Евгений Лукин
Восьмистишья.

 

Exegi monumentum
Здесь памятник стоял - превыше пирамиды,
Но по нему прошла народная тропа.
Из праха чуть видны чугунные ланиты,
А метрах в двадцати - чугунная стопа.
Здесь памятник стоял - куда прочнее меди,
Красуясь на манер известного столпа.
Но что же от меня останется в предмете,
Когда по мне пройдет народная тропа?

ЭТАЖИ
Седьмой. Починяют душ.
Шестой. Изменяет муж.
Пятый. Матерный хор.
Четвертый. Шурует вор.
Третий. Грохочет рок.
Второй. Подгорел пирог.
Первый. Рыдает альт.
Все. Долетел. Асфальт.

***
Мне снятся сны, где все - как наяву:
Иду проспектом, что-то покупаю...
На кой я черт, скажите, засыпаю
И снова, получается, живу?
Я эту явь когда-нибудь взорву!
Но не за то, что тесно в ней и тошно,
И даже не за подлость, а за то, что
Мне снятся сны, где все - как наяву.

МЕТЕОЛИPИКА (1)
Не от творца, не от скупщика душ -
Стыдно сказать, от плотины зависим.
Вот и стоит рукотворная сушь
Над белизною песчаных залысин.
Волга слепит равнодушней слюды.
Ни рыболова на отмелях этих -
Только цепочкою птичьи следы,
Словно гулял одинокий скелетик.

МЕТЕОЛИPИКА (2)
Это март или не март?
Вымерзаю - и жестоко.
Свесил ледяной кальмар
Щупальцы из водостока.
Стекленеющий мосток.
Обмороженные веси.
Заползти бы в водосток -
И обмякнуть, ножки свеся...

МЕТЕОЛИPИКА (3)
Над перекрестием дорог,
Гремя, безумствует пророк.
Он абы как - вдали! вблизи! -
Вонзает свой слепящий лом.
(Из нас любого порази -
Окажется, что поделом.)
Илье без разницы, в кого.
Но мне-то, мне-то каково!


МЕТЕОЛИPИКА (4)
Неба серое болотце.
Влажная стена.
У балкона чайка бьется,
Будто простыня.
Бедолага, шеромыга,
Маpлевый испод.
Это утро. Это Рига.
Это Новый год.

***
Да было ль когда иначе?
Россия. Ветра. Дубравы.
Серебряны твои травы.
И родники твои зрячи.
Россия. Двужильная кляча.
Вывозишь, хребет ломая.
Исхлестанная. Хромая.
И было ль когда иначе?

***
Ах ты, летопись-книга!
Что ни век - то напасть.
Не татарское иго -
Так советская власть.
Всяк охоч да умеюч
Кинуть в небушко клич.
Не Степан Тимофеич -
Так Владимир Ильич.

ПЛОВЕЦ
Что с классиком меня роднило?
Я гимны звучные слагал
И, правя тяжкое кормило,
Челна ветрило напрягал.
Но вихорь злой взревел в фиорде,
И мне, Господнему рабу,
Ветрилой хрястнуло по морде,
Потом - кормилой по горбу...

ЮМОРИСТ
Не всегда бывает понят
Мой словесный цирк.
Пошутил, что судно тонет,
А сосед - кувырк!
Вот такие парадоксы,
Массовый невроз...
Эй, верните танки в боксы!
Я же не всерьез!

***
     "Цитата есть цикада".
     (О. Мандельштам)

Ах, цикады вы, цикады,
Насекомые мои!
Ваши трели - как цитаты
Из инспектора ГАИ.
По дорогам и посевам,
С кочек, веточек, коряг -
Трели, трели, будто всем вам
Не хватает на коньяк...


ГЕНЕТИЧЕСКОЕ (1)
Ноги - кривы. Зубы - редки.
Ликом - бюрократ.
Но встают за мною предки,
Как заградотряд.
Морды - сизы. Кудри - сивы.
Складки по брылам.
Говорят: "Спасай Россию,
А не то - стрелям!"

ГЕНЕТИЧЕСКОЕ (2)
Кто мы? В нынешней реальности
Так решается вопрос -
Будут две национальности:
Недоросс и переросс.
Тут, лишившись беззаботности,
Кто-то, ясно, заблажит.
Мы и их на две народности:
Недожид и пережид.

ГЕНЕТИЧЕСКОЕ (3)
На столбе у поворота,
Чуть меня завидевши,
Раскартавилась ворона
на вороньем идише.
Наклонюсь, душой изранен,
За булыгой черною.
Убирайся в свой Израиль,
Сионистка чертова!

ГЕНЕТИЧЕСКОЕ (4)
"Утеплив лапоток онучкою,
Дед Ульян вершил пятилетку..." -
И поэтик прозрачной ручкою
Ударяет в грудную клетку.
И субтильная грудь поэтика
Проминается внутрь от стука...
Ах, генетика ты, генетика,
Буржуазная лженаука!..

ЭМИГРАНТ
Вот он лежит, мурло упрятав
В ладони, мокрые от слез,
Лишен Отчизны и нитратов,
Миллирентгенов и берез.
И в полумгле апартамента,
Где каждый гвоздик - эталон,
Он видит кепку монумента
И отоваренный талон...

ПЕРЕСТРОЕЧНОЕ (1)
Я лелею пустые бутылки.
Я окурки у сердца храню.
Я в коробочку прячу обмылки,
Сберегая их к черному дню.
Но когда проститутке с вокзала
Я платил президентский налог,
Как-то больно, товарищи, стало
За страну, что любил и берег.

ПЕРЕСТРОЕЧНОЕ (2)
Будильник отдавали
С такими вот словами:
"Запчасти в Ереване,
А там забастовали..."
Беру его смиренно
И заявляю: "Хрена
Получат эти суки
Запчасти от базуки!"

ПЕРЕСТРОЕЧНОЕ (3)
Около квартиры
Среди бела дня
Встретят рэкетиры
Бедного меня.
В шествии победном
Этих белых дней
Стану я не бедным,
А еще бедней.

***
Дай-ка выпью за свое здоровье!
Повезло мне - вот ведь как бывает!
Убивают русских в Приднестровье,
А у нас пока не убивают.
Станет гулкой звонкая посуда.
Я еще бутылочку достану.
Так что, братцы, будем жить, покуда
Не отмежевали к Казахстану.

***
Я спросил у Язова:
"Где моя дивизия?.."
Умою физию,
Оглажу пузию -
Мою дивизию
Угнали в Грузию.
Жую провизию
И не вылазию:
Увидят физию -
Загонят в Азию.

ПОСЛЕ ГРОЗЫ . 1991
Хрустальный мироздания чердак,
Построенный из водяных корпускул.
И по асфальту розовый червяк
Ползет, как эмигрировавший мускул.
О Боже мой, какие времена!
Я все прошляпил, пропил и пролузгал!..
Ведь это расползается страна!
И вообще: не мой ли это мускул?..

***
Гляжу, от злобы костяной,
На то, что пройдено.
Пока я лаялся с женой,
Погибла Родина.
Иду по городу, гляжу:
Окопы веером...
Ну я ей, твари, покажу
Сегодня вечером!

ТОСТ-92
Куранты бьют наотмашь. С Новым годом!
Бутылка водки озаряет стол.
За что мы пьем? За свергнутый народом
Семидесятилетний произвол.
За веру в Бога. За свободу слова.
За новый рынок с новою ценой.
За нас. За вас. За гений Горбачева.
За упокой страны моей родной.

ЖАЛОБА
Ни в кустах, ни у березки
Никого уже не трахну -
Получил (не уберегся!)
Производственную травму.
Не строителем (куда там!),
Не пилотом авторалли -
Я работал депутатом.
Потому и оторвали.

НЕСКЛАДУХА
Мир становится с годами
Не яснее, но теснее:
С тем сидел на первой парте,
С этой вовсе переспал...
Вскинешь голову: знакомы
И судья, и заседатель.
Значит все-таки посадят -
Не стрелять же другана!..

МЕДИТАТИВНОЕ
Вот ты в тоске и грусти,
А я навеселе.
Ты найден был в капусте,
А я вот в конопле.
Ташись себе, мотыжа
Капустные поля,
А мне вот как-то ближе
Родная конопля...

ИЗ КНИГИ ПЕРЕМЕН (1)
Как вышибают клин? Путем иного клина.
А pуку моют чем? Как пpавило, pукой.
Когда во всех полках исчезла дисциплина,
В святых цеpквах пpоцвел поpядок - и какой!
Вы думаете, зpя вощеные полы там?
Вы думаете, зpя поются тpопаpи?..
Плох тот митpополит, что не был замполитом!
И плох тот замполит, что не митpополит!

ИЗ КНИГИ ПЕРЕМЕН (2)
Черт становится богом, а чет превращается в нечет.
Говорили: "оазиc", теперь говорят: "солончак".
Или вот саранча... Ну всю жизнь полагал, что кузнечик!
А при виде кузнечика злобно цедил: "Саранча..."
Тут и раньше непросто жилось, а сейчас-то, сейчас-то!..
Ты к нему с кочергой, а тебе говорят: "Со свечой!.."
Бизнесмены! Родные! Кузнечики нашего счастья!
Это ж я по незнанию вас называл саранчой...

***
На излете века
Взял и ниспpовеpг
Злого человека
Добpый человек.
Из гpанатомета -
Шлеп его, козла!
Стало быть, добpо-то
Посильнее зла.

СКЛАДУХА
Хуже злого костоеда зарубежный Кастанеда,
И мосол, как кастаньета, жалко щелкает в коленке,
И черновики нетленки между томом Короленки
И записочкой от Ленки затаились в аккурате
В том бумажном зиккурате, что воздвигся у кровати,
Угрожая покарати мощным оползнем культуры -
Житием Бонавентуры, редкой книжицей "Уйгуры"
И запиской этой дуры: дескать, где мой Кастанеда?..

КЛАССИКИ И СОВРЕМЕННИКИ
Какое счастье: при свече
Творить во славу русской речи
И лечь на снег у Черной речки
При секунданте и враче!..
Ни секунданта, ни врача -
Убит каким-то нижним чином
По незначительным причинам,
А то и вовсе сгоряча...

ДАЧНОЕ
Мысли заплясали,
Екнуло в гpуди -
Чьи-то гpабли сами
Пpосят: "Укpади..."
Тягостая повесть.
Пагубная стpасть.
Ведь замучит совесть,
Если не укpасть!

***
Покажите идиота,
Чтобы на Руси
Ради лжи убил кого-то, -
Боже упаси!
Ну и мы, конечно, рады,
Что под крик "держи!"
Нас убьют во имя правды -
Не во имя лжи!

КОРЕННОЙ ПЕРЕЛОМ
Как же это надо
Исхитриться, чтоб
В центре Волгограда
Смять голеностоп!
Созерцаю, лежа,
Косточек оскал.
Как же, Святый Боже,
Я Тебя достал!

***
Возопишь, ударяя в грудь,
Или в рот наберешь воды -
Обязательно с кем-нибудь
Ненароком сомкнешь ряды.
И такого наговорят -
Не докажешь ведь ни хрена...
У меня один только ряд.
И шеренга - тоже одна.

***
Полистаешь наугад -
Все расстрелы да застенки.
От Памира до Карпат
Нет невыщербленной стенки.
Вот и думается мне:
До чего же я ничтожен,
Если в этакой стране
До сих пор не уничтожен!..

***
Скорлупка бигуди.
Пылятся кружева.
Послушай, разбуди,
Скажи, что ты жива.
Такой подробный бред -
До складочки по шву.
И пачка сигарет
Лежит - как наяву.

***
Ах, какого защитника дал тебе добрый Господь!
В беспощадные ночи, когда подбиваешь итоги,
Вновь приходит на помощь веселая сильная плоть,
И убийца по имени совесть уходит с дороги.
Но когда твою плоть на глазах твоих скормят земле
И шагнет к тебе совесть с застывшей усмешкой безумца,
Ты еще затоскуешь, дружок, о кипящей смоле,
Раскаленных щипцах и зазубренных тяжких трезубцах...

***
А было прекрасное утро -
Лучистое, в полнебосклона.
И город был зеленью убран,
И розовы были колонны.
Смеялся торговец, везущий
На рынок заморскую утварь.
И тихо курился Везувий
В то давнее-давнее утро...

***
Сырая отмель. Ибо вышел срок,
И я бежал от суеты мышиной.
В ночи дрожит, мерцает городок
Огромной вычислительной машиной.
Высчитывает, что понять в толпе
И что принять: спасенье ли, крушенье -
Тому, кто проклинал его и пел,
И за реку бежал, и ждет решенья.

***
Что было? Да так, коряжины.
Белых камней чета.
И там же - ручья овражного
Прозрачная чернота.
А справа, где светлым в русло
Пришелся удар лучей,
Родник, серебряный узел,
Развязывался в ручей.

***
Пузыpьки, легки, как пpобки,
Скачут по pеке,
Словно ожили заклепки
На бpоневике.
И в пpомоинах миpажных
Зpишь сpеди дождя
Бpоневик в стальных муpашках,
А на нем - вождя.

***
Мне с беседою к Сократу
Подойти б...
Пусть неровня я собрату,
Мелкий тип,
Но супруга-то у типа
- А, Сократ? -
Хлеще, чем твоя Ксантиппа
Во сто крат!

СКИФЫ
Benzine is water
Вам ни за что не pазвести
Бензин водою, потому что,
В глагольных фоpмах потонувши,
Такого не пpоизвести.
А мы pазводим - и хаpэ,
Твоpим покpуче Иеговы,
И заменяет все глаголы
Шпалообpазное тиpе.

***
Жизнь страшна? Смешна? Или скучна?
Не постигнуть этого пока нам.
Выйдешь в кухню, ну а там жена
С молотком бежит за тараканом.
Яростна, как селевой поток,
И прекрасна, словно Божья кара,
Занесет разящий молоток
И прикончит с третьего удара.

***
Чарок семь приняв подряд
На пиру,
Шел по улице собрат
По перу.
Вдруг канава слеганца...
Эх, собрат!
До сих пор ведь до конца
Не собрат...

***
Где-то храмы ветхие,
Мехико, Калькутта...
"Все. Слезай-приехали", -
Говорит кондуктор.
Рельсы в сизом инее.
Серенькая проза.
Остановка имени
Миши Берлиоза...

***
Кто-то спросит, в общей позе
Удивление излив:
"Отчего в стихах и в прозе
Смех твой несколько визглив?"
Я затем смеюсь визгливо,
Что, случись заплакать мне,
Бог возьмет меня брезгливо
И размажет по стене.

АВТОБУС # 23
Солнце бьет отвесно, словно посох,
В лысый череп, как в пяту Ахилла.
И ползет на четырех колесах
Братская стеклянная могила.
Как же вы грешили, бедолаги!
Сколько вам еще столетий надо
Проползти в стеклянном саркофаге
Энным кругом огненного ада!..

ЭМИГРАНТ (1)
Приходило добро с кулаками,
Вышибало четыре ребра.
Ковыляю, подпершись клюками,
В те края, где поменьше добра.
Говорят, что за тем поворотом -
Ни борьбы, ни разбитых оков.
И еще говорят, будто зло там -
Безо всяких тебе кулаков...

***
Ответьте мне, уроду:
Зачем я отдаю
Россию за свободу,
Причем не за свою?
Потом переживаю:
Да как же это я?
Свобода-то - чужая.
Россия-то - своя.

***
"Неужели это ты?
Неужели это я?"
Ни следа от доброты.
Лишь следы от бытия.
Не узнать теперь его.
И тем более ее.
Приглядишься - никого.
Бытие и бытие.

РОССИЙСКОМУ ОФИЦЕРУ
Ты принимаешь новую присягу.
(Невольный трепет жил!)
Трехцветному служи отныне стягу,
Как красному служил.
Поверя в седовласого мессию
И в святость новых уз,
Ты точно так же сбережешь Россию,
Как уберег Союз.

КОМАРИНОЕ
Ах, упырчик!
Пара крылышек легка.
Я пупырчат,
Как бедро броневика.
По коленям,
Как заклепки, пузыри.
Где ты, Ленин?
Залезай - и говори...

***
И в том, что сломалась мотыга.
И в том, что распалась телега,
И что на печи - холодрыга,
А двор не видать из-под снега,
Виновны варяги, Расстрига,
Хазары, наплыв печенега,
Татаро-монгольское иго,
Татаро-монгольское эго...

***
Раздраженный и злой домосед,
Изучаю прорехи кармана.
Мир, искрошенный в строки газет,
Черно-бел, как в зрачке наркомана.
Вот и в баре закрыли кредит.
Да еще эта кошка-поганка
Заиграла носок - и глядит,
Черно-белая, как пропаганда...

***
Забавно сознавать, но Робинзон-то -
В тебе. Не на рисунке. Не в строке.
Куда ни глянь, вранье до горизонта,
И ты один на малом островке.
Что остается? Верить в милость Божью,
Когда волна пугающе близка,
Да подбирать обкатанные ложью
Обломки истин с белого песка.

***
Точно не твою судьбу, но чью-то
Одарил Господь, попутал бес.
Краткое, свершившееся чудо.
Больше не предвидится чудес.
Говори что надо и не надо,
Только о случившемся молчи.
В черном кофе кубик рафинада -
Белый домик раствори в ночи.

***
Слова - достойны, речи - гладки,
И все не врубимся в одно:
Что гений - это недостатки,
Каких нам сроду не дано.
Дразня, круглятся, что орехи,
Из безупречной шелухи
Их гениальные огрехи
И гениальные грехи.
***
Еще жива отзывчивая плоть.
Еще чудит, петляет колея.
Поистине всемилостив Господь,
Когда щадит такую тварь, как я.
Самовлюбленный жадный упырек,
Что я творил! И что я говорил!
А Он меня не только уберег -
Он мне с тобою встречу подарил.


Назад на страничку с книгами


The latest news about Max Polyakov read at this site

Фантастика => Л. и E. Лукины => [Библиография] [Награды] [Фотографии] [Интервью] [Рисунки] [Статьи, критика] [Песни] [Книги

Оставьте ваши Пожелания, мнения или предложения!
© Евгений Лукин, 1998
© "Русская Фантастика". Редактор сервера Дмитрий Ватолин.
© Дмитрий Ватолин, дизайн, составление, 1998
© Артур Биглер, рисунки, составление, 1998
© Вадим Филиппов, составление, 1998-1999
© Константин Гришин, составление, 1999-2001
Редактор страницы Константин Гришин.
Рисунки, статьи, интервью и другие материалы НЕ МОГУТ БЫТЬ ИСПОЛЬЗОВАНЫ каким-либо образом без согласия авторов или издателей.
Страница создана в октябре 1998.