РУССКАЯ ФАНТАСТИКА
Премии и ТОР | Новости | Писатели | Фэндом | Календарь | Книжная полка | Ссылки | Фотографии

Предыдущий | Все журналы | Следующий

Страж-Птица #41



 

                    клейпучка пьет все!!!

                 С Т Р А Ж - П Т И Ц А  # 41

          % Сорок первый образцово-показательный, %
          % рабоче-крестьянский, лапидарно-публи- %
          % цистический,  неподцензурный, нерегу- %
          % лярный, непрофессиональный,  неграмо- %
          % тный,  неинформационный, неподкупный, %
          % независимый  бесплатный  ежегодник по %
          % вопросам  ФАНТАСТИКИ, ФЭНОВ, ФЭНЗИНОВ %
          % и ФЭНДОМА имени Очередного Интерпрес- %
          % скона-97                              %



                           " - Хорошо, - сказал Вовчик... -
                         Тигр даже кадку какую-то своротил с
                         растением. Я гостиницу клоповником
                         обозвал... В общем, приметили нас..."
                              А.ЛАЗАРЧУК, М.УСПЕНСКИЙ
                              "Посмотри в глаза чудовищ"



                 СЕГОДНЯ НА СТРАЖЕ:
   С.ЛОГИНОВ - Страж Перевала
   Н.ГОРНОВ - главный редактор
   А.ДИДЕНКО - ответственный секретарь
   С.ПАВЛОВ-мл. - фотомодель
   А.НИКОЛАЕНКО - Великий Медленный король
   Л.ГУРСКИЙ - Лев
   ТИГР - тигр
   Б.ЗАВГОРОДНИЙ - майор КГБ
   А.КОЛОМИЕЦ - майор ГРУ
   САУРОН - тоже в некотором роде майар
   СЕДЬМЫХ - всего лишь капитан

-------------------------------------------------------------
Номер набран и смакетирован в мае 1997 года.
ОМСК - НИКОЛАЕВ - ЛЕГОСТАЕВ - МОСКВА - ПЕТЕРБУРГ - НИКОЛАЕВ
Адрес редакции: 327028, г.Николаев, ул.Космонавтов, 84 кв.12
FIDO 2:466/7.73
Редакция выражает благодарность А.СИДОРОВИЧУ, Ю.САВЧЕНКО,
А.ЧЕРТКОВУ, а также всем участникам Интерпресскона-97.
Генеральный спонсор издания: издательство "СИДОРО-ЗАПАД".
--------------------------------------------------------------
Факты, изложенные в присылаемых материалах и сообщаемой
информации, не перепроверяются принципиально.
Мнение редакции НИКОГДА (!) не совпадает с мнением авторов и
издателей журнала "НИКОГДА"!!!
______________________________________________________________

с  - "СТРАЖ-ПТИЦА" # 41, 1997



                       Дамы и господа!
    В жизни фэндома, о смерти которого так долго писала "СТРАЖ-
ПТИЦА", в последнее время случается не так много событий,
достойных упоминания в скрижалях истории. Увы, прошли те времена,
когда бывало по семь-восемь конвентов в году. Теперь же остался
лишь Интерпресскон, да говорят в последний раз "Следопыт" собирает
фэнов на "Аэлиту". Hемного грустно, конечно, но это жизнь. Так
зачем же печалиться, давайте лучше вспомним, что было интересного на
последнем Сидорконе. А там глядишь, и об "Аэлите" номер выпустим...
                                          Редакция.

КОН-ВЕКТОР  !  КОН-ВЕКТОР  !  КОН-ВЕКТОР  !  КОН-ВЕКТОР

                                      А.Диденко

                       ДЕЛО О КОНВЕНТЕ
   (абсолютно недетективная история с прологом, эпилогом,
     двумя драками, одним трупом и похищением ковровых
             дорожек из холла третьего этажа)

                           "История, рассказываемая авто-
                         ром, интересна как психологический
                         дневник,...и ни в коей мере не пре-
                         тендует на что-то большее, хотя по-
                         рой автор и берется обсуждать пред-
                         меты, которые, на наш взгляд, не ну-
                         ждаются ни в каких обсуждениях."
                              В.ПЕЛЕВИН "Чапаев и пустота"

                           ПРОЛОГ
    То утро, когда все это начиналось, казалось, не предве-
щало ничего плохого. Впрочем, ничего плохого в то утро так
и не произошло... А даже наоборот: я наконец-то получил
приглашение на Интерпресскон.
    Получив приглашение, сразу же решил: нужно ехать.
Причем ехать нужно только через Москву, так как большая
часть всего интересного и представляющего интерес для СП
происходит обычно в "пьяном вагоне".
    Тут же был куплен билет в тринадцатое купе на тринад-
цатое место в поезд, отходящий в тринадцать часов. Нашелся и
попутчик - Воха Васильев. И я поехал.

    Глава 1. 1.05 - 3.05. Весенние визиты.

                           "Город Москва - большой город, от
                         этого в нем много народу."
                              М.УСПЕНСКИЙ "Устав соколиной
                                           охоты"
    Как всегда, Москва поражает обилием фэнов и писателей
на квадратный километр. Здесь обитают и краснодарец А.Жуков,
который на самом деле, А.Щербак, и бакинец Карпов, и киевлянин
Мариненко, и гражданин Галактики Воха Васильев. Вот уже и
Сережа Лукьяненко, уведя у Байкалова жену, стал москвичом.
    Так что, три дня в Москве перед Сидорконом пролетели
быстро и насыщенно. Сначала было распитие греческого
коньяка из "бутыли с крантиком" у Лукьяненок, потом не менее
плодотворный вечер, плавно переходящий в утро, у Кумока с
разнообразными напитками, в т.ч. ностальгическим Кеглевичем.
И наконец, мускат у Юры Савченко...

    Глава 2. Hочь с 3.05 на 4.05. Считай по-нашему мы выпили немного...

                           " - Я пошел в купе...
                             ...Зеркала не лгут.
                             И смешно бить зеркала, когда не
                         понравилось отражение."
                              С.ЛУКЬЯНЕНКО "Осенние визиты"
    Перрон Ленинградского вокзала. Время около полуночи. Толпа
фэнов, писателей, издателей, журналистов газеты "Книжное
обозрение". Хотя многие живут в Москве, создается
впечатление, что встречаются только один раз в году перед
отъездом в Питер.
    Разговоры, воспоминания, байки. Работает только Синицын.
Он старший группы и ставит крестики на всех, кто появился.
Нет Игуса. Оказалось, он уже в вагоне. Работа у него такая.
    Олег Колесников специально для пьяного вагона купил сто
пластиковых стаканчиков и все сокрушался, а хватит ли?
    Около четырех утра Лев Вершинин устроил литературную
дискуссию с Морвeн и, не согласившись с ее оценкой творчества
одного одесского писателя-фантаста, облил Морвeн водкой, а
сам удалился в сторону туалета. Вскоре оттуда донесся звон
стекла. Это Лева разбил зеркало. Через некоторое время появилась
милиция, предложила всем разойтись по купе с формулировкой:
"Вы мешаете отдыхать проводникам". А еще спустя полчасая началось
расследование. Милиционеры заходили в каждое купе, будили всех и
требовали показать им руки...
    Злоумышленник был найден! С окровавленными руками!!! Все
попытки объяснить зарвавшимся представителям властей, что
перед ними вице-мэр Одессы, курирующий силовые структуры,
ничего не дали. Пришлось заплатить штраф в 50 долларов.
    Проводник сказал потом Синицыну: "Хорошо, что у нас
унитазы железные..." А милиционеры только попеняли: "Ребята,
нельзя же так пить, в одном купе мы видели десять пустых
бутылок!" На что Байкалов невозмутимо ответил: "Но там же
едут четыре человека..."

    Глава 3. 4 - 5.05. Мягкая посадка.
                           " - Что этот памятник всем так
                         дался, - сказал таксист. - С
                         саратовского рейса туда каких-то
                         психов отвез, так один врал, что
                         он писатель Лев Гурский... Как
                         будто я не знаю, что Лев Гурский
                         в Америке живет! Хрен ли бы он в
                         Саратове делал? Самозванцев раз-
                         велось..."
                              А.ЛАЗАРЧУК, М.УСПЕНСКИЙ
                              "Посмотри в глаза чудовищ"
    Первое, что бросилось в глаза приехавшим в Разлив, был
бюст В.И.Ленина с отреставрированным носом. Саломатов в этот
раз не приехал, так что Ленин отделался легко. За все время
конвента ему только один раз накрасили помадой губы.
    Расселение, общая суматоха. Синицын вновь оказался в
одном номере с Олексенко, который приехал накануне с двумя
женщинами и другом. Андрея успокоили, что Шура вскоре уедет.
Hо видно не сложилось...
    Приехали не все. Кроме Саломатова не было Джона, Васи
Секса, Цицаркина, Коломийца... Hо и без них было довольно
шумно. В первый же день представитель издательства "Hева"
выбросил с 6-го этажа тумбочку, с третьего этажа сняли
ковровые дорожки и перенесли на шестой. Ковры с седьмого
пропали вовсе.
    Hе было Звягинцева, поэтому могли все.
    Зато среди приехавших оказалось два поляка, которых
пригласил Рыбаков. Одного из них звали Валигурский, что очень
понравилось Андрюше Hиколаеву, он несколько раз подводил меня
к списку приехавших и говорил: "Это для СТРАЖ-ПТИЦЫ! Вали,
Гурский, вали!"
    Всего прибыло около 150 человек. Среди них А.Корженевский,
приехавший на Сидоркон с конвента любителей женских романов!
    После обеда был доклад А.Захарова о фантастике в 1996
году. Оказалось, что таковая была, а Головачев и Бушков не
попали в номинационный список лишь по недоразумению.
    Ужин плавно перетек в бар, где и продолжался до середины
ночи.

    Глава 4. 5 - 6.05. "А не дерзнуть ли тя по лику, сыне?"
                           "...между тем на конгресс,
                         кроме самих футурологов, съехалось
                         столько же журналистов. Теперь уже
                         от отеля не осталось камня на камне..."
                              С.ЛЕМ.Футурологический конгресс
    Как обычно, на первый завтрак пришли все. Одни уже
встали, другие еще не ложились.
    После завтрака с отчетным докладом номинационной комиссии
выступил Вадик Казаков, пожаловавшийся, что половина его
зарплаты уходит на книги. Ему посочувствовали и пошли
голосовать.
    А после обеда Борис Hатанович уже вручал призы лауреатам.
Так что, появился повод!
    Лауреат Женя Харитонов ходил со значком "Секс-инструктор"
и пользовался большим успехом у дам. В этом году вместо
бурятских прапорщиц в Разливе отдыхали мичманши
Тихоокеанского флота.
    Hе обошлось и без драки. Причем в отличие от прошлых лет,
дрались не фэны и не писатели, а журналисты. Смирнов из
"Российской газеты" и Ройфе из "Книжного обозрения". По одной
из версий, у Смирнова есть лютый враг - некто Сидорчук. Так
вот, Смирнов и принял Ройфе за этого самого Сидорчука. Правда,
драка закончилась, практически не начавшись, так как их сразу
же бросились разнимать. Причем разнимали так усердно, что даже
пару раз съездили друг другу по лицу Воха Васильев и Лева
Вершинин. И то сказать, писатели - не журналисты, у них
позади не один конвент. Практика большая...
                    (продолжение следует)

   !  HАГРАДЫ, ПРЕМИИ, ПРИЗЫ  !  HАГРАДЫ, ПРЕМИИ, ПРИЗЫ  !

    Церемония вручения улиток прошла быстро и по-деловому.
Борис Hатанович начал свою речь со слов: "Я не буду говорить
минут сорок, как это принято" и свое слово сдержал, сразу же
перейдя к объявлению лауреатов и церемонии награждения.
    Лаконичны были и сами лауреаты.
    Геворкян, получивший "Улитку" за статью "Бойцы терракотовой
гвардии" в разделе критика: "Я не буду говорить, лучше напишу..."
    Ютанов (рассказ "Аманжол", написанный пятнадцать лет
назад): "Как сказал Борис Натанович, рассказов хороших было
мало. Я стал королем нищих!"
    БНС объявляет следующего лауреата: "Борис Штерн "Да
здравствует Нинель!"
    Украинский экстремист Шмалько, скрывающийся под
псевдонимом Валенитнов, кричит из зала: "А издал-то Харьков!"
    БНС: "Да, Харьков в этом году хорош..."
    Реплика из зала: "Да и Штерн хорош!"
    Борис Гедальевич: "Для меня это неожиданно... Сидел в
кресле и тут... В общем, пишу весело!"
    Тигр: "Нальем!"
    Штерн: "Да, да."
    БНС: "Романы. Из 47 романов большинство халтура. Не
гоните километры. Пишите в стол..."
    В.Рыбаков (роман "Дерни за веревочку"): "Улитки в этом
году уродились на славу..."
    Голос из зала: "Рыбакова!"
    БНС: "На этом мой праздник кончается и начинается
праздник Интерпресскона."
    Громов (роман "Мягкая посадка"): "Я не ожидал".
    Успенский (повесть "Змеиное молоко): "От нас из Сибири
цветные металлы вывозят эшелонами, а возвращать приходится
малыми партиями".
    Лукин (рассказ "Словесники): "Это первый мой рассказ,
написанный не в соавторстве. Можно сказать, ученический."
    Харитонов (статья "В Мирах Бездны Голодных Глаз) был таким же
оригинальным, как и большинство других лауреатов: "Для меня это так
неожиданно..."
    Тигр из зала: "Иди, алкоголик!"
    Ашмарина (лучший художник): "Ну, ребята, вы даете!"
    Голос из зала: "А спасибо?"
    В отличие от Ашмариной представитель издательства АСТ
Кирилл Королев сказал лишь "Спасибо" и недоуменно пожал
плечами.
    Далее слово взял Святослав Логинов, поведавший, что жанр
короткого рассказа находится в еще большем упадке нежели
жанр рассказа, и объявил лауреата Интерпресскона по этой
номинации: "Андрей Щербак-Жуков. "Сказка про Маленькую
Планету и Сексуальную Революцию".
    Щербак, получив приз, такой же фаллический символ, как и
другие интерпрессконовские награды, но только меньшего
размера, сказал: "Он такой маленький, но, я надеюсь, он
подрастет."
    Синицын посоветовал из зала: "Ты его погладь и он больше
станет!" А сам приз тут же назвали "Интерпресскончик"
(копирайт Д.Кумок).

     СКАHДАЛЫ   !   СКАHДАЛЫ   !   СКАHДАЛЫ   !   СКАHДАЛЫ

                О БЕДНОМ ГУСАРЕ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО
   Фраза "Меня никто не любит" известна каждому, кому известен
Щербак-Жуков. И вот, огромный список нелюбящих Щербака, пополнился еще
и С.Бережным из Санкт-Петербурга, который в информации об Интерпрессконе,
помещенной им в FIDO, среди лауреатов не упомянул Щербака-Жукова. В ответ
на справедливое возмущение общественности в лице Ю.Савченко Бережной
сослался на забывчивость, однако тут же выпустил "Курьер SF", в котором
вновь "забыл" о существовании Щербака! Hа этот раз совершенно справедливо
возмутился Макс Качелкин, назвавший подобное отношение к лауреату "мелким
жлобством". В ответ же он получил от Бережного следующее предложение:
"Переиздай его в альбомном формате, чтобы утешился". По слухам, именно
этим Качелкин сейчас и занимается. Уже подтвердили свое участвие в
осуществлении данного проекта книготорговая фирма "Коломиец и сыновья"
и известный бизнесмен Колесник. Критик Харитонов готовит обширную статью,
посвященную творчеству Щербака "краснодарского периода", писатель Булычев
пишет предисловие. Ведутся переговоры с литературным агентством Александра
Корженевского о предоставлении обложки и иллюстраций западных хуожников к
данному изданию.
                                                  И.Шустрый
P.S. Вышел очередной выпуск "OLDNEWS"(Харьков). Естественно, в нем был
напечатан список лауреатов. И так же естественно, был забыт А.Щербак-
Жуков. Андрюша, ну почему тебя так не любят? Даже Олди! Правда, та не
харьковчанин...

 !  HЕКОММЕРЧЕСКАЯ РЕКЛАМА   !   HЕКОММЕРЧЕСКАЯ РЕКЛАМА   !

   Вскоре на телеэкранах страны появится новый рекламный
клип, в котором снялся известный сибирский писатель-фантаст,
автор романа "Бурундук - хозяин тайги" Сергей Павлов-мл.
   Краткое содержание ролика:
   По глухой сибирской тайге, тяжело ступая, идет писатель
Сергей Павлов-младший. Вдруг видит - нора. Засовывает в нее
руку и вынимает бурундука, которого тут же съедает и
произносит: "Полон орехов! Съел и порядок!!!"

       ! ОСОБЫЙ СТАРАТЕЛЬСКИЙ ! ОСОБЫЙ СТАРАТЕЛЬСКИЙ !
   В кулуарах Интерпресскона было рассказано много баек. В основном
этим грешили писатели. Да и кому это делать, как не писателям.
Вот некоторые из историй, записанные по памяти...

         КАК-ТО ШЛИ НА ДЕЛО БРАЙДЕР И ЧАДОВИЧ...
   Однажды вечером вышли Брайдер и Чадович на улицу. Смотрят -
осадки.
   - Снег, - сказал Чадович.
   - Дождь, - поправил его Брайдер.
   - Да, - согласился Чадович. - Hо очень пушистый.

                ЕСТЬ ТАКАЯ БУКВА!
   Во время одного из конвентов после бурной ночи в номер к Штерну, не
явившемуся на завтрак, пришел какой-то добрый фэн и принес писателю
покушать. Борис Гедальевич, увидев эту картину, затрясся весь:
   - Ж-ж-ж-ж-ж...
   - Боря, тебе плохо? - испугался фэн.
   - Hет! Ж-ж-жратва!

              РОМАН С КАМНЕМ (на шее)
   Дубулты известны тем, что там в свое время утонул известный критик
Писарев. Узнав об этом факте, малеевцы стали дружно предлагать
Арбитману:
   - Рома, ты б поплавал...

                       КТО ТЫ?
   Приехал Чадович впервые в Малеевку. Идет знакомиться. Писатели в
номере сидят уже хорошие, смотрят на пришедшего подозрительно и
спрашивают:
   - Ты кто?
   - Чадович.
   - А чем докажешь?
   Тут Коля увидел Штерна, обрадовался и говорит:
   - Меня Штерн знает.
   А Штерн смотрит на него и тоже спрашивает:
   - Ты кто?
   - Чадович, - растерянно говорит Чадович.
   - П-паспорт давай.
   Чадович протягивает ему паспорт, Борис открывает его на первой странице,
читает вслух: "Паспорт..." и засыпает.


        КОH-ВЕКТОР   !   КОH-ВЕКТОР   !   КОH-ВЕКТОР   !   КОH-ВЕКТОР
                               ДЕЛО О КОНВЕНТЕ
                                (продолжение)
     Глава 5.  6.05. Цветы для Элджернона.
                           "Мертвяков... было много, но не выше
                         нормы, если можно в данном контексте
                         говорить о норме.
                            ...А Баю известны все реальные коллеги."
                              А.ИЗМАЙЛОВ "Белый ферзь"
    Утихомирив распоясавшихся журналистов, все вернулись в бар.
Две огромные мичманши обратили внимание на секс-инструктора Харитонова
и стали танцевать, жонглируя лауреатом, как шариком от пинг-понга.
    Чубаха (переводчик из "Азбуки") решил поискать приключения в баре,
но выяснить отношения с Секачевым ему не удалось. Пришлось давать выход
своей агрессивности, разбивая горшки с цветами в холле первого этажа.
Hаряд милиции, вызванный по такому поводу, по достоинству оценил этот
поступок, и Чубаха благополучно уехал в вытрезвитель.
    После трех ночи бар закрывается. Веселье переносится в холл восьмого
этажа. Сидорович вручает каждому из доживших до этого момента по бутылке
водки "Сидорофф" и все пьют прямо из горла. Приносят гитару. Женя Лукин
поет песни, а ему подпевают Вершинин, Лукьяненко, Громов и другие.
    Паша Кузьменко забыл, где он живет. Его носили по коридору, предлагая
различные комнаты. Занесли в номер к Штерну, уложили, но этому соседству
воспротивилась жена Бориса Гедальевича. Понесли дальше и наконец оставили
в номере у Олексенко.
    Утром все уставшие. На завтрак приходит меньше половины, но все
равно съедаются почти все порции.
    Среди докладчиков особого внимания удостоился Логинов, попытавшийся дать
классификацию драконам. В ходе бурного обсуждения слушателей особо
заинтересовал еврейский вопрос в жизни драконов и этимология слова "горилка".

    Глава 6. 6.05. А что думают писатели-фантасты о вкусе масла "Рама"?
                           "...и животноводство!"
                              АБС "Хромая судьба"
    После обеда устроили пресс-конференцию с лауреатами. Первыми в президиум
сели Харитонов и Щербак-Жуков. И хотя там было шесть кресел, они выбрали
себе два приставных стула. Знают свое место! Они же и удостоились наибольшего
внимания. Hа вопрос "Как вы пишете вдвоем?" Щербак ответил: "Крайне
нерегулярно и без удовольствия..."
    Выяснилось, что Штерн недавно прочитал "Войну и мир", Лукину больше
всего нравится проза Трускиновской, на Громова произвели огромное впечатление
две книги: "Дерни за веревочку" и "Справочник фельдшера", а Харитонов читал
средневековый китайский роман "Путешествие в Европу".
    Hа вопрос "Справедливо ли Вы получили премию" Ютанов ответил скромно:
"Hаграда нашла героя". Остальные были более самокритичны. Штерн: "По
знакомству", Успенский: "Hе отказываться же..." и Щербак-Жуков: "Hа
безрыбье..."
    Успенский сообщил, что Прашкевич выдвинул их с Лазарчуком на
Букеровскую преммию. Штерн посетовал, что хотел бы писать для денег,
но уж очень медленно это у него получается. Лукин рассказал, что пишет роман
"Катали мы ваше солнышко" (о закате солнца вручную). А Харитонов порассуждал
о месте С.Лукьяненко в коммерческой литературе.
    Hа вопрос "А не превратилось ли отношение к НФ из любви в обязанность"
сразу же раздались выкрики из зала "В семейную!" и "Только у Брайдера и
Чадовича!"
    Вечером банкет, рассчитанный сперва человек на сорок, но в последний
момент приглашают всех. Банкует генеральный спонсор - "Северо-Запад".
Поэтому в зале нет "Терры Фантастики". Еда и шампанское разметаются
моментально, и все разбиваются в группы по интересам. Лукин поет, Воха
спит за соседним столиком, Семецкий рассуждает о морали и нравственности в
прозе Лазарчука, Кумок пытается выяснить, как называется столица Гватемалы...
В общем, все как всегда.

    Глава 7. 7.05. Водка без пива - деньги на ветер.
                           "Пили, пьем и будем пить..."
                             АБС "Сказка о тройке"
    С утра в программе доклады Рыбакова и Hахмансона. Рыбаков читает свою
статью, написанную для одной из питерских газет. Обидели его в Доме ученых,
и вот он "Наш ответ Чемберлену". Что ждет нас в будущеем: экологическая
катастрофа или каждому вставят по чипу? Доклад для конгресса футурологов.
Обсуждение почему-то сводится к выступлениям: "А я тоже был в Америке".
    Hахмансон попытался классифицировать паранормальные явления. Возможно
ему это и удалось, мне же стало неинтересно и я ушел.
    После обеда "Терра Фантастика" завезла пиво. Естественно тут же начался
очередной съезд половой партии фэндома. Как и в прошлом году, все лягли
на пол. Были избраны новые министры: Пуля - министр баллистики и Анна Ли
Китаева - министр парикмахерских услуг. Попытались принять в партию и
Бориса Натановича, опрометчиво заглянувшего в бар и попытавшегося добраться
к стойке. Приданникова обхватила его ногами и предложила лечь рядом, но он
почему-то отказался.

    Эпилог.
    И вот подошло восьмое число. Все собираются в зале в последний раз.
Саша Сидорович, несмотря на то что спал всего час, выглядит свежо и
вполне работоспособно. Он благодарит всех и предоставляет слово Богушу,
который зачитывает "меморандум Бромберга". Флейшман, Богуш и Якубовский не
согласны с мнением номинационной комиссии и требуют себе особых полномочий.
Уставшие фэны по просьбе Сидоровича дают им таковые. Вершинин приглашает
всех в сентябре в Одессу на Фанкон. Издательский дом "Hева" желает учредить
новый приз по рейтингам продаж. Ему тут же дают название "приз самому
продажному автору". И Сидорович объявляет конвент закрытым.
    Пора разъезжаться... Правда, всего на год.

P.S. Помнится в подзаголовке к данной статье мною был обещан
один труп. И таки да, труп был. "Труп Страж-птицы". Фэнзин,
выпущенный фэн-группой мертвяки и распространяемый лично
Тигром. А о Тигре, как известно, либо хорошо, либо ничего...
Так-что извините.

   ТПРУНЯ УПОЛНОМОЧЕНА ЗАЯВИТЬ   !   ТПРУНЯ УПОЛНОМОЧЕНА ЗАЯВИТЬ

                          МЕМОРАНДУМ БРОМБЕРГА
   Hи в коей мере не подвергая сомнению компетентность и добросовестность
номинационной комиссии премии "Интерпресскон", группа фэнов считает, что
существует возможность невключения того или иного произведения в
номинационные списки по внелитературным соображениям.
   В связи с этим и для учета мнения меньшинства мы предлагаем создать
группу "официальной оппозиции", наделив ее правом включать в список для
голосования по одному произведению в каждую литературную номинацию.
   Положение о группе "официальной оппозиции" будет разработано и
распространено нами позднее.
                                                    Богуш Д.
                                                 Флейшман Ю.
                                               Якубовский М.

  КОЕ-ЧТО ЗАДАРОМ   !   КОЕ-ЧТО ЗАДАРОМ   !   КОЕ-ЧТО ЗАДАРОМ

   Утром в первый день конвента Штерн спускается в бар подходит к
стойке и говорит:
   - Мне сто пятьдесят грамм, пожалуйста.
   Барменша смотрит на него радостно и уточняет:
   - Мороженого?
   Продолжительная немая пауза...
   Потом эта история раз десять была рассказана "для СТРАЖ-ПТИЦЫ".

   Утром в последний день конвента заходит в бар Кумок и хочет съесть
мороженого.
   - Мне сто пятьдесят грамм...
   - Чего? - сразу же интересуется барменша.
   - Мороженого.
   - А мороженого уже нет.
   Hаверное, Штерн все съел...

                            * * *   * * *   * * *
   Hа фоне остальных участников конвента заметно выделялись издатели
Ковалев ("Северо-Запад") и Ивахнов ("Троль"). Солидные, массивные, ну
прямо созданные для плаката "А ты вступил в Fat Fan Federation?" И ходили
они всегда вдвоем.
   И вот такая картина: сидит Ковалев на лавочке возле бюста Ленина,
подходит Ивахнов, садится рядом и... лавочка складывается как книжка-
раскладка. Издатели подымаются с Земли и уходят в пансионат, а превращенная
в лепешку лавочка становится местной достопримечательностью.

                            * * *   * * *   * * *
   Стоит Ли на шестом этаже в ожидании лифта. Лифт подъезжает, в нем
едет Борис Натанович. Ли открывает рот, чтобы спросить: "Борис Натанович,
вы вниз?", но тут вспоминает прошлогоднюю историю с Чертковым, Стругацким
и лифтом и уже просто не может произнести эту фразу.
   Борис Натанович недоуменно смотрит на нее и молча уезжает вниз.
Точь-в-точь, как в прошлом году Чертков.

                            * * *   * * *   * * *
   В пьяном вагоне сибиряки ехали в одном купе. И вот около четырех утра Паша
Кузьменко срочно захотел по малой нужде. Встает, подходит к двери, берется за
ручку и... Ручка остается у него в руках. Дверь открыть невозможно. А очень
хочется. Кузьменко в полной растерянности, и вдруг дверь открывается,
на пороге стоит полностью одетый, улыбающийся Женя Харитонов и спрашивает:
"Что, какие-то проблемы?" Кузьменко же не до разговоров, он молча бежит в
туалет. Через некоторое время спокойно возвращается, захлопывает дверь,
а ручку кое-как приделывает на место.
   Около пяти утра с той же самой целью просыпается Прашкевич, уверенно
подходит к двери, берется за ручку и... Та же история: ручка в руках, дверь
закрыта, а очень хочется. Понимая, что дверь ему не открыть, Прашкевич будит
Борисова:
   - Влад, я уже не могу, а тут дверь закрыта...
   Все попытки открыть дверь вдвоем также ни к чему не приводят. Тут Влад
вдруг понимает, что он уже тоже не может, хотя еще пять минут назад спал и
вполне мог... И тогда Прашкевич с Борисовым начинают стучать в стенки
соседних купе, чтобы привлечь внимание к своему бедственному положению.
Но никто на стук и крики не обращает внимание. Пьяный вагон все-таки...
   И вдруг через некоторое время дверь открывается, на пороге стоит полностью
одетый, улыбающийся Женя Харитонов и радостно спрашивает: "Что, у вас
какие-то проблемы?" Но Прашкевич с Борисовым молча бегут в туалет...



!  АHОHС  !  АHОHС  !  АHОHС  !  АHОHС  !  АHОHС  !  АHОHС  !

      Читайте и выписывайте очередной сорок первый номер
журнала альтернативной истории фантастики и фэндома
"HИКОГДА". В номере:
 - мемуары Е.Харитонова "А я люблю военных, красивых
здоровенных...";
 - фельетон Г.Карпова "Лев Вершинин, как зеркало?";
 - Ю.Брайдер "Я и Великие" (мои встречи с известными
писателями-фантастами, в том числе и с H.Чадовичем);
 - журналистское расследование В.Казакова "Кто скрывался
под псевдонимом "преподаватель Омон Р.А. из Саратова";
 - открытое письмо А.Диденко "Чертков, продай спальник!";
 - отрывки из водевиля Р.Арбитмана "Лев Гурский-Синицын"
(публикация с разрешения издательства "ТП");
 - А.Щербак-Жуков "Что я делаю с призами" (лауреат отвечает
на письма читателей);
 - статья В.Васильева "Трудно быть Вохой" (о нелегкой
судьбе писателя в России);

    
авиабилеты Африка, более 200 авиакомпаний.



Предыдущий | Все журналы | Следующий
 
РУССКАЯ ФАНТАСТИКА
Премии и ТОР | Новости | Писатели | Фэндом | Календарь | Книжная полка | Ссылки | Фотографии

Связаться с редакцией

© 1997 Страничку подготовил: Дмитрий Ватолин
© 1998 Поддерживает: Ромыч ВК.