ТЕКСТЫ   ФИЛЬМЫ   КРИТИКА   РИСУНКИ   МУЗЫКА          
 F.A.Q.   КОНКУРСЫ   ФАНФИКИ   КУПИТЬ КНИГУ          

Сергей Лукьяненко
ТАНЦЫ НА СНЕГУ


<< Предыдущая глава  |  Следующая глава >>

 

Глава пятая

 
Капитан Стась слушал меня очень внимательно. И когда я признался, что караулил не один, а вместе со своим новым другом, совсем не рассердился. Но вот услышав, что Лион вора так и не заметил, нахмурился и погрузился в раздумья.
— Может быть, он джедай? — осторожно спросил я. — Этот парень…
— Какой еще джедай? — пробормотал Стась, погруженный в свои мысли.
— Ну, есть такая секта на Авалоне…
Капитан Стась поморщился.
— Тиккирей, во-первых, называть их джедаями не стоит. Джедаи — сказочные персонажи из мифологии периода раннего освоения космоса. Некоторые термины того времени прижились, например — Чужие. Но к джедаям из сказок Рыцари Авалона, “фаги” не имеют никакого отношения… Тиккирей, ты уверен, что узнал этого парня? Именно тот, что заселялся сразу после тебя?
— Да, он. У него лицо такое, характерное. Узкое, клином, и еще длинные волосы. А что во-вторых?
— Во-вторых… — привстав из кресла Стась набрал несколько команд на терминале. — Во-вторых, мой юный друг, фаги не умеют “отводить глаза”. Это стандартное заблуждение. Подготовка фага включает в себя овладение техникой маскировки, гипноза, невербального воздействия на психику, но все это очень далеко от невидимости. Тем более, на большом расстоянии. Тем более, что некоторая вероятность не заметить фага была бы у тебя, постоянно на него смотрящего, а не у Лиона, который посмотрел быстро и мельком. Это сложно объяснять, но уж поверь.
— А в третьих что-то есть? — спросил я.
— Есть. Этот человек — не из Рыцарей Авалона. И если ты решил, что это я — преступник, то ошибаешься.
Пристыженный, я замолчал.
— Тебе известно, Тиккирей, почему в средние века Земли, в докосмическую эру, рыцарство исчезло как явление? — поглядывая на терминал спросил Стась. Он, кажется, умел делать одновременно множество дел. Например — работать с компьютером, причем не через шунт, а руками, и вести урок…
— Ну… я не очень помню, — признался я.
— Если кратко… отдельный человек перестал быть серьезной боевой силой. Мастерство, подготовка — все пасовало перед примитивным огнестрельным оружием или даже хорошим арбалетным болтом. Ну чего стоил рыцарь, друг мой Тиккирей, если тупой и грязный наемник мог убить его из засады, даже не дав приблизиться? Рыцарство возможно лишь в той ситуации, когда подготовленный человек-одиночка и впрямь является мощной боевой силой.
— А как же тогда…
— История идет по спирали, Тиккирей. Сейчас развитие науки и биотехнологий привело к тому, что один-единственный человек снова становится значимым фактором. Не нужны многочисленные экипажи и дорогостоящие космические корабли — маленький дешевый корабль с одним пилотом на борту способен уничтожить планету. Развитый в нужном направлении, прошедший определенные положительные мутации и соответственно тренированный человек способен противостоять тысячам противников. Понимаешь?
— Понимаю.
Стась улыбнулся.
— Так вот, именно поэтому после колонизации Авалона там организовалась группа людей, назвавших себя Рыцарями Авалона, или фагами. Предвидя данную ситуацию, они решили возродить рыцарство: как полезное социальное явление. Ими была создана достаточно сложная структура, препятствующая корыстным, антисоциальным поступкам отдельных фагов. Было заключено некое соглашение с правящим императорским домом… после чего Рыцари Авалона вот уже более двухсот лет пытаются служить Империи.
— Но есть же Флот, полиция… — вспомнив слова Лиона, сказал я.
— Есть. Конечно же. Но суть именно в том, что Рыцари Авалона не связаны ни официальным положением, ни бюрократией, ни служебными инструкциями. Ничем, кроме общих этических правил… выработка которых и позволила возродиться рыцарству. Таким образом они имеют куда большую свободу маневра, и порой предотвращают серьезные кризисы в развитии человечества. Есть еще вопросы?
Я молчал. Я хотел задать вопрос, но не знал, стоит ли это делать. Стась серьезно смотрел на меня, потом протянул руку и похлопал по плечу:
— Давай. Спрашивай.
— Почему вы не любите, когда вас зовут джедаями? — спросил я, и посмотрел Стасю в глаза.
— Потому, что мы не джедаи, — просто ответил Стась. — Мы не размахиваем светящимися мечами, не уворачиваемся от лазерных лучей и не можем становиться невидимыми.
— Я никому не скажу, кто вы, — сказал я.
— Это не имеет значения, Тиккирей. Я и так раскрыт, к сожалению. Уже двое суток. И даже если я ошибаюсь, и ты — агент противника, то я ничего нового не выдал.
— А кто ваш противник? — тихо спросил я.
— Вот этого я объяснять не стану. Оно тебе не нужно.
Стась поднялся, достал из кармана пачку денег:
— Возьми. Полагаю, тебе этого хватит, чтобы дождаться получения гражданства.
Я ничего не понимал. Смотрел на деньги — их было много. И впрямь можно было спокойно дожидаться решения…
— Неужели я так сильно вам помог? — воскликнул я.
— Тиккирей… — Стась вздохнул. — Знаешь, в чем главная беда нашей цивилизации?
— В чем? — пробормотал я, все еще не решаясь взять деньги. Стась затолкал пачку мне в карман, и продолжил:
— Мы — мужская цивилизация. Так сложилось из-за того, что женщины не выдерживают гиперпереход. Глупость, случайность, шутка природы, но наша цивилизация развивается исключительно по мужскому типу. Мы все — очень логичны, серьезны, в меру агрессивны и авантюристичны. Добры и справедливы… в рамках своей логичности. И в этом беда, Тиккирей. Именно поэтому возможен твой несчастный Карьер, где у людей есть гарантированное законом право на смерть. Именно поэтому подвозивший тебя таксист, зная, что у подростка, ребенка в общем-то, почти нет денег и абсолютно нет шансов их заработать, великодушно не взял чаевые, но даже не подумал отказаться от платы совсем. Именно поэтому, глупый маленький Тиккирей, родители твоего друга Лиона прокатят тебя на машине, пригласят на барбекью, но даже не подумают оформить над тобой временную опеку и помочь продержаться полгода. Мы логичны, Тиккирей.
— Но это же правильно! — воскликнул я. — Капитан Стась… но ведь у нас на Карьере и впрямь очень трудно жить! А таксист работает! А у родителей Лиона свои проблемы, и трое своих детей! Ну с какой стати им что-то делать для меня?
Стась кивнул. И очень невесело улыбнулся.
— Правильно, Тиккирей. Вот про это я и говорю. Великие бунты феминисток, эпоха темного матриархата — все это кончилось с началом межзвездных полетов. И это правильно, в крайностях нет ничего хорошего. Но мы ушли от одной крайности к другой. От цивилизации стабильно-эмоциональной, к цивилизации экспансивно-логичной. “Карго, знай свое место!” И поэтому… поэтому, Тиккирей, давай решим, что ты мне и впрямь чрезвычайно помог. Деньги тобой честно заработаны.
Я попытался что-то сказать — но он мягко подтолкнул меня к двери. Сказал:
— Удачи тебе, Тиккирей. Завтра я улетаю с планеты. Что-то у меня заладилось, вот беда…
— Может быть я вам помогу еще чем-то… — пробормотал я. Все было неправильно! Все было не так! Ну зачем он мне дал столько денег! И зачем улетает?
— Нет, Тиккирей. Спасибо, ничего не нужно. Вот только… — Стась нахмурился. — Знаешь, я бы и впрямь посоветовал тебе поискать другую планету. Не знаю, почему. Спиши это на интуицию… джедая… — он улыбнулся. — Удачи.
Я вышел, и Стась закрыл за мной дверь.
Вот так…
Минуту я стоял у порога, глядя на звезды, и пытаясь понять — ну почему все в жизни получается неправильно? Если верить Стасю, так весь наш мир неправилен, и только из-за того, что женщины не выносят гиперпереход. Подумаешь, важность… есть же анабиоз… Может они и впрямь придурки, все эти Рыцари Авалона?
Пачка незаработанных денег жгла мне карман. Вытащить оттуда одну бумажку, а остальное оставить под дверью…
Но я не мог так поступить. Потому что в одном Стась был прав — больше никто не поможет мне так. Вот как космонавты с “Клязьмы”, как водитель такси, как бармен из космопорта на Карьере — так помогут. А чтобы ни с того ни с сего, совершенно неразумно подарить кучу денег — нет уж…
В горле у меня стоял какой-то колючий ком. Я шмыгнул носом, застегнул карман, и шагнул на дорожку.
И тут же увидел человека, стоящего в полутьме. Того самого парня, что заселялся вслед за мной и сегодня днем заходил в коттедж Стася. Которого не видел Лион…
Кажется, вор был уверен, что и я его не увижу. Во всяком случае, когда я остолбенел, глядя на него, на лице его появилось удивление. Секундное.
Этой секунды мне хватило, чтобы закричать — потому что в руке бандита тускло блеснул металл, и я понял, что сейчас меня убьют.
И этого крика мне хватило, чтобы спастись — потому что ночь превратилась в день, а над моим плечом сверкнул ослепительный белый шнур.
Человек, который собирался выстрелить в меня, тоже закричал. Пылающий белый жгут пережег его руку, кисть вместе с пистолетом упала в мокрую траву. А огненный шнур все плясал, будто заключая его в клетку, не давай сделать ни шага.
Ноги у меня подкосились, и я сел на теплый камень дорожки. От двери коттеджа шел Стась — шнур начинался откуда-то от его руки, и будто живой все вился и вился вокруг бандита.
— А еще говорил, что огненными мечами не машете… — довольно громко сказал я. И на меня навалилась темнота.
 
Бандит стоял в углу комнаты, приклеенный к стене. Абсолютно голый — одежда и горка замысловато выглядящей аппаратуры лежала в углу. Я никогда не думал, что бывает клей, который так быстро застывает, и так крепко держит — несколько раз бандит терял сознание, обвисал, но приклеенные к стене волосы и спина удерживали его на весу.
Стась похлопал меня по щеке и спросил:
— Отошел?
— Извините, — сказал я. — Не знаю, почему я так. Я никогда сознания не терял.
— Это я тебя отключил, — Стась развел руками. — Безопаснее тебе было полежать на земле.
— Я не заметил, — недоверчиво сказал я.
— А ты и не должен был заметить.
Бандит в очередной раз обмяк, повис, скривился от боли и выпрямился. Он молчал, хотя ему, наверняка, было больно — ведь правая рука превратилась в культю. Кровь не шла, наверное, огнем сожгло все сосуды. Обрывки красивой цветастой рубашки на рукаве оплавилось, охватывая культю черным валиком, прикипев к телу. Я отвернулся.
— Иди к себе, Тиккирей, — мягко сказал Стась. — Теперь-то ты точно отработал свои деньги.
— Это он забирался к вам днем, — прошептал я.
— Я понял. Иди, мальчик.
Поднявшись я все-таки спросил:
— Что вы с ним сделаете?
— Поговорю, — ответил Стась.
— Надо сообщить в полицию… и вызвать врача.
— Конечно. Я это тоже сделаю. Иди.
Я посмотрел ему в глаза и сказал:
— Стась, вы меня обманываете.
Капитан вздохнул. Потер щеку.
— Тиккирей, я очень устал, у меня совсем нет времени, и я по-прежнему не понимаю, что происходит. Этот человек — профессиональный шпион. Не убийца, иначе ты был бы мертв, но убивать ему приходилось. Тиккирей, позволь мне делать мое дело. Угу?
Я отвернулся. Он был прав. Пусть эти рыцари-фаги и странные, но ведь Империя не объявляет их вне закона. Наверняка у капитана Стася побольше полномочий, чем у любого полицейского на этой планете.
— Тебе повезло, фаг… — внезапно сказал бандит. — Тебе просто случайно повезло.
Голос у него был почти нормальный, как у здорового и уверенного в себе человека. Я уже шел к двери, но тут не выдержал и остановился. Стась бросил на меня короткий взгляд, но ничего не сказал.
— Моя работа состоит именно в том, чтобы использовать удачу, — сказал Стась. — Твоя, похоже, наоборот. Ты будешь говорить?
— Может быть еще и станцевать? — бандит осклабился.
— Не стоит, у тебя плохое чувство такта, — Стась подвинул стул, и уселся напротив пленника. — Мальчишку-то зачем хотел убить? Он случайно здесь оказался, и тебе не противник.
— Он не имеет никакого значения, — равнодушно ответил бандит. — Ты — враг, а он — никто.
— Знакомая логика, — кивнул Стась. — Но обычно вы считали “никем” стариков, а детей, напротив, сохраняли живыми.
— Бывают исключения, — сказал бандит. — Может быть и впрямь вызовешь врача, джедай?
— Зачем тебе врач? — удивился Стась. — Кровотечения нет, эндорфинами ты и сам накачался.
Бандит снова ухмыльнулся.
— Я не собираюсь тебя убивать, — сказал Стась. — Ты пешка. Пусть и стоящая в нужном месте. Но кое-что я хотел бы выяснить. Тиккирей!
— Да, капитан, — быстро ответил я.
— Ты прав, что не уходишь. Подожди немного.
Он встал, подошел к бандиту вплотную. Положил руку ему на лоб. Может быть мне показалось, но в глазах бандита вдруг мелькнул страх.
— Ты ведь блокирован, — сказал Стась. — Так?
Бандит молчал. Только ерзал, будто пытался отлепиться.
— Но если я задам тебе особые вопросы, тебе очень захочется ответить… — ласково продолжал Стась. — Очень-очень… и ты начнешь говорить, и умрешь… Верно?
— Да, — бандит облизнул губы.
— Повторяю — у тебя есть шанс остаться в живых. Я могу задать тебе несколько других вопросов… ответы на которые не приведут к твоей смерти. Так что выбирай. Сделка выгодна мне — я получу хотя бы часть информации. И тебе — ты сохранишь жизнь. Если ты агент высоко класса, а мне сдается, что это так, то инстинкт самосохранения тебе не стирали. Решай.
— Какие вопросы? — спросил бандит.
— Твой ранг?
— Лейтенант внешней безопасности Инея.
— Имя?
— Карл.
Стась кивнул:
— Ты не мог бы дать совет этому мальчику, лейтенант Карл? Он собирается принять гражданство Нового Кувейта. Стоит ему это делать?
— Этот вопрос на грани блока! — быстро ответил Карл.
— Но ведь не за гранью? Представь, что этот ребенок твой сын, или чем-то тебе очень сильно помог. Что ты ему посоветуешь?
— Брать билет и улетать на Авалон, — резко ответил Карл. — Все, джедай?
— Сейчас ему следует отправиться спать, или лучше вызвать машину и поехать в космопорт?
— Вот этого я не знаю, — Карл подался вперед. — К счастью не знаю, иначе ты убил бы меня! Фаг, нечестная игра!
— Хорошо, хорошо, заканчиваем! — успокаивающе сказал Стась. Его голос вдруг изменился, завибрировал, будто пропущенный сквозь трюковую компьютерную программу: — Кстати, почему этот мальчик — никто для Инея?
— У него… — так же быстро ответил Карл. И замолчал — глаза его остекленели, челюсть обвисла, и сам он мертво повис на стене.
— Обидно, — сказал Стась, глядя на безжизненного лейтенанта с планеты Иней. — Как обидно.
— Вы знали, что он умрет от этого вопроса! — крикнул я. — Капитан Стась, вы его убили!
— Да, — Стась кивнул. — Я надеялся, что он успеет ответить, его организм сейчас накачан гормонами… но слишком хороший блок.
— Вы его убили, — повторил я.
— Да, Тиккирей, — Стась посмотрел на меня. — На его совести — десятки жизней, поверь. И еще кое-что, похуже простых убийств.
Я отвернулся. Мертвый голый мужчина с обгорелой культей вместо руки висел на стене, словно какая-то букашка в коллекции. Пусть Стась был прав, и он бандит, но нельзя же убивать бандита без суда! Какой же он после этого рыцарь!
— Тиккирей… — неправильный рыцарь подошел, обнял меня за плечи. Он понял, о чем я думаю. — Ты еще убедишься, что я был прав. Наверное. А сейчас я вызову тебе такси, ты соберешь свои вещи, и улетишь.
— Куда? — прошептал я.
— Сейчас попытаюсь придумать. Тебе нужна молодая, добрая, гостеприимная планета. Такая, где есть леса, горы, моря. Где можно работать, учиться, и не забивать голову такими проблемами, что вовсе не нужны для счастья.
— Ну почему я должен улетать! — выкрикнул я. — Мне тут нравится, у меня тут друзья!
— Ты слышал, что тебе посоветовал Карл?
— Да…
— Поэтому и улетай. Новый Кувейт вот-вот будет захвачен Инеем.
Я даже фыркнул.
— Это ведь богатая планета, тут Имперский Флот на орбите! Никакая колония не станет бунтовать против Императора!
— Да, но за последние полгода четыре планеты присоединились к Федерации Инея. Большие, богатые, процветающие колонии… Ты будешь слушаться моих советов, Тиккирей?
Как же мне было паршиво…
— Да, капитан Стась.
— Иди, и собирай свои вещи. Быстренько, ладно? Я вызову машину и посмотрю расписание рейсов.
 
Мне и собирать-то было почти нечего. Фотография, которую я успел поставить на стол — я с родителями, два года назад, в городской оранжерее, перед клумбой с розами. Полотенце, которое я повесил в ванной — чтобы немножко напоминало дом. Планшетка, которую я подключил к терминалу. И мои старые, глупые, детские часы в виде робота.
Но я почему-то еще несколько минут шатался по комнате, заглядывал в шкафы и на полки. Я даже не сразу понял, что тихонько хнычу при этом, не плачу, а именно хнычу — без слез. Ведь я уже привык к своему коттеджу…
А как же Лион?
Я закрыл чемодан, захлопнул дверь и быстро пошел к коттеджу, где жила семья Лиона. Было тихо, даже из ресторана, хоть там и горел свет, не доносилось ни звука. Все уже угомонились и давным-давно спали. Но я должен был попрощаться с Лионом… и предупредить его. То есть не самого Лиона, а его родителей.
На звонок никто не отвечал. Вначале я звонил в дверь вежливо, коротко — чтобы сразу дать понять, что час поздний, и я это знаю. Потом прижал палец к сенсору, слыша, как внутри заливается трелями сигнал.
Никто не открывал. Неужели они куда-то уехали?
И Лион не захотел меня предупредить?
Оставив чемоданчик у двери, я обошел коттедж. Вот это окно комнаты, в которой живет Лион с братом и сестрой. Оно даже было приоткрыто.
Подпрыгнув, я уцепился за подоконник, подтянулся, тихонько вполз в комнату. Ох, проснется сейчас мелкий братишка Лиона и подымет рев…
В комнате был полумрак — на стене светился ночник, сделанный в виде морды динозавра. Вот уж придумали, я бы при таком ночнике не уснул от страха.
И Лион, и его брат, и сестренка спали. Я подсел на кровать к Лиону, потряс за плечо, шепотом сказал:
— Это я, Тиккирей. Просыпайся!
Горазд же он спать!
— Лион!
Его голова уже моталась по подушке от моих толчков. Из полуоткрытого рта свесилась ниточка слюны. Лион не просыпался.
В безумной панике я бросился к кроватке его брата. Сдернул одеяльце, приподнял, потряс. Любой малыш бы от такого проснулся!
А вот брат Лиона болтался у меня в руках, словно ватная кукла. Пижамные штанишки у него были мокрые, лоб блестел от испарины.
— Мистер Эдгар! Мисс Аннабель! — закричал я, опуская ребенка в кроватку, зачем-то укрывая одеялом. — Идите сюда!
Что сейчас начнется…
Только ничего не начиналось. Тишина.
Я заметался по комнате, включил свет, выглянул в гостиную, зажег свет и там, а потом, не выдержав, метнулся в спальню взрослых. Распахнул дверь, хотя и понимал, как невоспитанно поступаю.
Родители Лиона лежали на широкой двуспальной кровати. Глаза их были полуоткрыты и поблескивали белками.
С ними со всеми что-то случилось!
— Я сейчас, я быстро… — прошептал я, отступая. — Честное слово, вам помогут…
Может быть, они чем-то отравились?
Но я уже понимал, что такие простые объяснения перестали работать. Это как уверенность Лиона в том, что мне примерещился бандит, агент планеты Иней… Похоже на правду, но ей не является.
Разблокировав дверь, выскочив из коттеджа, я кинулся к капитану Стасю. Кинулся в полной уверенности, что и неправильный рыцарь с Авалона лежит на полу, пуская слюни и тупо глядя в никуда.
 
Капитан Стась жег свои вещи. Из его протянутой руки бил пылающий шнур, плясал по комнате, словно огненная змея обвивая компьютерные блоки, сумки, чемоданчики. Пламя даже не успевало вспыхнуть — все мгновенно рассыпалось в пепел. Пожарную сигнализацию он отключил, потому что сирена молчала.
— Капитан Стась! — закричал я. Рыцарь повернулся, огонь погас. Я успел заметить, что в рукав его куртки скользнуло что-то гибкое, покрытое серебристой чешуей. Но мне было не до того. — Там, там что-то случилось! Лион спит, и его семья вся спит, и они не просыпаются…
— Я знаю, — Стась подхватил с пола единственную сумку, которую не стал жечь. — Служба такси не отвечает. Началось вторжение Инея, Тиккирей.
— Стась…
— Идем, Тиккирей. Попробуем пробиться в космопорт.
Я замотал головой. Мертвый шпион с Инея все так же висел на стене, но он меня больше не пугал.
— Капитан Стась, там же Лион, и его родители! Помогите им!
— Тиккирей! — резко сказал Стась. — Я помогу выбраться тебе, раз уж ты так глубоко завяз во всем этом. Но я не собираюсь никого спасать. Ни детей, ни женщин, ни стариков. На этой планете семьсот миллионов человек, и все они нуждаются в помощи. Помочь надо всем, а не только твоему другу.
— Но капитан…
— И никаких споров! Ты идешь со мной?
Я отступил к двери. Мне было страшно, очень страшно. И капитан Стась, фаг с Авалона, был моей единственной защитой на чудесной планете Новый Кувейт, в один миг погрузившейся в кошмарный сон.
— Вы так хорошо говорили, капитан Стась… — прошептал я. — Про то, что мы все логичны… и что это плохо. Я вам поверил, наверное.
Капитан Стась молчал.
— Извините, — сказал я.
— Где живет твой друг? — спросил Стась.
— Это рядом, это близко! — закричал я. — Пойдемте, это одна минута!
На самом деле идти было минут пять. Но мне показалось, что мы шли четверть часа. Стась широко шагал, а я бежал рядом, едва успевая. Стась все время держал правую руку чуть наотлет от тела, и я понял, что в любой момент может вспыхнуть огненный шнур.
— А это все-таки меч… — часто дыша сказал я.
— Сколько тебе говорить, это не меч, — резко ответил Стась. — Плазменный бич гораздо универсальнее.
Дверь в коттедж так и оставалась открытой. Стась быстро заглянул в спальню родителей Лиона, пощупал им пульс, провел ладонью над лицами, нахмурился. Ничего не говоря, прошел в детскую спальню.
— Это твой друг?
— Да!
— Мы еще не наблюдали за людьми в фазе перерождения, — сказал Стась. — Я бы предпочел взять младшего мальчика, его легче нести. Но если ты хочешь, мы возьмем твоего друга. И… и попробуем ему помочь. Но никаких гарантий нет, сам понимаешь.
Я понимал, что задавать вопросы о родителях Лиона бесполезно. И о его тихой, молчаливой сестренке, и о его непоседливом братишке — тоже. Но все-таки, спросил:
— А если еще…
— На этой планете, — устало повторил Стась, — миллионы детей, попавших в ту же беду. Можно помочь всем, или не помочь никому. Я и так согласился взять твоего друга, Тиккирей.
— Я сам его понесу, — отважно сказал я.
— Угу, — буркнул Стась, сбрасывая сумку. — Утащишь?
Я поднял — тяжелая. Но легче, чем Лион, конечно же.
— Да, конечно.
В несколько движений Стась спеленал Лиона одеялом, закинул на плечо. И молча вышел.
— Извините, — сказал я маленькому мальчику и маленькой девочке, которые спали в своих кроватках странным, нечеловеческим сном. — Простите нас, пожалуйста.
Мой чемоданчик стоял у порога, его я тоже подхватил. И, весь согнувшись от тяжести, побежал за Стасем.
 
Мы прошли мимо нескольких машин, прежде чем Стась что-то довольно пробурчал, и подошел к скромному джипу. Открыл дверь — замок даже не пискнул, секунду повозился с контрольной панелью — и та тоже разблокировалась. Лиона он положил на заднее сиденье, кивнул мне:
— Садись.
Я сел рядом с Лионом, и положил его голову себе на колени, чтобы не так болтало. Он по прежнему был в своем тяжелом сне.
— Что с ним, капитан Стась?
Машина резко рванула, выезжая на дорогу, идущую через весь мотель.
— Он в перерождении, Тиккирей, — неохотно ответил Стась. — По нашим данным, подобный сон, длившийся пять — шесть часов охватывал все… почти все население атакованных Инеем планет. После этого они добровольно присоединялись к Инею.
— Ему можно помочь?
— Не знаю.
Машина вырвалась на дорогу, но, к моему удивлению, Стась поехал не к космопорту, а к городу.
— Зачем мы туда едем? — испуганно спросил я. Мне хотелось куда угодно, хоть обратно на Карьер, но подальше от Нового Кувейта.
— Хочу глянуть на дворец султана. Вчера, по моему совету, в нем были включен защитный силовой купол. Может быть правительство уцелело… тогда есть шанс вызвать на помощь Флот.
— Вы знаете самого султана? — поразился я, несмотря ни на что.
— Да.
— Капитан Стась… значит вы могли просто попросить, чтобы мне дали здесь гражданство. Да?
— Я не занимаюсь улаживанием мелких проблем маленьких мальчиков, — устало сказал Стась. — Если ты думаешь, что разговаривая с султаном я помнил о твоем существовании, то ты себе льстишь.
Я замолчал, обхватив Лиона, и придерживая его покрепче. Дорога была шикарная, и машину Стась водил здорово, но с такой скоростью, что нас все равно бросало из стороны в сторону.
— Есть такая старая книжка, “Дон Кихот”, — неожиданно сказал Стась. — Так вот, ее герой считал необходимым исправлять все несправедливости, встретившиеся ему на пути. Например, злобный хозяин бьет маленького мальчика, находящегося у него в услужении. Значит, надо наказать хозяина. И уехать дальше. О том, что будет, когда хозяин снова окажется наедине с ребенком, наивный рыцарь не подумал. Аналогия ясна?
— Разве султан такой злобный?
— Нет, но от пристального внимания его спецслужб, удивленных моим поступком, ты бы скоро на стену стал лезть. И второе… я не занимаюсь…
— Улаживанием мелких проблем, — закончил я. — Спасибо, капитан Стась.
Мы въехали в город. Потянулись кварталы небольших, этажей в десять-двенадцать домов, наверное жилой район. Вроде бы все здесь было в полном порядке — горели фонари, огни реклам, светились почти все окна. Я радостно завопил:
— Смотрите, Стась, здесь все в порядке!
Действительно, почти в каждом окне были видны люди. Празднично одетые, танцующие или сидящие за столами, беседующие у каминов. Наряжающие новогодние деревья, или собирающие модели ракет ко дню Звездоплаванья…
Я замотал головой, ничего не понимая.
— Ты рос на очень отсталой планете, Тиккирей, — мягко сказал Стась. — Это проекционные окна, они лет десять как вошли в моду… на Новом Кувейте ими оборудован почти каждый дом. Понимаешь, ты записываешь на свое окно какой-то хороший славный праздник… свадьбу, новый год, день рождения… А потом по вечерам твое окно транслирует наружу это изображение. Каждый старается показать окружающим, как здорово умеет веселиться, как у него хорошо и уютно. Не хватает своей фантазии или умения создавать уют, — значит, заказывают изображение у дизайнеров.
— Угу, — сказал я. — Я читал. Я уже понял. Нигде нет людей на улицах, и машин нет. Совсем. Не могут же все спать, верно?
В каком-то окне как раз была свадьба. Молоденькая невеста, лет семнадцати, наверное, целовалась с таким же юным пареньком. Вот странно… ведь на самом деле они уже совсем взрослые люди, у них могут быть дети чуть младше меня… а их свадьба продолжается. Свадьба идет… а они лежат в кроватях, пуская слюну…
— Тебе нравится эта мода? — спросил Стась.
— Нет, — прошептал я.
— Мне тоже — нет. Я даже обычное видео не люблю, Тиккирей. Даже обычные фотографии. Память — это то, что внутри тебя.
Машина выехала на широкий проспект, а еще минут через пять мы подъехали к дворцу султана. Очень красивому, очень большому, может только у Императора на Земле дворец больше.
Стась тихо застонал. Длинно и грязно выругался на незнаком языке — я ни слова не понял, что он именно ругается, сомнений не было.
— Над всеми этими башенками и куполами, Тиккирей, — сказал Стась, — сейчас должно было мерцать силовое поле. Тоже красиво, по-своему. И абсолютная защита. Я недооценил разведку Инея.
Машина развернулась на середине пустого проспекта, и ринулась назад.
— А если и в порту все спят? — тихо спросил я.
— Ну и что?
— Разве можно взлетать без разрешения портовой службы?
Стась невесело засмеялся. Потом сказал:
— Значение слов “можно” и “нельзя” в критической ситуации меняется на противоположное.
— Капитан Стась, а почему с нами ничего не случилось? — рискнул я задать вопрос, который мучил меня уже с полчаса.
— Не знаю, Тиккирей. У меня есть некоторые особые способности. Но ты самый обычный мальчик. И при этом агент Инея не смог стать для тебя невидимым, и то оружие, которым они захватывают планеты, тоже на тебя не подействовало.
Меня словно ледяной водой окатили.
Я крепко сжал руку Лиона — вялую, безжизненную.
А я-то подумал… почти подумал, что капитан Стась тоже мой друг.
На самом деле он всего-то выполняет задание. Не смог помешать агентам Инея — зато получил двух пацанов. Один — “в фазе перерождения”. А на другого не подействовало загадочное оружие врага.
— Как там твой приятель? — спросил Стась.
— Ничего, — ответил я. — Спит.
— Я сейчас прибавлю скорости, — сообщил Стась, словно мы и так не гнали под двести километров. — Так что держи его покрепче, хорошо?
Я даже не ответил. Но обнял Лиона покрепче. Дома мелькали, уносясь вдаль, в светящихся окнах танцевали, ели, разговаривали люди, которые скоро станут беспомощными марионетками.
Они, наверное, и не поймут, что случилось.

 

 


<< Предыдущая глава  |  Следующая глава >>
Поиск на сайте
Русская фантастика => Писатели => Сергей Лукьяненко => Творчество => Тексты
[Карта страницы] [Новости] [Об авторе] [Библиография] [Творчество] [Тексты] [Критика] [Рисунки] [Музыка] [F.A.Q.] [Конкурсы] [Фанфики] [Купить книгу] [Фотоальбом] [Интервью] [Разное] [Объявления] [Колонка редактора] [Клуб читателей] [Поиск на сайте]

Школа танцев Нашествие приглашает на занятия взрослых и детей

© Составление, дизайн Константин Гришин.
© Дизайн, графическое оформление Владимир Савватеев, 2002 г.
© "Русская Фантастика". Редактор сервера Дмитрий Ватолин.
Редактор страницы Константин Гришин. Подготовка материалов - Коллектив.
Использование материалов страницы без согласования с авторами и/или редакцией запрещается.