Охранное видеонаблюдение.

Н. В. Кукольник - 8.9к Посмотреть портрет Н. В. Кукольника  - 65.8k

Нестор Васильевич Кукольник (1809-1868) - плодовитый драматург, поэт, беллетрист, чьи произведения пользовались шумным успехом в 1830-40-х годах.

Детство Кукольника прошло в Петербурге, хотя образование он получил в городе Нежине, куда семья Кукольников переехала в 1820-м году. В Нежине Кукольник поступает в 1824 году в местный лицей, незадолго до этого основанный его отцом. В этом же лицее одновременно с Кукольником учится Н. В. Гоголь. Очень рано проявляется незаурядный талант Кукольника - он удивляет лицейских учителей и сокурсников своими успехами в учебе, легко овладевая немецким, польским, французским, итальянским и другими языками, игрой на фортепиано и гитаре, сочиняя стихи, активно увлекаясь живописью и историей.

После окончания лицея Кукольник практически сразу начинает активно писать и публиковать пьесы: в 1833 выходит его первая пьеса - "Тортини", посвященная итальянской тематике, вслед за ней, в том же году, публикуется пьеса "Торквато Тассо", имеющая головокружительный успех у столичной публики. "Все наперерыв читали звучные стихи этого произведения..." - вспоминал В. А. Инсарский. Критики очень хвалили молодого поэта, отмечая его яркое драматургическое дарование - "Имя автора кажется не было знакомо читателям печатно ... И вдруг является он в толпе истертых литературных известностей ... с творением поэтическим, прекрасным по стилю, прекрасным по стихам ..." - писал Н. А. Полевой.

После успеха "Торквато Тассо" Кукольник становится в Петербурге почти что легендарной личностью, о нем говорят в аристократических салонах, на балах и при дворе. Публика отождествляла поэта с героем его пьесы - бедным, униженным гением, неожиданно и необъясненно обретающим великою славу. "Говорили, что он красавец собой, что многие женщины и девы заочно влюблялись в него и что он был героем самых романтических приключений" (из записок Инсарского).

Следующая пьеса Кукольника - "Рука всевышнего отечество спасла" (1834) - стала не только поворотной, но и решающей для всей его последующей писательской карьеры. Она, и последовавшие за её постановкой события, окончательно и не считаясь с желаниями поэта, на всю его оставшуюся жизнь определили его врагов и друзей. Эта патриотического характера пьеса, хотя и была довольно слабой во многих отношениях, вызвала огромное одобрение в народе и у властьимущих, и, в то же время, ярко выраженное недовольство аристократической публики и радикально-настроенной критики. Премьера пьесы была более чем успешна: "Аплодисментам не было конца, - вспоминал очевидец. - Много хлопал сам государь (Николай I присутствовал на премьере - А.У.). Автор выходил в директорскую ложу несколько раз, чтобы раскланяться публике, и всякий раз его встречали оглушительными криками "браво" и неистовыми аплодисментами. В райке простой народ, которому "Рука всевышнего" пришлась по душе, так орал и бесновался, что всякую минуту можно было ожидать, что оттуда кто-нибудь вывалится".

Реакция большей части литературных критиков на премьеру "Руки всевышнего", и не только критиков-радикалов, но и более умеренных, в том числе Н. Полевого, была резко отрицательной. Полевой писал в своей рецензии: "новая драма г-на Кукольника весьма печалит нас ... Как можно столь мало щадить себя, как можно столь мало думать о собственном своем достоинстве! От великого до смешного один шаг". К сожалению Полевой не учел того факта, что эта открыто патриотическая пьеса очень пришлась по душе императору Николаю II. Реакция правительства на статью Полевого была незамедлительной - "Московский телеграф" закрывают, а для Кукольника контакты с властью делаются уже неизбежными. В рядах аристократической оппозиции Кукольника считают "придворным поэтом", и он становится чужым в аристократических салонах. Кукольник очень переживал - ему, одержимому романтической идеей об объединении правительства и аристократии в едином стремлении к созданию просвещенного государства, это неожиданное изгнание из пушкинского писательского лагеря было очень нежелательно. Но и в околоправительственных кругах он оказался чужаком. В 1836 году А. В. Никитенко писал о своей беседе с Кукольником: "Он разочарован двором. Не знаю, искал ли он милостей, или просто хотел прикрыться его щитом. Как бы то ни было, а положение его незавидное. Каждое произведение свое он должен представлять на рассмотрение Бенкендорфа. С другой стороны, он своими глупыми патриотическими фарсами, особенно "Скопин-Шуйским", вооружил против себя людей свободомыслящих и лишился их доверия".

Это были очень трудные годы в жизни поэта. Кукольник не имел большого состояния, и вынужден был служить, зарабатывая себе на пропитание. В результате он оказался в двойственном положении: с одной стороны, он - "избранный судьбами" поэт, с другой - чиновник канцелярии Министерства финансов, а затем II-го отделения императорской канцелярии. Это тяжелое жизненное положение писателя отразилось и в его произведениях, герои которых - по преимуществу художники, противостоящие всем и вся.

Но, постепенно, Кукольнику удается преломить ход событий и вскоре удача вновь улыбается ему: во второй половине 30-х годов он становится главным сотрудником первого в России коммерческого многотиражного журнала "Библиотека для чтения", редактором которого был Сенковский. Прирожденный журналист, намного опередивший свое время, тонко чувствующий настроения читателя и умеющий использовать это на пользу журнала, Сенковский первым применил опыт литературного лоббирования, рекламируя в "Библиотеке" "своих" писателей и критикуя "чужих". Благодаря сотрудничеству в таком журнале, который читала вся Россия, и который по тиражу оставлял далеко позади издания конкурентов - литературных врагов Кукольника - Белинского и других - слава вновь возвращается к Кукольнику. Он активно печатается в "Библиотеке для чтения", без его пьес нельзя было представить себе тогдашний театральный репертуар. Литературные гонорары драматурга возросли до таких размеров, что с июня 1839 года он вовсе отказался от казенной службы (на которую вновь определился лишь в апреле 1843 года, в канцелярию военного министра). В конце 1830-х гг. (с 1836 по 1838 год) Кукольник пробует силы в издательской деятельности - издает "Художественную газету", в которой публикует собственные статьи о музыке, живописи, ваянии, архитектуре, театре, гравировальном и медальерном искусстве, резьбе по дереву и т. д.

Однако все эти жизненные успехи Кукольника не возвращают ему расположения литераторов пушкинского круга, напротив - они еще более отдаляют Кукольника от него. Особенно негативную роль съиграло сотрудничество автора в журнале Сенковского, чей коммерческий подход к журналистике резко осуждался как самим Пушкиным, так и литераторами его круга: Жуковским, Белинским, Вяземским, Плетневым и другими. Известно что Пушкин, вначале литературной карьеры Кукольника высказывавшийся о Кукольнике либо очень уклончиво, либо иронически, в последние годы жизни говорил о нем все более и более резко. "Интересно, как Пушкин судит о Кукольнике. Однажды у Плетнева зашла речь о последнем; я был тут же. Пушкин, по обыкновению грызя ногти или яблоко - не помню - сказал: "А что, ведь у Кукольника есть хорошие стихи? Говорят, что у него есть и мысли?" Это было сказано тоном двойного аристократа: аристократа природы и положения в свете". (Из дневника поэта А. В. Никитенко).

Кукольник, очень уважавший талант Пушкина, тяжело переживал подобное к себе отношение. Услышав о гибели Пушкина он пишет в своем дневнике: "Пушкин умер ... он был злейший мой враг: сколько обид, сколько незаслуженных оскорблений он мне нанес, и за что? Я никогда не подал ему ни малейшего повода. Я, напротив, избегал его, как избегал вообще аристократии; а он непрестанно меня преследовал. Я всегда почитал в нем высокое дарование, поэтический гений, хотя находил его ученость слишком поверхностною, аристократическою, но в сию минуту забываю все ..."

Постепенно Кукольник примиряется с фактом неприятия своей особы в кругу Пушкина и собирает "свой" круг - начиная с зимы 1837-1838 года он, со своим братом Платоном Кукольником, превращает свою петербургскую квартиру в место многолюдных собраний литераторов, журналистов, художников и актеров. Густая толпа гостей, посещавшая "среды" Кукольника, была пестрой и непостоянной по составу, но компанейский нрав хозяина, его талант рассказчика и стихотворца-импровизатора, постепенно способствуют появлению постоянных посетителей дома Кукольников. Вскоре здесь образуется небольшой литературный кружок, в котором тесные творческие контакты между представителями разных видов искусств впервые находят свое прямое выражение. Костяк кружка составили сам Кукольник, М. И. Глинка и К. П. Брюллов, и не спроста - эта тройка, в глазах современников символизировавшей союз трех искусств (живописи, музыки и поэзии), привлекала к себе внимание многих. Кукольник был музыкально образованный человек и понимал толк в живописи. Он печатно пропагандировал труды Брюллова и Глинки, участвовал в создании либретто обеих опер композитора (ему, в частности, принадлежит сцена Вани в "Иване Сусанине") и помогал ему в написании его произведений - в 1840 году Глинка написал цикл романсов "Прощание с Петербургом" на стихи Кукольника и даже написал музыку для его драмы "Князь Холмский".

В течении всего своего петербургского периода своей жизни (1832-1847), Кукольник много сочиняет - он создает массу пьес, а в начале 40-х годов постепенно отходит от лирики и начинает активно писать в прозе. Смена жанра удается - по словам Белинского в 1840-е годы "г. Кукольник один пишет в год больше, чем все литераторы наши, вместе взятые". За семилетие с 1840 по 1846 год Кукольник публикует семь больших романов и несколько десятков рассказов и повестей. Не оставляет он и редакторской деятельности - в 1841 году им редактируется журнал "Русский вестник", а в 1845-1846 годах - еженедельник "Иллюстрация".

С конца 1847 года по заданию военного министерства Кукольник около десятка лет проводит в разъездах по южным губерниям России (от Бессарабии до Кавказа) в качестве эксперта по снабжению армии продовольствием и фуражом. В эти годы у него практически не остается времени на занятия литературой, и поэтому за этот долгий период им были созданы только несколько рассказов и пьес. В 1851-1853 годах он выпускает десятитомное собрание своих сочинений.

После окончания Крымской войны Кукольник выходит в отставку в чине действительного статского советника и по причине расстроенного здоровья переселяется жить на юг - в Таганрог. От былой его писательской популярности к тому времени почти ничего не осталось, и в прессе 50-х годов имя Кукольника попадается редко. Здесь же, в Таганроге, 8 декабря 1868 года он умирает.

Все пьесы Кукольника делятся на два типа: пьесы с российской национально-исторической тематикой ("Рука всевышнего Отечество спасла", "Князь Михаил Васильевич Скопин-Шуйский", "Иван Рябов, рыбак архангелогородский" и др.); и пьесы, посвященные людям из мира искусства и имеющие итальянскую тематику - "Торквато Тассо", "Джакобо Саниазар", "Джулио Мости" и т.д. В первых, открыто патриотических, действие развивалось вокруг личности какого-либо монарха - как символа национального единства и народного благополучия, которому служат все положительные герои пьесы. Второй тип своих пьес - пьес о людях искусства - Кукольник именовал "драматическими фантазиями", подчеркивая романтическую направленность своей драматургии. В этих пьесах все вертится вокруг славы. Положительный герой этих пьес - человек, целиком ушедший в свое высокое призвание, но слабый и беспомощный в жизни, донимаемый завистниками, непризнанный, которому все же суждено прославиться, либо при дверях гроба, либо посмертно. К сожалению, не смотря на различность направлений, практически все пьесы Кукольника отличались малым разнообразием сюжетных линий. "Кто прочел одну драму г. Кукольника, - говорил Белинский, - тот знает все его драмы: так одинаковы их пружины и приемы".

Применение фантастических элементов было не редким явлением в произведениях Кукольника - особенно пьесы о людях искусства были полны чудес и необъясненных происшествий. Есть среди них и истинно фантастические произведения, в большинстве своем посвященные романтической тематике.

Автор заметки А. Усов


Фантастика->
Фантасты XIX века ->
[Книги] [Портреты] [Н. Карамзин] [А. Пушкин] [М. Лермонтов] [Н. Гоголь] [В. Одоевский] [А. Бестужев-Марлинский] [А. Вельтман] [М. Загоскин] [А. Толстой] [А. Погорельский] [Е. Баратынский] [Вс. Соловьев] [И. Киреевский] [Н. Полевой] [М. Погодин] [О. Сенковский] [Н. Кукольник] [К. Аксаков] [О. Сомов] [А. Апухтин] [В. Титов] [Е. Ростопчина] [М. Михайлов] [Н. Мельгунов] [Н. Павлов] [Е. Ган] [В. Олин] [Бернет]

Для размещения ваших комментариев можете воспользоваться Гостевой Книгой
© 1998, 1999 Идея, подготовка, верстка, дизайн Александр Усов
© 1998 Русская фантастика Дмитрий Ватолин
Cтатьи и другие материалы НЕ МОГУТ БЫТЬ ПЕРЕПЕЧАТАНЫ без согласия авторов или издателей