портретом братьев, обводит ее в овал, от которого
проводит линии к двум головам. Получается, как будто его подпись  -  это
совместная мысль  Стругацких.  Все  довольны,  всем  нравится.  На  этом
расходимся.

     Скоро церемония закрытия. Народу только где-то  ползала.  На  сцене
все те же: Ван Тоорн, четверка Почетных гостей. Все что-то  говорят.  На
сцене появляется мышь, та самая, что была на открытии - символ нынешнего
Уолдкона. Мышь ходит туда-сюда все медленней и медленней.  Заметно,  что
она выдыхается, силы  ее  иссякают,  и  она  тяжко  опускается  на  пол,
несколько   раз   дергается   и   замирает   окончательно.    Появляются
представители оргкомитета с носилками. Мышь уносят. Вот и  все,  Уолдкон
официально закончился. Вдруг со сцены что-то крикнули, и многие,  словно
давно этого ожидая, с ликующими воплями бросились из зала. В  чем  дело?
Оказывается,  надо  срочно  очистить  Конгресс-Центр  от  всяких  следов
конвенции. Основную работу  выполняют  гоферы.  Но,  вообще  же,  сейчас
каждый может взять все, что угодно, что висит на стенах, лежит на столах
и т.п. При условии, конечно, что это имеет отношение  непосредственно  к
Уолдкону, а не является имуществом Конгресс-Центра. Любопытная традиция,
думаю я. Но тут  же  спохватываюсь:  а  наши  фото!  Стремглав  бежим  с

                               = 28 =

Андрюхой к Fan Room.  Слава  богу,  успеваем.  Спасенные  таким  образом
фотографии отдаем Бриджит по ее  просьбе.  Бриджит  также  говорит,  что
сегодняшним вечером в Bell-Air  Hotel  состоится  заключительная  Party,
которую проводит оргкомитет конвенции и на  которую  допускаются  только
устроители. Пропуском будут являться  ленточки  определенных  категорий.
Например, эти - говорит Бриджит и протягивает нам  несколько.  Это  вам,
хоть это и незаконно - говорит она  -  но  я  вас  приглашаю.  Мы  вовсю
благодарим. Тут же появляется Фриц, он  скоро  уезжает.  Мы  выходим  на
улицу, фотографируемся на память и прощаемся. К слову сказать, фото Фриц
прислал, и даже не одно.

     Весь Конгресс-Центр гудит. Толпы народу  носятся  по  нему,  срывая
все, что можно, со стен, большую часть из этого кидая в  огромные  мешки
для мусора, уничтожая тем самым последние остатки Уолдкона.

     Грустно. Кончился праздник, на который было так нелегко попасть и с
которым так не хочется расставаться. Но - делать нечего. Мы в  последний
раз изнутри окидываем взглядом Конгресс-Центр и уходим.

     До вечера гуляем по Гааге,  а  к  девяти  возвращаемся  в  Bell-Air
Hotel. Уже издалека слышна музыка, голоса,  чувствуется,  гуляют  вовсю.
Прицепив к бэджам ленточки, смело заходим внутрь и поднимаемся на второй
этаж. Судя по всему, вечеринка началась довольно  давно.  Огромный  холл
заполнен  танцующими,  стоящими,  сидящими,   лежащими   людьми.   Такое
ощущение, что народ напоследок решил повеселиться  по-крупному.  Тут  же
неизменный Арвид с его обычным: "Как дела?", Бриджит и прочая братия  из
Fans Across the World, знакомцы из службы безопасности, потребляющие еще
так, и много-много других, лица которых кажутся  совсем  знакомыми,  так
успели привыкнуть. Бриджит и пр. шумно нас приветствуют. Мы  замечаем  в
дальнем конце Бурю с  Тачковым  и  идем  туда.  Образуем,  так  сказать,
русский уголок. К нам постоянно подходят знакомые, полузнакомые и совсем
незнакомые люди. Мы всех угощаем Original Russian  Vodka,  пару  бутылок
коей мы притащили с собой.  Нас  тоже  угощают.  Гудеж  идет  что  надо.
Последние  разговоры,  последние  обмены  адресами  и  пожелания   снова
встретиться. Время летит. Немного отвлекшись, я замечаю Андрюху, который
стоит, вращает глазами и хочет чего-то сказать. Но, судя  по  всему,  не
может.  И  лишь  улыбается.  Оказывается,  он  в  компании  с   каким-то
голландцем  и  югославом  квасил  по  принципу:  попробовать  всего.   В
результате его состояние начинает внушать нам опасения - да и время  уже
довольно позднее, а нам ведь с Леней к девяти утра  к  Гаррисону  ехать.

                               = 29 =

Поэтому, подхватив Андрюху, раскланиваемся и покидаем сие  гостеприимное
место, последний островок Уолдкона'90.


     Добираемся до "Окенбурга" почти без приключений,  несмотря  на  то,
что даже Юра-шофер не смог в той атмосфере  удержаться  и  тоже  немного
поддал. Лишь один раз после поворота мы вместо  обычной  проезжей  части
выскакиваем на трамвайные пути и едем по ним целый квартал.  Но  трамвай
нам не попадается. К счастью. К его.


     Ложась спать, с ужасом думаю  о  своей  бедной  голове:  что  будет
завтрашним утром? С этим и засыпаю.

     28.08.90. Вторник.

     С трудом продираю глаза. Подтверждаются самые худшие мои  опасения.
Голова трещит, а времени уже столько, что  надо  вставать  и  бежать  на
встречу. Даже  поесть  некогда.  Последнее  удручает  особенно.  Утешает
мысль, что Гаррисон пригласил нас все же не куда-нибудь, а  на  завтрак.
Думаем, не взять ли еще с собой бутылку "Столичной",  но  потом  все  же
решаем, что в такую рань она будет не в кайф. Ситуация осложняется еще и
тем, что я лишь смутно представляю, где находится отель "Курхаус",  куда
нам надо попасть. А опоздывать совсем неприлично. Бежим.

     Наконец, примерно в  девять,  перед  нами  начинает  вырисовываться
силуэт отеля. Еще несколько минут, и мы у подъезда.  "Курхаус"  -  самый
фешенебельный отель Гааги, построеный в старинном  духе  и  напоминающий
мне Главное здание МГУ,  своим  великолепием  он  просто  поражает.  Но,
несмотря на это, на входе нас никто не останавливает. Едва мы  поднялись
в  Breakfast-Hall  (зал  для  завтраков,  что  ли),  как  тут  же  видим
Гаррисона, машущего нам рукой из-за одного из столиков. Вместе с ним там
сидит еще довольно солидный мужик. Два  места  свободны,  но  тарелки  и
чашки там пусты. Гаррисон первым делом спрашивает, не голодны ли мы.  Мы
смущенно пожимаем плечами  -  ну  не  признаваться  же,  в  самом  деле!
Гаррисон улыбается и говорит, что тут шведский стол, и нам надо  подойти
к прилавкам в центре зала,  и  самим  положить  в  тарелку  всего,  чего
пожелаем, а кофе нам он сам  нальет.  То  есть,  понимаю  я,  завтрак  в
"Курхаусе", как и в нашей  общаге,  входит  в  стоимость  проживания,  и
хитрый Гаррисон из своего кармана ничего на нас не потратит.  Во  буржуй

                               = 30 =

дает! Хоть система и та же, но качество не сравнить, это вам не  кусочек
сыра с маслом. Едой занято  несколько  столов.  Мы  обходим  все,  кладя
каждого по  чуть-чуть.  В  результате  на  тарелке  вырастает  гора.  Мы
возвращаемся к столу. Кофе уже налит (самим Гаррисоном. Завидуйте все !)
Гаррисон представляет нам соседа.  Оказывается  это  не  агент,  как  мы
могли подумать, агент срочно улетел этой ночью по делам, а это  шведский
писатель Сэм Люндвалл, друг  Гаррисона.  "Вы  впервые  на  Западе  ?"  -
спрашивает Гаррисон и, получив подтверждение, патетически провозглашает,
обведя зал рукой: "Смотрите, это  -  капитализм!"  Мы  радостно  киваем,
уминая за обе щеки содержимое тарелок. Заморив первого червячка, можно и
заводить разговор. В связи с отсутствием агента и говорить  конкретно  о
делах смысла нет. Гаррисон лишь дает его (агента) подробные  координаты.
Разговор  поэтому  идет  просто,  так  сказать,   за   жизнь.   Сначала,
естественно, касается темы издания книг  в  Союзе  и  вопроса  авторских
прав. Гаррисон говорит, что многие писатели на Западе  очень  недовольны
Советским Союзом из-за пиратского  издания  их  книг.  Они  не  признают
правило 1973 года, договоренность с автором должна быть  всегда.  Причем
многие из писателей, включая Гаррисона, в принципе готовы брать гонорары
даже  в  рублях.  Затем  разговор  переключается  на  самого  Гаррисона.
Выясняется много интересных  подробностей  из  его  жизни.  Оказывается,
бабка у него родом из Одессы, а из России уехала задолго  до  революции.
Но Россию любила и учила малолетнего будущего писателя-фантаста русскому
языку. На этом месте Гаррисон желает показать, что он  не  забыл  уроков
любимой бабушки, и громко произносит: "Нужник".  При  этом  так  потешно
выговаривает, что мы просто мрем со смеху. За этим  прекрасным  примером
следует  еще  несколько  подобных,  и  мы  окончательно  уверяемся,  что
Гаррисон весельчак еще тот.

     Затем  темой  снова  становится  Союз.  Гаррисон  говорит,  что   с
удовольствием бы к нам приехал, и Леня тут же приглашает его в  Николаев
на Ефремовские чтения в апреле. Гаррисон отвечает, что он бы рад,  но  в
апреле он вместе с Брайаном Олдиссом собирается в Китай,  и  надо  много
работать, чтобы  покрыть  расходы.  Леня  говорит,  что  можно  было  бы
как-нибудь по пути... На что Гаррисон опять повторяет про Китай. Леня не
успокаивается  и  предлагает  в  третий  раз.  Гаррисон   уже   начинает
удивляться. Тут я не выдерживаю и говорю что-то типа того,  что,дескать,
в Союзе полно других конвенций, и на Ефремовских чтениях свет клином  не
сошелся. Гаррисон обрадованно соглашается, а Леня чуть  не  подпрыгивает
на стуле. Боже мой, думаю я, ну  нельзя  же  это  так  близко  к  сердцу
принимать. Разговор уходит куда-то еще. Так  проходит  час.  Зал  вокруг

                               = 31 =

пустеет и мы чувствуем, что пора и честь  знать.  Леня  дарит  писателям
соцконовские сувениры, мы прощаемся и расходимся.

     Вот так прошло событие, пожалуй, наиболее фантастическое  из  всех,
хотя было оно уже после Уолдкона. В Гааге мы с николаевцами пробыли  еще
пару дней. Толя уладил все  дела  в  посольстве,  и  мы  могли  спокойно
осматривать  достопримечательности  города.  Единственное,   не   смогли
попасть в музей Ван Гога. А из того, что видели, наибольшее  впечатление
осталось от миниатюрного городка "Мадуродам" и  кинотеатра  "Омниверсум"
со сферическим экраном, дающим потрясающий эффект присутствия. Оба  этих
места известны на всю Европу.

     По дороге домой было еще  много  интересного  -  но  самое  главное
осталось позади, и никакая дорога с этим не сравнится. Что еще  сказать?
Это был первый Уолдкон, на котором присутствовали советские фэны.  Может
мы делали что-то не то и не так, видели не то и общались не с  теми,  но
мы там были и я надеюсь, что впечатление о себе мы оставили неплохое.  А
все промахи постараемся учесть на следующем Уолдконе, в Чикаго.




            *****************************************************

                            НАШЕ КИНООБОЗРЕНИЕ

            *****************************************************

     Библиотека Конгресса США в Вашингтоне открыла Национальное собрание
кинофильмов, где  будут  храниться  выдающиеся  американские  фильмы.  В
течение трех лет директор Библиотеки  Конгресса  будет  отбирать  по  25
кинокартин  для  пополнения   собрания.   Библиотека   будет   стараться
приобрести  высококачественные  архивные  оригинальные  версии   каждого
фильма. В число первых  25 отобранных  картин вошли  "Доктор Стренджлав"
(1964) и "Звездные  войны"(1977).

                              Источник: "Америка" : декабрь 1990 / N409.




                               = 32 =

            *****************************************************

     Н.Никонов

     Дайджест журнала "СТАРЛОГ"

     "STARLOG - The Science Fiction Universe"

     #155 (Июнь 1990), #157 (Август 1990), #159 (Октябрь 1990)

     ...................................................................
     Вышли   и   выходят   фантастические   фильмы   производства    США
     ...................................................................


            1990
            Весна

     Наблюдатели II (Watchers II)
     Колдун (Warlock)
     Марсиане (Martians)
     Невеста реаниматора (Bride of Re-Animator)
     Заклятие Эмитивилля (The Amityville Curse)

            Май

     Назад в будущее III (Back to the Future III)

            Июнь

     Вспомнить все (Total Recall)
     Дик Трейси (Dick  Tracy)
     Робокоп II (Robocop II)
     Гремлины II: Новая битва (Gremlins II: The New Batch)

            Июль

     Джетсоны (Jetsons): полнометражный
     Книга джунглей (The Jungle Book)
     Папаша-призрак (Ghost Dad)

                               = 33 =

     Изгоняющий дьявола III: Легион (The Exorcist III: Legion)
     Выпрямители линии (Flatliners)
        (хорошее название для фильма о партократах - Н.Н.)
     Арахнофобия (Arachnophobia)
        (боязнь пауков - Н.Н.)

            Август

     Человек темноты (Darkman)
     Утиные истории (Duck Tales): полнометражный
     Капитан Америка (Captain America)
     Ангел смерти (Death Angel)
     Одержимый (Repossessed)
     Призрак (Ghost)


            Лето

     Забытый (The Forgotten One)


            Осень

     Сканнеры II: Новый порядок (Scanners II: The New Order)
     Солнечный кризис (Solar Crisis)
     Канун разрушения (Eve of Destruction)

            Сентябрь

     Оборудование (Hardware)


            Октябрь

     Отличное приключение Билла и Теда II (Bill & Ted's Excellen
                                           Adventure II)
     Фантазия (Fantasia)
     Ночь живых мертвецов (Night of the Living Dead)
     Врата II (The Gate II)
     Дорога в ад (Highway to Hell)

                               = 34 =

     Два злобных глаза (Two Evil Eyes)
     Сдвиг кладбища (Graveyard Shift)
     Хэллоуин 6 (Halloween 6)
     Канун разрушения (Eve of Destruction)

            Ноябрь

     Детская игра II (Child's Play II)
     Бесконечная история II (The Neverending Story II)
     Эдвард ножницерукий (Edward Scissorhands)
     Спасатели: вниз и под (The Rescuers: Down Under)
     Робот Джокс (Robot Jox)
     Маленький Немо (Little Nemo)

            Декабрь

     Рок-а-дудл (Rock-a-Doodle)
     Хищник II (Predator II)
     Горец II: Ускорение (Highlander II: The Quickening)
       (слава Богу, что не перестройка - Н.Н.)
     Нищета (Misery)
     Почти ангел (Almost an Angel)
     Пробуждения (Awakening)
     Лестница Якоба (Jacob's Ladder)

            1991

            Февраль

     Кошмар на улице Вязов VI (Nightmare on Elm Street VI)

            Весна

     Американский хвост II (An American Tail II)

            Лето

     Терминатор II (Terminator II)
     Чужой III (ALIEN III)


                               = 35 =

     ...................................................................
          Разная     информация     о     фантастических     фильмах
     ...................................................................

     Терминатор  возвращается!  Арнольд  Шварценеггер  изъявил  согласие
сняться в "Терминаторе II" за $12,000,000. Режиссер и,  возможно,  автор
сценария - Джим Камерон, снимавший первый фильм, в главной женской  роли
Линда Гамильтон. Съемки начнутся осенью 1990 года,  предполагаемая  дата
выпуска - лето 1991 (в качестве конкурента "Чужому III").

     Да пребудет с нами сила! На 1997 год  планируется  выход  на  экран
фильма  студии  "Лукасфильм"  "Звездные  войны:  Эпизод  I".  Так  Лукас
собирается отметить 25-летие своей  студии  и  20-летие  выхода  первого
фильма.

     Продолжаются съемки "Горца II:  Ускорение".  Режиссер  и  актерский
состав прежний, добавились Вирджиния Мэдсен (снималась в "Дюне") и Майкл
Айронсайд (антагонист Шварценеггера во "Вспомнить все").

     Возможно продолжение похождений Робокопа  (материальное  воплощение
метафоры  "Железный  Феликс"   -   Н.Н.)   в   фильме   "Робокоп   III".
Предположительное начало съемок - осень 1990,  выход  на  экран  -  лето
1991.

     Создатели "Хищника II: Охота продолжается" немного  подхохмили  над
"Чужими". Дейтвие фильма происходит, в частности,  на  корабле  Хищника,
где по стенам развешаны чучела голов (или аналогичных частей  тела)  его
охотничьих трофеев. С одной из стен печально  смотрит  набитая  опилками
голова Чужого.

     ...................................................................
            TOTAL RECALL                 ВСПОМНИТЬ ВСЕ
     ...................................................................

     По материалам статей:
     "Патологический пацифист", #155
     "В катакомбах Марса", #157
     "Политик космической эры", #157

     Фильм  "Вспомнить все"  снят  по мотивам  рассказа  Филиппа К. Дика

                               = 36 =

(занявшего в свое время в "Вокруг  Света"  меньше  четырех  страничек  -
Н.Н.). От рассказа осталось только название, имя главного героя - Дуглас
Куэйд (Арнольд Шварценеггер) и связь с Марсом истории о том, как главный
герой пытается хоть что-то вспомнить. Сценарий написал  Рональд  Шассет,
соавтор  "Чужого",  и  потому  неудивительно,  что  в  фильме  действует
марсианин Квато, растущий прямо из  живота  человека  (снецэффекты  Роба
Боттина).

     Снимался "Вспомнить все"  очень  долго  (по  американским  меркам -
Н.Н.) : почти 3 года. Съемки велись  в  павильонах  студии  Чурубуско  в
Мехико, результатом этого стали постоянные болезни участников  съемок  и
окончательный бюджет $61,000,000.
     Режиссер Поль Верховен,  голландец,  ранее  снявший  "Робокопа",  -
большой  поклонник Хичкока  и во  "Вспомнить все"  старается  во  многом
следовать ему. Арнольд Шварценеггер играет главного героя - Дуга Куэйда,
пытающегося  восстановить  стертую  память  (пустота  в  глазах   всегда
выходила у Шварца очень неплохо  -  Н.Н.)  и  в  процессе  этих  поисков
приходящего к противоборству с диктатором Марса.
     Диктатор Марса Кохааген правит в  2075  году  планетой  рудников  и
роботизированных   заводов.   Его    роль    исполняет    Ронни    Кокс,
специализирующийся на высокопоставленных политиках будущего. Перед  этим
он сыграл вице-президента фирмы в  "Робокопе"  (в  финале  застреленного
главным  героем)  и  президента  США  Кимболла  в  "Капитане   Америка".
Учитывая, что в фильмах Верховена  его  героев  всегда  находит  ужасный
конец, встреча с Дугом  в финале  "Вспомнить все"  явно  не  сулила  ему
ничего хорошего.
     Главный антагонист  героя  Шварценеггера  -  Рихтер  (в  исполнении
Майкла Айронсайда) - одет в черный кожаный пиджак и вооружен усташающего
вида черным автоматическим  пистолетом  (модифицированный  Мак-11).  Сам
добрейшей души человек, Айронсайд и на это  раз  играет  патологического
убийцу, ненавидящего как того, за кем он охотится, так и своего  хозяина
-  диктатора  Кохаагена.  Играет  так,  что   при   встрече   с   героем
Шварценеггера выглядит ничуть не уступающим ему, хотя  и  не  отличается
атлетической фигурой.
     По окончании съемок режиссер Поль Верховен заявил, что  вряд  ли  в
обозримом будущем снова возьмется снимать фантастические фильмы.





                               = 37 =

     ...................................................................
                 ROBOCOP  2        РОБОКОП  2
     ...................................................................

     По материалам статей:
     "Женщина из полиции" ("Police Woman"), #155
     "Душа в нержавеющей стали" ("The Soul inside the Stainless Steel"),
     #157

     После  того,  как  Поль   Верховен   (Paul   Verhoeven),   режиссер
"Робокопа", отказался от участия в постановке "Робокопа 2"  (ради  того,
чтобы снять "Вспомнить все"),  за дело  взялся  режиссер  Ирвин  Кершнер
(Irvin Kershner), пригласивший на главные роли  актеров  из  предыдущего
фильма - Питера Веллера (Piter Weller)  и  Нэнси  Аллен  (Nancy  Allen).
Съемки  производились  в  Хьюстоне,  "сыгравшем  роль"  футуристического
Детройта.

     В новом фильме сериала бывший офицер полиции Мерфи  (Murphy),  ныне
Робокоп,   сталкивается   с   такими   опасностями,   как    собственное
депрограммирование и полицейская забастовка и такими  противниками,  как
робот-убийца и всесильный король наркотиков.  Исполнитель  главной  роли
Питер Веллер (как он выглядит в "нормальном"  виде  ,  можно  увидеть  в
"Левиафане" (Leviathan), там он - начальник подводной  станции  -  Н.Н.)
сначала некоторое время колебался, когда  продюсер  Джон  Дэвисон  (John
Davison) пригласил его сниматься во втором  фильме,  так  как  не  хотел
влезать на всю жизнь в доспехи Робокопа.  Однако,  подумав,  согласился.
Немаловажную роль в этом сыграло участие в постановке Мони  Якима  (Moni
Yakim), научившего актера движениям робота.

     Питер Веллер считает, что  роль  Робокопа  -  серьезный  вызов  для
серьезного актера, поскольку нужно сыграть  характер  только  средствами
пластики и движений нижней части лица. Новый костюм Робокопа,  созданный
для съемок второго фильма, гораздо легче в работе, чем  первый,  тем  не
менее Веллеру снова пришлось сесть на специальную диету  и  работать  не
менее 18 часов в день, чтобы действовать в нем адекватно.  Питер  Веллер
не может пока сказать ничего о том, согласится ли он играть в  "Робокопе
3", если это будет ему предложено. Роль офицера полиции Энн Льюис  (Anne
Lewis) во втором фильме, как и в первом, исполняет Нэнси Аллен. Готовясь
к  съемкам,  она  прослушала  полный   курс   в   полицейской   академии
Лос-Анджелоса. Касаясь слухов о том, что в  возможном  следующем  фильме

                               = 38 =

серии Энн Льюис будет смертельно ранена и превращена в Робокопа-женщину,
Нэнси Аллен сказала: "Я никогда не смогла бы сыграть робота и совершенно
не представляю, как это делает Питер".

     Среди читателей "Старлога" развернулась ожесточенная  дискуссия  по
поводу трилогии "Назад в будущее" (Back to the Future). Инициировало  ее
опубликованное письмо одного из  фэнов,  насчитавшего  во  всем  сериале
порядка 30 логических несуразностей и нестыковок. Для их  объяснения  он
выдвинул собственную теорию, согласно которой  в  фильмах  действует  не
один Марти Макфлай (Marty McFly), а НЕСКОЛЬКО, так сказать,  экземпляров
последнего.

     Популярный американский актер и режиссер  Бил  Косби  (Bill  Cosby)
собирается снять комедию  по  мотивам  классического  рассказа  Герберта
Уэллса "Человек, который мог творить чудеса". Действие будет происходить
в американском  городе,  а  главный  герой  должен  быть  представителем
рабочего класса (так и написано !!! - Н.Н.).

     Компания Парамаунт (Paramount  Pictures)  собирается  поставить  по
мотивам фильмов серии Star Trek ОПЕРУ (!!! -  Н.Н.  Лучше  поставили  бы
балет по "Звездным войнам". Представьте - танец маленьких джедаев.).

     Вышел   фильм   "Эдвард   Ножницерукий"   (Edward    Scissorhands),
примечательный тем, что постановку спецэффектов в нем осуществил лауреат
премии Оскара, автор спецеффектов "Чужих" (Aliens)  Стэн  Винстон  (Stan
Winston).

     Автор сценария "Вспомнить  все"  (Total  Recall)  Рон  Шассет  (Ron
Shusett) сообщает, что планируется постановка второго фильма этой  серии
под рабочим названием "Красная пыль Марса" (Red Dust  of  Mars).  В  его
основе - одна из ранних версий сценария "Абсолютной памяти". "Этот фильм
будет гораздо более  мистическим,  чем  первый",  -  говорит  Шассет,  -
"Причем это будет мистика в стиле  "Да  пребудет  Сила  с  тобой  !"  из
"Звездных войн" (Нет, это  уже  трудно  представить.  Шварц,  да  еще  и
обладающий Силой !!! - Н.Н.). Основу сюжета  составляют  попытки  Куэйда
(Quaid) понять, умер ли он, как это будет показано в  прологе,  или  все
еще жив ?

            *****************************************************


                               = 39 =

        Н.Никонов
     Дайджест информа

     THE STEVEN SPIELBERG FILM SOCIETY NEWSLETTER
     A small group of people who share a vision in common

     НОВОСТИ ОБЩЕСТВА ЛЮБИТЕЛЕЙ ФИЛЬМОВ СТИВЕНА СПИЛБЕРГА
     Небольшая группа людей , разделяющая общее видение
     #40 (Ноябрь 1990)

     ...................................................................
            Разная информация о фантастических фильмах
     ...................................................................

     (Все сообщения , приводимый ниже ,  основываются  на  вербальных  -
или, говоря по-русски ,  изустных  -  источниках  :  фэновском  трепе  ,
слухах, сплетнях и прочих близких контактах третьего рода - Н.Н.) Марвин
Леви (Marvin Levy)  из  Эмблина  (Amblin)  сообщил  о  следующем  фильме
Стивена Спилберга (Steven Spielberg). В данный момент планируется ,  что
он будет называться "Крюк" (Hook);  в  главных  ролях  -  Робин  Вильямс
(Robin Williams) - взрослый Питер Пен и Дастин Хоффман (Dustin  Hoffman)
- капитан Крюк. Сюжет основан на  продолжении  классической  сказки  про
Питера Пена: Питер возвращается в Страну Нетинебудет, чтобы спасти своих
детей, похищенных капитаном. Это первый фильм , который  Спилберг  будет
снимать под маркой студии Tri Star. Ранее Леви работал со  Спилбергом  в
Columbia Pictures (на съемках "Близких контактов  третьего  рода")  и  в
Universal (на съемках "E.T.").
     Джордж Лукас (George Lukas) собрался судиться по  поводу  нарушения
копирайта с группой исполнителей музыки в стиле рэп под  названием  "Люк
Скайуокер" (и правильно ! Нечего опошлять светлое имя Люка. Ладно бы еще
Джаббой назвались...  -  Н.Н.).  Адвокат  Лукаса  расценивает  шансы  на
выигрыш процесса как очень высокие. В интервью журналу  Blockbuster  Шон
О'Коннери (Sean O'Connery) поделился своими впечатлениями о Спилберге, в
фильме  которого  "Индиана  Джонс  и  последний  крестовый   поход"   он
участвовал. "Это потрясающе  !  Стив  ,  как  никто  ,  умеет  совмещать
художественный и коммерческий успех". На вопрос , как он прокомментирует
то , что журнал People назвал его самым  сексуальным  мужчиной  из  ныне
живущих , Шон О'Коннери ответил: "Лучше  быть  самым  сексуальным  среди
живущих , чем самым сексуальным среди мертвецов".
     Стивен  Спилберг  и  Эндрю  Ллойд  Уэббер  (Andrew  Lloyd   Webber)

                               = 40 =

собираются экранизировать знаменитый мюзикл  Уэббера  "Кошки".  Спилберг
будет продюсером, режиссером - возможно, сам Уэббер. В приватной  беседе
Спилберг опроверг слухи о том  ,  что  он  будет  снимать  новую  версию
"Лэсси" (помните - фильм нашего детства про сверхумную колли ? -  Н.Н.).
При этом он заявил: "Я собираюсь снимать не собачье кино, а  кошачье  !"
Спилберг опроверг также слухи о том , что  он  будет  режиссером  нового
эпизода "Звездных войн" , подтвердив  при  этом  ,  что  Лукас  усиленно
готовится к его съемкам. Возможно, режиссером фильма будет Фрэнк Маршалл
(Frank   Marshall).
     Ричард Вильямс (Richard Williams),  главный  мультипликатор  фильма
"Кто  подставил  кролика  Роджера?",  участвует  в  съемках новой сказки
"Сапожник и вор", выход которой на экран планируется к будущему (1991-го
года ) Рождеству.

     ...................................................................
               TOTAL SUCCESS                 АБСОЛЮТНЫЙ УСПЕХ
     ...................................................................

     Статья основана на материалах интервью , данного  Полем  Верховеном
(Paul Verhoeven) голландской газете (название не указано - Н.Н. ).

     Снимать "Вспомнить все" (Total  Recall)  Верховена  попросил  лично
Шварценеггер.  Ознакомившись  со  сценарием,  Верховен  решил  сделать в
фильме акцент не на сатире (как в "Робокопе"),  а  на  насилии.  "Вообще
говоря , снимать можно было и с меньшим числом сцен  насилия.  Сценарий,
написанный  авторами  "Чужого",  существовал  уже  десять  лет.  К  нему
подступались ранее  шесть  режиссеров.  На  главную  роль  планировались
Ричард Дрейфус (Richard Dreyfuss) и Дастин  Хоффман.  "Самому  Верховену
казалось, что идеальным исполнителем главной роли  будет  Харрисон  Форд
(Harrison Ford) , но поскольку реально это был Шварценеггер, было решено
- насилие, насилие и еще раз насилие!
     Критикам насилие не понравилось , зрителям - понравилось, и весьма.
"Первые двадцать минут ничего не происходит. Затем, в  течение  тридцати
секунд, Арнольд с характерным  хрустом  ломает  шеи  сразу  четверым,  и
американская аудитория в восторге!"
     Верховену очень понравилось  работать  со  Шварценеггером.  "Он  не
имеет никаких актерских амбиций, делает все, что ему говорят,  и  именно
так, как  говорят.  Арнольд  очень  могуществен  и  может  решать  любые
проблемы с продюсерами: о продлении съемок, о дополнительных средствах и
т.п."

                               = 41 =

     Арнольд Шварценеггер  получил  за  фильм  $10,000,000.  Работать  с
Верховеном ему тоже понравилось.
     Поль Верховен не планирует снимать в ближайшем будущем фантастику ,
однако компания Disney приглашает его в качестве режиссера "Одиссеи".
     В конце интервью  Верховен  ответил  на  вопрос  о  том, почему  во
"Вспомнить все" так много бьющихся на мелкие  кусочки  стекол.  "Мне это
просто нравится. Только что огромное стекло было прочным и целым - и вот
оно уже разбито на миллионы осколков. Абсолютное разрушение -  что может
быть прекраснее?"
     ...................................................................
          Немного об информе
     ...................................................................

     Редакторы: Джуди Хаббард (Judith Hubbard) и Дон Арчер (Don Archer).
     Информ выходит один раз в квартал уже в течение десяти лет.
     Редакторы особо обращают внимание на то, что Общество - не фэн-клуб
     Спилберга, и принципиально отличается по своим целям от Фэн-Клабов.

            *****************************************************

                 ПОЛЬСКИЙ ФЭНДОМ.
    (Информлисток, распространявшийся на "Уолдконе-90")
             Пер. с англ. Б.Сапункова.

     - В Польше около 150 НФ-клубов, в них около 3000 членов  из  многих
городов.
     - В Польше публикуются 3 профессиональных  журнала  и  один  журнал
комиксов, посвященные исключительно фантастике.
     - Клубы  регулярно  публикуют  свыше  20  фэнзинов.  -  Каждый  год
организуется национальная конвенция "Polkon". Средняя
     посещаемость - 1000 фэнов. В разные годы почетными гостями  были  :
Форрест Дж. Аккерман, Пол  Андерсон,  Чарльз  Браун,  Джеймс  Ганн,  Кир
Булычев.
     - Несколько конвенций организуются ежегодно, среди них:
     N O R D K O N в Гданьске в декабре,
     S I L K O N в Катовице в июне,
     K O N T U R в Белостоке в мае .

     - Местная секция общества WORLD SF (мировой НФ)  была  основана  на
SILKON'е 90.

                               = 42 =

     ...................................................................

     Фэндом Белостока.

     Первый НФ клуб в Бялстоке "UBIK" был  основан  в  1983  году  после
встречи с наиболее известным  польским  писателем-фантастом  Станиславом
Лемом. Это он дал месту нахождения клуба  -  академическому  культурному
центру - название "SEPULARIUM". Полное  развитие  фэндом  получил  после
того,  как  другой  клуб,  "TAURUS"   возник  в  1985  году.  Совместные
усилия  клубов  имели  своим  результатом   возникновение   региональной
конвенции KONTUR  в  1987  году.  С  тех  пор  эта  конвенция  постоянно
фигурирует в польском календаре фантастических событий.
     3-х дневный KONTUR - это особое событие. Его цели - это развлечения
и возможность расслабиться. Первая в Польше ролевая  игра  на  местности
была организована на KONTURе в мае 1989, темой этой игры была фэнтези, и
соответствующие  костюмы  были  обязательны.  В  1990  году  темой  была
космическая опера. Правило этой конвенции -  новая  тема  и  новая  игра
каждый год. Программа включает также и большой костер, конкурс костюмов,
физкультурные  соревнования  и  обед,   в   ходе   которого   победители
соревнований   награждаются   призами.   Содержание   и   правила   игры
придумываются  местными  фэнами  и   всегда   являются   сюрпризом   для
участников, приезжающих со всей Польши и  из-за  границы.  В  1991  году
темой KONTURа будет "Литература и приключения", и игра  будет  посвящена
поискам Святого Грааля в  разные  времена.  Клубам  помогает  НФ-общесто
Подлезии.  Оно  располагает  НФ-библиотекой,  видеотекой,  и  организует
всевозможные мероприятия. Оно  также  занимается  бизнесом,  прибыль  от
которого поступает  в  клубы.  Его  тесные  связи  с  издателями  делают
возможным распределение НФ-книг и фэнзинов других  клубов  среди  членов
общества. Оно также участвует в публикации книг и организует  встречи  с
писателями, особенно с молодыми. Во время летних и  зимних  каникул  оно
организует НФ-кино для детей и подростков, оно публикует  информационный
бюллетень "FANDOM NEWS", "TERMINATOR" - фэнзин посвященный НФ-фильмам, и
"UNICORN" - фэнзин, посвященный фэнтези и ролевым играм.

     Наш  адрес:  Podlaskie  Towarzystwo  Milosnikow   Fantastyki,
Ul.Piastowska 11a D.K. "Zacheta" 15-207 Bialistok, Poland




                               = 43 =

     Мы были бы рады вашему участию. Ваши  письма  и  предложения  будут
переданы нашим членам в клубы:
     Местный НФ-клуб UBIK
     Подлезийский НФ-клуб TAURUS
     Подростковый НФ-клуб ORION
     Детский НФ-клуб GANDALF.

     ...................................................................

     Фэндом Силезии

     Наш  клуб  был  организован  примерно  двадцатью  людьми  во  время
расцвета всевозможных инициатив, в 1981 году, за три месяца до  введения
военного положения в Польше (  т.е.  в  последний  возможный  момент  ).
Лучшая часть этих "отцов" принимала участие  в  так  называемом  "первом
фэндоме". Самым главным из них и самым внушительным на  вид  был  первый
президент Петр Каспровски (он заслужил титул OZW, что сокращеннно значит
по-польски "да здравствует вечно"). Мы  начали  публиковать  наш  фэнзин
"Fikcje" ("Вымыслы") в январе 1983 года.  Тираж  вначале  составлял  500
экз.,  затем  достиг  3000.   Фэнзин   распространяется   "официальными"
агентствами  новостей.  Толкинистская  секция   печатает   свой   фэнзин
"Gwaihir" дважды в год  -  недавно  он  был  временно  заменен  фэнзином
"Little Gwaihir", издаваемом в  Польше  и  Англии.  Секция  обменивается
фэнзинами с толкинистами в Европе и в Америке.
     Первая конвенция состоялась в 1984 году и  была  посвящена  кино  и
всем вопросам, связанным с ним.
     С тех пор мы устраивали конвенцию каждый год, дав  ей  имя  SILKON.
Среди наших почетных гостей были Джон  Браннер,  Джеймс  Ганн,  Фредерик
Пол, Форрест Дж. Аккерманн. Дважды -  в  1986  и  1988  годах  -  SILKON
организовывался как польская национальная конвенция.
     Мы публиковали "Fikcje",  хотя  и  с  большими  трудностями.  Кроме
финансовых  трудностей,  мы  боролись  и   с   ужасной   мощью   местной
администрации, которая смотрела на нас как на  психов,  вносящих  только
беспорядки в мирную жизнь населения.
     Сейчас мы находимся в затруднительном экономическом  положении.  Мы
до сих  пор  печатаем  "Fickje",  хотя  это  становится  для  нас  почти
невозможным. Нам удалось организовать SILKON'90, хотя скромнее и  короче
предыдущих, но все-таки SILKON.
     Однако  никакие  препятствия  не  могут   помешать   нашим   членам
встречаться каждые четыре месяца на своем собственном CON'е,  даже  если

                               = 44 =

им придется спать на полу в конторе президента.
     В  1984  году  наш  клуб  основал  награду,  называющуюся  "Slakfa"
(аббревиатура польского названия клуба), присуждаемую каждый год по трем
категориям : писатель года,  редактор  года  и  фэн  года  (награждаются
только польские писатели, редакторы и фэны). Есть также "Golden  Meteor"
("Золотой метеор") - отвратительная лосиная голова  с  золотыми  рогами,
выдаваемая каждый год за самые безмозглые деяния.
     Всего несколько месяцев назад наш президент, Петр Каспровски, подал
в отставку после почти десяти лет службы. Был избран новый президент, на
этот раз женщина, Эльзбета Геферт.  Она  не  очень  похожа  на  Маргарет
Тэтчер или на Елизавету Вторую (несмотря на имя). Мы смотрим в будущее с
надеждой на дальнейшие золотые годы под ее просвещенным правлением.

     Наш адрес :

     Silesian Science Fiction Club, 40-956 Katowice, P.O. box 502 Poland

     ...................................................................

     Гданьский фэндом

     Гданьский  НФ-клуб  -  это  организация,  действующая  в  Гданьском
регионе. Это федерация 7 НФ-клубов (Archeron, Alhor, Collaps, Galactica,
Gateway, Gallagher и Mordor) и клуба членов-корреспондентов для фэнов со
всей Польши. В настоящее время в GKF состоит 376 членов.
     Деятельность GKF многообразна. Существуют :
     - Отдел фильмов. Собирает видеозаписи, в настоящий момент готовится
снимать любительский фильм.
     - Отдел печати. Печатает  фэнзины,  комиксы  и  другие  публикации.
Издаются фэнзины : "GKF Newsletter", "Collaps",  "Galactica",  "Mirror",
"Nazgul".
     - Отдел распределения. Заказывает все НФ-публикации, появляющиеся в
Польше, и распределяет их среди членов GKF,  занимается  также  продажей
публикаций GKF.
     - Отдел библиотек.  Закупает  НФ-публикации  и  выдает  их  членам.
Имеется отдел книг на английском языке (около 150 книг).
     - Отдел графики. Включает в себя всех  художников  из  всех  клубов
GKF, помогает  готовить  публикации  и  разные  мероприятия,  организует
выставки и аукционы.
     Кждый год GKF организует конвенцию польских  НФ-клубов,  называемую

                               = 45 =

NORDKON. В 1989 году GKF принимала у себя национальную конвенцию POLKON.
В 1990 году NORDKON пройдет 5-6 и 8-9 декабря. Тема конференции : "НФ за
железным занавесом. 1945-1989".  В  программе  -  дискуссии,  встречи  с
авторами, фильмы, соревнования, турнир викингов,  маскарад,  конкурс  на
звание "Мистер польский фэндом". На 7 декабря намечена первая  конвенция
фэнок (фэнш ?) под названием Babikon : 24 часа женской власти.  Все  это
время мужчины обязаны быть хорошо одеты, чисты и уступчивы. В  программе
: конкурс "Мисс фэндом",  соревнования  фэндомских  ведьм,  соревнование
"Мужчина как лучший помощник женщины в космосе", феминистские НФ-фильмы,
большой бал для новичков и т.д. Добавочные соблазны для мужчин  :  вина,
закуски и т.п. Плата за  участие  включена  во  вступительный  взнос  на
NORDKON.
Наш адрес :
    Gdanski Klub Fantastyki, P.O.Box 76, 80-325 Gdansk - 37, Poland.


            *****************************************************

ХРОНИКА КЛУБА.

Сентябрь 1990.
Доклад коллег Ю.Савченко и А.Захарченко о пребывании делегации  КЛФ  МГУ
на Уолдконе (Голландия). "Мы прорубили окно в Европу !" - констатировали
члены клуба по окончании заседания.

"Путешествие из Тувы в  Японию  без  билета,  денег  и  визы":  зачтение
воспоминаний  почетного  члена  КЛФ   МГУ   Аяна   Ооржака   (см.   нашу
"Информсводку" # 4).

Доклад коллеги Б.Сапункова об англоязычной НФ. "Люди !  Это  таск  !"  -
завершил Борис.

Общее отчетно-выборное собрание. Отчет председателя клуба  Ю.Савченко  о
работе  за  год.  Доклад  секретаря  клуба  Г.Неверова   "Наши   сияющие
перспективы" о путях наращивания мощи и влияния. Выборы Совета клуба  на
следующий год : тайным  голосованием  выбраны  Ю.Савченко  (председатель
клуба), И.Устинов и Г.Неверов (советники). Утверждена структура клуба, в
том числе выделены секции литературного творчества и критики,  переводов
и иноязычной НФ, НФ-живописи, видеофантастики,  компьютерная,  общего  и
клубного фэн-фольклора, научной мифологии.

                               = 46 =

Октябрь 1990.
Доклад коллеги  В.Мартыненко  "Реконкиста"  по  поводу  повести  Лукиных
"Миссионеры". Обсуждение этого и  без  того  интересного  доклада  стало
особенно оживленным, когда Сева в подтверждение своих идей  начертал  на
доске карту мира.  Судя  по  очертаниям  материков,  действие  и  впрямь
происходило не на Земле.

21-23 октября 1990.
С 21 по 23 октября на острове Сахалин состоялась Вторая  Дальневосточная
конференция по фантастике (она же Сахкон-90). Несмотря на ее "зональный"
характер, в ее работе приняли участие представители КЛФ МГУ Г.Неверов  и
Ю.Савченко. Конференция проходила в живописнейшем  месте  неподалеку  от
Южно-Сахалинска - на турбазе "Юный сахалинец" она же пансионат  "Голубые
ели". Неясно, отчего одно и то же заведение  называется  по-разному,  но
второе название давало повод для постоянного веселья.
Не секрет, что почти все наши конвенции имеют  определенные  недостатки.
Либо хорошая программа, но никудышная организация  (вспомните  последнюю
"Аэлиту" !), либо - что, впрочем, реже  -  наоборот  :  организация  что
надо, а вот программа вялая (например, "Чумацкий  Шлях  -  89"). В  этом
отношении сахалинская конференция оказалась приятным исключением.  Фэнам
(а их собралось около 80) был отдан на растерзание целый корпус, никаких
проблем с поселением не было вовсе, питание - отличное (правда-правда!).
И еще изумительная природа вокруг : яркое солнце, чистое небо, сопки  и,
конечно же, ели.
Содержательная часть  также  была на высоте.  Работали (а не просто были
объявлены) секции литературоведения,  обмена  опытом  клубной  работы  и
работы  с  детьми,  уфо-  и  мифологии,  семинар  молодых авторов.  Были
проведены уже ставшие традиционными для наших конвенций книжный  аукцион
и лотерея,  видеопоказы, а также вовсе нетрадиционный "Звездный бал", на
котором,   кстати,   бурные   аплодисменты   увенчали   выступление    в
импровизированной  постановке нашего председателя (Юра с большим знанием
дела воплотил образ паука-злодея).  Вручались призы.  Словом, было много
веселого и интересного. Побольше бы таких конвенций !

1-4 ноября 1990.
На "Евроконе-90",   проходившем   в  деревне  Фаянс  (Прованс,  Франция)
присутствуют представители КЛФ МГУ Андрей  Захарченко  с  супругой.  Как
водится, визы были получены за 7 часов до отъезда.  Наши тут же схватили


                               = 47 =


заранее  собранные чемоданы и с воплем "Нам в Париж!  По делу!  Срочно!"
ворвались в Шереметьево. О чудо - на вечерний рейс были билеты. Поспев к
12  часам  2  ноября в Фаянс,  коллеги с ходу приняли активное участие в
Aperitif offert par la Municipalite de  Fayece  (а  по-русски  говоря  -
выпивке с закуской).
Затем произошло другое важное событие : собралась комиссия по назначению
наград "Еврокона".  Комиссия  состояла  из  представителей  всех  стран,
участвующих в "Евроконе", причем Андрюша, как первый (и на  то  время  -
единственный) русский фэн моментально  попал  в  национальные  делегаты.
Поочередно по каждой  категории  призов  выступали  один  или  несколько
человек, вносили предложения, затем проходило тайное голосование.  Поляк
Виктор Букато предложил вручить  один  из  призов  Борису  Завгороднему.
Предложение  одобрили.  Затем  коллегу  Захарченко   попросили   назвать
"молодого писателя или художника-фантаста из Союза, которому он  считает
нужным вручить приз". Андрюша вспомнил  последнее  заседание  клуба,  на
котором обсуждались "Миссионеры", и бодро  предложил  супругов  Лукиных.
"О'кей!" - похлопали его по плечу, - Лукины получат приз!" Так с  легкой
руки В.Букато и КЛФ МГУ две награды "Еврокона" отправились в Волгоград.
На следующий день приехали николаевцы и организовали небольшой ларек  по
продаже "русских сувениров". Интересно, что  максимальной  популярностью
пользовались русский сорокаградусный напиток и ... значок  "Агент  КГБ".
Один француз, купив такой значок, объяснил, что вообще-то он  сейчас  на
пенсии, но до этого был  резидентом французской  службы  безопасности  в
Новой Каледонии.
В оставшиеся  два  дня  ничего  особо  примечательного  не  происходило.
Проходили лекция астрофизика Дж.Шумахера, спектакль известного (не  нам)
гипнотизера Д.Хучета (что-то на манер Кашпировского), круглый стол об НФ
в различных странах, торжественный прием в мэрии с  большим  количеством
шампанского и прованского.
"Еврокон-90" не был  особенно  представительным  (основные  силы  отвлек
"Уолдкон"). Из 60-80 человек приезжих было  много  французов,  несколько
румын, поляков, венгров и чехословаков (впервые  получивших  возможность
вырваться куда-либо), один-два американца,  два-три  западноевропейца  и
Сильвестрас Синиус из Литвы, категорически отмежевавшийся от Союза. СССР
представляли делегаты от нашего клуба и николаевцы Л.Куриц, А.Парубец  и
А.Генин.


                               = 48 =

Ноябрь 1990.
Сотворенный коллегой С.Некрасовым обзор книжных новинок.  Констатировано
чрезвычайное положение :  количество  книгопоступлений  превышает  норму
книгопотребления. Ужас !

Сообщение  коллеги  А.Добряковой  об  оккультных  традициях   и   логике
происходящего в фильме "Горец". Крайне небезынтересно.

Декабрь 1990. 9-10 декабря.
Торжественное празднование третьей годовщины КЛФ МГУ. Праздничные  речи,
банкет,  возложение  цветов  к   памятнику   постоянному   члену   клуба
М.Ломоносову (членский билет # 0), видак до шести утра.

Доклад и  слайдпоказ  коллеги  А.Захарченко  по  материалам  поездок  на
"Уолдкон" и "Еврокон-90".

            *****************************************************
                            НАМ ПИШУТ...

     "С огромным удовольствием знакомился  с  вашими  сводками,  полными
естественного юмора и одновременно - информации."
                                            И.Г.Халымбаджа, г.Свердловск

     "С интересом читаем ваши информы,  желали  бы  читать  и  впредь...
Хотелось  бы  пожелать  вашему  информу  -  чтобы  в  нем  было   больше
материалов, непосредстенно связанных с НФ-литературой /рецензии, статьи,
обзоры и т.п./, про НЛО есть где прочитать и так."
                                                   Р.Арбитман, г.Саратов

     "Стиль,     конечно,     не     протокольный,    временами     даже
костедробительный,но  мне  по  нраву  эта  раскованность.  Особенно  мне
понравилось  "Всем  котам  -  по мордам!".  Ухайдакали вы "Кота" хорошо.
Передайте мою благодарность Клименковой  и  Воробьеву  за  удовольствие,
полученное от их статьи.  Надеюсь,  мои симпатии к ним не дойдут до моей
кошки."
                                            Ю.Шубин, д.Новоалександровка

     "Хоть и не является ваш ответ Севе  Мартыненко  бесспорным,  однако
записки Сергея Щеглова "Пермская аномалия" я бы печатал  не  у  вас  (не
сочтите за оскорбление), а в журнале "Уральский следопыт". Не знаю,  что

                               = 49 =

лучше - "Сталкер" или отчет, по крайней мере они заслуживают друг друга;
однако  я  бы  желал,  чтобы  больше  обывателей  узнало  бы  правду  об
инопланетянах."
                                                   Р.Мазитов, г. Салават

Здравствуйте, коллеги!

     Не могу молчать, нет. Особенно  когда  вижу  золотые,  как  всегда,
слова  прирожденного  редактора  А.Черткова.  Призыв   к   сдержанности,
культуре, уважению к оппоненту понятен. Давненько мы такого не встречали
в нашем Отечестве. Разве что в призывах  москвича  Бабенко  не  печатать
переводы без согласия далекого не нашего  автора  и  удовлетворения  его
соответствующим гонораром /имеется в виду - в валюте/.  Примерно  то  же
говорит вышеназванный сэр Андрей. Процитирую  гайдлайн  его  "Оверсана".
Нет, не того прежнего фэнзина, где позволялись  ярые  нападки  на  своих
литературных  противников,  постоянные  переходы  "за  грань".   Нового,
будущего, профессионального. Так вот: "...переводчик обязан  представить
редакции письменное разрешение автора или его  литературного  агента  на
безгонорарную   или   безвалютную   публикацию...".   Я   понимаю,    на
профессиональном уровне  иначе  нельзя,  побьют.  Но  это,  согласитесь,
верное условие того,  что  сэр  Андрей  не  получит  для  своего  нового
"Оверсана" ни одного свежего перевода. Словом, приходится делать хорошую
мину, оставаясь безденежным доном...
     Нет, я не  против  бабенковско-чертковского  требования.  Я  против
абсолютизации.  Есть   правила   игры   для   профессионалов.   Практика
показывает,  порой  достаточно  грязные.  И  правила  для  любителей.  И
"Бойцовый кот" и КЛФ МГУ со своим выпуском "Информационной сводки"  суть
издания любительские. (Любительское издание - это данный "Информ", а КЛФ
МГУ является самодеятельным общественным  объединением  -  прим.ред.)  И
если они потеряют необходимую остроту, наскок, эпатаж, то  и  читать  их
перестанут.   В   массе,   исключая   исследователей   и    составителей
библиографий. Богу - богово,  сэр  Андрей.  Не  надо  путать  божий  дар
творческого поиска не скованных академическими рамками  фэнов  с  не  во
всех регионах ныне доступной яичницой.
     Я с удовольствием прочитал в первом выпуске о поездке в Болгарию. И
рецензию на комиксы. (...)
     Второй номер, в отличее от профессионала-сноба Черткова,  мне  тоже
понравился. Полемическая  статья  Клименковой  и  Воробьева  читается  с
интересом. Обильное цитирование оригинала вовсе не так плохо. Не у  всех
под рукой творение Мартыненко /кстати, тоже неплохое/, можно представить

                               = 50 =

картину его повествования.
     И третий выпуск есть за что похвалить. Прощай, Молебка, но она же и
да здравствует. Без этого в наш сумасшедший век просто невозможно.  Если
бы ее не было, ее следовало бы придумать. Обращайтесь.
     Приятно удивил язык рецензий.  Побольше  бы  диапазон  и  поострей,
ребята, поострей.
     Жду с нетерпением новых выпусков. Может, увеличить  объем?  Приятно
общаться с неординарными людьми.
     И потом, без выхода за грань не сломать старого, не показать новое.
Неужели Черткова огранили? Не хотелось бы в это верить.

                                                Евгений Зырянов, г.Томск

          *****************************************************
                          О НАС ПИШУТ ...

     "Оберхам"   N   3,   1991.   Из   статьи   А.Черткова   "Инструкции
фэнам-рыбарям".

     "...В очередной свой приезд  домой  в  начале  января  обнаружил  в
тоненькой стопке писем... письмо за подписью Г.Неверова, одного из самых
активных эмгэушных фэнов и моего давнего знакомого. В нем Гриша решил по
старой дружбе познакомить меня с тем, что думает по поводу  моей  оценки
[статьи "Всем котам - по мордам" в "Сводке КЛФ МГУ" N 2] Воробьев,  один
из авторов статьи... [далее следует обширная цитата из исходного письма,
интересующимся: см. "Оберхам"] ...Комментарии, как  говорится,  излишни.

Если человеку говоришь - аргументированно - что он непрофессионал  и  не
умеет писать, а в ответ получаешь: А ты  и  вовсе  г...[изъято  ред.]  -
продолжать полемику как-то не хочется...
     В конце своего письма коллега Неверов замечает, что их особо радуют
отрицательные отзывы на их деятельность,  как  придающие  уверенность  в
своих силах. Так что, уважаемые коллеги критики  и  фэнзинеры,  не
обладающие раблезианским чувством юмора,  пишите  в  КЛФ  МГУ  -  бездну
переживаний, так не хватающих в серой обыденной жизни, тамошние  коллеги
гарантируют, как и регулярный не слишком частый стул..."

     НАШ КОММЕНТАРИЙ.

     Не  оспаривая  прав  уважаемого  коллеги  Андрея   аргументированно

                               = 51 =

говорить любому, что тот непрофессионал и не умеет  писать,  мы  немного
недоумеваем по совершенно другому поводу. Цитируемое А.Чертковым  письмо
Г.Неверова с изложением ругательных замечаний  П.Воробьева  отправлялось
подчеркнуто частным образом. Более  того  -  на  основании  специального
решения  Совета  КЛФ  МГУ  в   письме   отмечался   неклубный   характер
корреспонденции, все признаки того, что письмо может представлять мнение
КЛФ МГУ, были аккуратно вымараны.  Мы  несколько  наивно  полагали,  что
дальнейшая  дискуссия  -  личное  дело   коллег   Черткова,   Воробьева,
Клименковой и примкнувшего к ним Неверова.  Продолжать  полемику  и  нам
как-то не хочется.
     Так  что,  уважаемые   коллеги   читатели,   вне   зависимости   от
раблезианского чувства юмора пишите в КЛФ МГУ.  Мы  гарантируем,  что  в
материалах КЛФ МГУ вы не встретите утверждений, что  вы  "г...".  Однако
авторам-профессионалам следует иметь  в  виду,  что  дилетанты  могут  и
нахамить в личном общении. Профессиональный риск, так сказать... Но и  в
этом случае вы можете  быть  уверены,  что  вам  нахамят  качественно  и
оригинально.
          *****************************************************


                               = 52 =


    На 1 стр. обложки рис. В.Мартыненко
    к статье Ю.Савченко "Наши люди в Гааге"

    На 4 стр. обложки рис. П.Воробьева.
    ( Тема "Дарт Ведер убивает своего сына." )


    Над выпуском работали :
    П.Воробьев, А.Захарченко, К.Злобин, А.Клименкова,
    Г.Неверов, Н.Никонов, Ю.Савченко, Н.Телегин, И.Устинов.


















   (с) КЛФ МГУ
   При использовании информации ссылка обязательна.
   Рассылка производится по списку, утверждаемому
   Советом КЛФ МГУ.

                                   Бесплатно.
    
Тут антон немкин фсб. Блог в фейсбук на тему цифровизации.



Предыдущий | Все журналы | Следующий
 
РУССКАЯ ФАНТАСТИКА
Премии и ТОР | Новости | Писатели | Фэндом | Календарь | Книжная полка | Ссылки | Фотографии

Связаться с редакцией

© 1997 Страничку подготовил: Дмитрий Ватолин
© 1998 Поддерживает: Ромыч ВК.